suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ЗЛЫЕ МАДЬЯРЫ ИВАНОВКИ




Латорицу я не переходил, это точно: от вокзала, если правильно помню, двинул налево, через канал попал на Берегiвську и по ней направился вниз, к выходу из города. Так что, Латорицы я не видел, да и знаменитого зáмка не приметил.

Поезд пришёл, когда уже стемнело. Автобусы если и ходили, то по каким-то неведомым мне расписаниям. К тому ж, я не знал, сколько мог стоить автобус, а по карте получалось, что пройти надо всего около тридцати километров. Я и пошёл. К тому же, никто не отменял автостопа. Ну, я так почему-то подумал, что никто его не отменял. А вышло по-другому.






Первый «жигулёнок» остановился довольно быстро: только-только показался щит с указанием километража до Нижнего Коропца. Водитель, высунувшись в пассажирское стекло, спросил:

- Тобі куди, хлопчик?
- В Beregszász, - ответил я.

Он решительно распахнул дверцу и показал на сиденье:

- Сідай!
- Спасибо, - ответил я. - Только у меня денег нету.
- Нема? - переспросил хозяин «жигулёнка», глядя на меня крайне недоверчиво.
- Нема.

Он вздохнул:

- Ну, якщо нема, то не сідай...

Я пожал плечами и двинулся дальше. Метров через десять догнавший меня «жигуль» опять остановился и водитель снова высунулся в окошко:

- Слухай, хлопче, а ти що, через Іванівку йти зібрався?
- Через какую Ивановку? - поинтересовался я.
- Як - через яку? Через ту, що за Гатью!
- Не знаю... А что такого? - спросил я.
- Ну що за дурні москалі бувають... - озадаченно пробормотал водитель сам себе.

А я снова спросил:

- А что там, в той Ивановке?
- В Іванівці? - он осмотрел меня с головы до ног. - Мадяри там дуже злі. Не пройдеш...
- Так если там злые мадьяры, может, подвезёте? - сказал я.

Он подумал и ещё раз оглядел меня сверху донизу:

- Без грошей?
- Без грошей, - кивнул я.

Он опять подумал и замотал головой:

 - Ні! Без грошей - не можна! Але як ти з тими мадярами через Іванівку пройдеш?.. Дуже мені цікаво... Бережи себе, хлопчик!







«Жигуль» уехал, а я пошёл дальше. Примерно через километр остановилась ещё одна легковушка и дядька, сидевший в ней, спросил через окошко:

- В Коропець?
- Не.
- Може, в Гать?
- Не.
- А куди?
- В Beregszász, - ответил я.
- Ось и я в Beregszász, - сказал дядька и широким жестом пригласил садиться.
- Денег нет, - улыбнулся я.

Он наклонил голову и недоверчиво спросил:

- Грошей нема, а підеш через Іванівку? Вночі?! З глузду з'їхав?
- Так а что там, в Ивановке? - пристал я.

Дядька лениво откинулся на сиденье и произнёс:

- Дуже злі мадяри в Іванівці! Може, й добре, що грошей в тебе нема... А може, й погано... Хіба хтось знає, кого мадяри першим вб'ють - у кого є гроші, чи в кого нема...

И уехал... Я вытащил из кармана карту. До Гати было ещё далеко. «Может, пока дойду, злые мадьяры уже уснут? - подумалось мне. - Не век же им меня караулить!»

Ещё четыре машины останавливались и стандартный диалог «денег нет – Ивановка – злые мадьяры – дурной москаль» заканчивался тем, что остановившиеся улетали вдаль и таяли в темноте, а я продолжал идти.

Когда за спиной послышался рёв ЗиЛа-157, я даже не обернулся, но «Захар» всё равно затормозил, а сержант, по туманным армейским правилам сидевший на пассажирском сиденье явно в качестве старшего машины, спросил:

- Зёма, ты нормальный – ночью через мадьяр по Ивановке идти? Залезай, подкинем!

Я забрался в кузов. Смена ракетчиков ехала из гарнизона на точку.

- Давай с нами, - сказали пацаны. - Мы без офицера, у нас переночуешь, потом дальше пойдёшь.
- А вы не через Ивановку?
- Не! Нам сворачивать на Чикош-Гаронду и потом – в лес.
- Мужики! - воодушевился я. - Ну, хоть вы мне объясните, что за беда такая с Ивановкой? Ни у кого ничего добиться не могу!







Бойцы переглянулись, потом один неохотно сказал:

- А что непонятного... Очень злые мадьяры в Ивановке. Тут и говорить нечего.
- А подробней? - попросил я.
- Так куда ж подробней?! - удивились бойцы. - Есть мадьяры. Они злые. И их – полная Ивановка. Вот и всё! У нас переночуй, целей будешь.

