suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ПРИВЕТ, КАПИТАН!




Сначала она падала. В два года умудрилась взять в руку бутылку и почапать с ней по кривым камням садовой дорожки. Естественно, упала. На разбившуюся бутылку. Глазом. Как остался цел глаз — непонятно. Как от ужаса не помер на месте я — это вообще отдельная история.





Она падала отовсюду и всегда из самого негуманного положения. Например, на какой-то анти-человеческой детской площадке она выбрала лесенку, повисла на ней головой вниз и хлопнулась на гравий с высоты в полтора метра. Прямо лицом. Не знаю, как не отломала себе голову. Пришла зарёванная, а мы, пока ждали врачей, выковыривали у неё из дёсен тот самый, плотно инкрустированный в неё гравий. Сама же камнеежка, опасаясь того, что её больше никуда не пустят, объясняла ситуацию, плюясь камушками, как Демосфен.

Она везде ходила, задрав голову к небу. Её интересовали птицы, солнце, облака и высовывающийся из-за облаков Бог. Под ноги она не смотрела, поэтому земной мир всегда изучала уже после падения. В этом смысле у меня был не ребёнок, а какой-то сплошной кошмар. И знаете, что я сделал? - я купил ей ролики, встав на которые, она вдруг перестала падать.

Рано научившись читать, она запоминала все незнакомые слова, но произносила их как узбек, который не в курсе того, где именно надо ставить ударения. Впрочем, я полагаю, узбеки говорили лучше, чем она. Я видел «Войну и Мир» для узбекских школ: там весь Толстой уместился на семнадцати страницах и над каждым словом было обозначено ударение. То есть, узбеку по-любому легче. Хотя, возможно, я что-то путаю и это были туркменские «Война и Мир».







У неё всегда было дикое соперничество и драки со старшей сестрой. Но когда старшая в свои десять лет отказалась идти гулять с собакой, а я напомнил, что собаку купили именно по просьбе старшей, младшая тут же выступила с пламенной, пусть и достаточно картавой речью, бойко сказав: «Перестань немедленно! Она хотела собаку в семь лет. Что может соображать в семь лет маленький ребёнок?!» Самой ей на ту пору было всего шесть.

Учиться она любила. Это я знал. Но когда позвонила из МГУ и сообщила, что получила красный диплом, первое, о чём я подумал - «как бы она не упала с ним в лужу».

В детстве ей всегда становилось плохо в транспорте. В любом. Она с этим боролась, исповедуя сомнительный теорию о том, что «жизнь есть борьба». Меня такой большевистский подход слегка расстраивал. Я малодушно считал, что «жизнь есть наслаждение». Пять лет назад она впервые оказалась на парусной яхте и выяснила, что «морская болезнь» круче всех тех неприятностей, которые с нею случались раньше. Я думал, что на этом всё и кончится, но ошибся.

Жизнь есть борьба и года три она боролась с морской болезнью, а в прошлом году, всё переборов, сама привела яхту из Котора на причал к Грисполису. Я только подсказывал глубины. Небольшое достижение, но всё-таки.







Я не умею воспитывать детей, поэтому никого никогда не воспитывал. Соответственно, многое пропустил и её откровения про то, что «текилу я разлюбила ещё к десятому классу» или «блин, у Глеба такая классная яхта, но вот трава у него совсем никуда» ставили меня в некий информационный родительский тупик. Я боялся услышать, что как Бен Ган она повадилась ходить на кладбище играть в орлянку.

- Ты приедешь ко мне на экзамен? - спросила она.
- А надо?
- Очень! Я боюсь. Я ж блондинка: я что-нибудь перепутаю и обязательно где-то накосячу на швартовке.

Я сказал, что не приеду, что не фиг меня пугать, что пора самой отвечать за принятые решения. И ещё какой-то херни наговорил. А сам тайком от неё купил билет. Меня никогда особо не интересовало, что творится у моих детей с учёбой в гимназии или универе. На вопрос, почему они поступили именно в МГУ, я обычно отвечал, что ближе к дому никакого другого вуза не было. Но тут я почему-то заволновался и полетел к ней в Монтенегро.







...Она швартовалась четыре раза: на отжимном и навальном ветрах подходила кормой, вставала лагом. Потом ушла в море на проверку работы с гротом и стакселем, на постановку и подъём якоря, на «man over board