Предложение было правильное. Я в любом случае хотел быть «целей». Ну, может, не сильно целей, чем был, однако предпочитал остаться хотя бы на том же уровне. Вот только переночевать «на точке» не складывалось: в городе Beregszász мне нужно было оказаться до рассвета.

Бойцы высадили меня на повороте и «сто пятьдесят седьмой» урча покатился на Чикош-Гаронду, а я пошёл дальше, размышляя о том, во сколько у «злых мадьяр» Ивановки всё же принято укладываться спать или, хотя бы, отползать пить паленку.

Я шёл и думал: вот я, к примеру, сам мадьяр и живу в Ивановке... Кстати, а почему в Ивановке?! С какого это перепугу мне, мадьяру, и вообще – нам, мадьярам – положено жить в Ивановке? Вот с чего?!

Я даже начал злиться. Понятно, что называйся деревня как-нибудь поприличней... ну, хотя бы, Секешфехервар или Экёритофюльпёш, может, мадьяры б там и не были такими злыми. Может, вообще б добрыми были. А то – Ивановка!







...Когда остановился очередной «жигуль», я уже не вступал в разговор, а на предложение садиться сразу телеграфным образом отчеканил:

- Beregszász. Мадьяры злые. Денег нет.
- Які гроші?!! - нервно сказал водитель, продолжая держать дверь открытой. - Які, кажу, гроші?! Іванівка ж! Сідай!

Я сел, а он, вцепившись в руль обеими руками и вытянув шею к лобовому стеклу, сразу сорвался с места. Во мне бурлило чувство благодарности. Оно, это чувство, для меня довольно редкое. На ровном месте спровоцировать его во мне практически невозможно. Ну, разве что, сильно запугать. В общем, сам толком не понимаю, откуда это чувство в тот раз на меня свалилось, но после «злых мадьяр» мне захотелось сказать водителю что-то приятное.

- Хорошая у вас машина, - сказал я, стараясь выпутать ногу из проржавевшей в полу дырки. - Главное дело, почти новая, я смотрю...
- Мовчи, - сквозь зубы отрывисто буркнул водитель. -  Потім, усе потім...
- Ну потом, так потом, - согласился я.

Из-за поворота в свете фар выплыл знак «Ивановка». И тут драйвер, вместо того, чтоб сбросить скорость до шестидесяти, резко, до упора, нажал педаль газа.

- Населённый же пункт... - неуверенно напомнил я.
- Населений? - просипел водитель. - Ти що! Там нікого немає! Там тiльки злi мадяри!

...«Жигулёнок», трясясь как в лихоманке, летел через Ивановку. Скорость была большой, но кое-что я всё же рассмотрел. По обеим сторонам дороги, за плетнями, стояли совсем не венгерские, а обычные расписные украинские «хатынки», над плетнями нависали вишни, торчали тополя. Кое-где горели костры и возле них сидели люди.

Но главным было не это. Главным было то, что возле каждой или почти возле каждой хаты, сложив на груди могучие руки, стояли мрачные мужчины, одинаково одетые в расшитые меховые безрукавки. Исподлобья сверкали глаза, ветер шевелил перья на шляпах, свисали вниз длинные усы. Поворотом головы они провожали машину взглядами, будто передавая нас от одного к другому. Они стояли неподвижные как пни и страшные как боевые запорожцы. Если я правильно представляю, как выглядит боевой запорожец.







Они стояли молча - Миклоши, Шандоры и разные там Ференци с Дьердями. Под чёрным тополем с топорами (как мне почудилось) притулились два каких-то Гьёрджи. Хотя, может, и Джерджели – откуда мне знать?! А когда мы уже на выезде проскакивали перечеркнутый знак «Ивановка», откуда-то метнулся через дорогу ещё и Гжэгош.

Машина снова выскочила на трассу и метров через сто водитель, сбросив скорость, вытер лоб, сказав:

- О то ж... А ти кажеш – грошi!..

И, посмотрев на меня, вдруг спросил:

- А що? В тебе насправді грошей немає?..

Я не ответил, лихорадочно соображая, откуда в последний момент нарисовался Гжэгош, который перебежал дорогу. «С чего Гжэгош?! Почему Гжэгош?! Откуда там взяться Гжэгошу, если все Гжэгоши –  поляки, а не мадьяры!»

В конце концов я решил, что это был никакой не Гжэгош, а, скажем, Габор и быстро успокоился...




***


...Барышня очень удивилась, когда я позвонил в дверь около четырёх часов утра. Её мама быстро меня накормила, а потом развела нас по разным комнатам, чтоб я не посягал на честь. А мы не стали сообщать, что вопрос с посягательствами давно решён к обоюдному удовольствию. Тем более, после Ивановки, меня вообще ничего, кроме сна и стакана водки, не интересовало.

Утром мы отправились в город гулять и знакомиться с Танькиными друзьями и одноклассниками. Народ на улицах говорил по-русски, по-украински, местами – по-гуцульски и, разумеется, по-венгерски.







- Узнай у своих про злых мадьяр, - попросил я Татьяну.

Мы пили кофе втроём: я, она и её подружка Оля. Про Олю мне объяснили, что её отец – гуцул-адвокат, а мама – полувенгерка-получешка. При таких раскладах выяснить, кто по национальности сама Оля, вообще не представлялось возможном. Но по-венгерски она говорила не хуже, чем по-гуцульски, а по-украински не хуже, чем по-русски.

- Ты про Ивановку? - догадалась дочь гуцула-адвоката и мамы-полувенгерки.

Я кивнул. Она повернулась к улице и с пол-минуты кого-то высматривала. Потом крикнула: «Иштван!» и замахала рукой. К ограде кафе подъехал мотоцикл.

- Иштван! - сказала Оля. - У тебя в Ивановке есть кто-нибудь?
- Только дядя Лазло, - ответил мотоциклист.
- А ты можешь объяснить человеку (она кивнула в мою сторону), кто живёт в той Ивановке?

Иштван посмотрел на меня, на Олю, на Таньку и покраснел.

- Там очень злые мадьяры, - тихо сказал он с лёгким венгерским акцентом. - Очень. Почти как дядя Лазло и даже хуже...




***


...Не так много в моей жизни загадок, которые так и остались неразгаданными. И мне жаль, что я никогда ничего больше не узнаю о жителях Ивановки. К тому же, и называется она теперь по-другому – Яноши. А с такими радикальными переименованиями, знаете ли, совсем не исключено, что некоторые мадьяры в Яношах могли за последние годы и подобреть. А, может, даже все подобрели.

Кроме дяди Лазло, конечно...





P.S. Я, к сожалению, совершенно не владею письменным украинским. Я и говорю-то с трудом и с безумными ошибками, особенно в том, что касается ударений. Передать диалоги мне помог Саша Онищенко (awo_onyshchenko), за что ему громадное спасибо. Конечно, это мог сделать и Тарас Гейченко, или Женька с Юлькой, или Михайлина - да мало ли кто изо всех моих друзей, хорошо владеющих нормированной украинской речью. Но мне хватило и Сашки.







(восхищённо): От же ж!..

Як воно й було...

Глянул по карте. Это Яноши, получается.

Так я про это и написал в конце

Придется ехать, пить палинку, заниматься этнографией... ))


Поосторожнее там...

В 2007 ездил я в Берегово со сторони Мукачево ни про каких злых мадяр уже не слышал.)

Ну, я рассказываю о временах СССР

и где там мадьяры?

а рассказ прекрасен

Вспомнилась моя чудесная свекровь. Которая говорила, что "сама боится бандеров". Если учесть, что родилась и полжизни прожила в селе Журавники — что в Гороховском районе Волынской области, так и не знаешь, как реагировать. А рассказ замечательный.

Ну не знаю, Фил. Возле венгерской границы действительно села уже не очень украинские. Я вот проезжал там не раз (ну не через Яноши, а может и через них, но возле венгерской границы через села), насколько там злые мадьяры -- не знаю, а дома и села у них действительно другие.

Тарас! Шо увидел, то и запомнил

надобно же людям во что-нибудь верить

О то ж я и поверил на всю свою дурну москальску голову!

Пытаюсь понять, какие имена преобразовались в Джерджели ))))

Я на тот момент понимать и не собирался ))) Не до того было

Сказка на ночь. Для взрослых! ;)

Как-то мне жизнь сказки for adults иначе подсовывала...

Не верю в злых мадьяр, это какие-то цыгане наверно. Сколько видела мадьяр, все были смешливые и легкомысленные. Самый хороший народ для общения. Я бы пошла проверила, а то потом гадай, что это за порода мадьяр такая

Ну, а я их пролетел примерно на скорости в 100км/ч...

Хороший рассказ!
Мы однажды ехали через цыганские сёла в Венгрии - останавливаться совсем не хотелось :)
А вот мадьяры. то бишь венгры, совсем не злые :) Я здесь уже 29 лет живу - и ничего, не съели :)

Mila! Ну я ж там не жил! Мне токо б пробраться было!

Філ, дорогесенький! Дякую за чудову, фактурну розповідь!
А нам у дитинстві забороняли у циганське селище лазити. Лякали тим, що вони дітей крадуть, а ще можуть заворожити. А ми придурялися, що слухаємось:))

Дякую, Ксеню! Тiльки я не зрозумив: о це усе у Ташкенти було?)))

А, блин! Прости! Бес попутал! Нас, кстати, цыганами так же в детстве пугали: счастливое время - ни маньяков, ни педофилов, одни цыгане да ведьмаки

Edited at 2017-02-07 08:34 pm (UTC)

Фил, прекрасно! ))

?

Log in

No account? Create an account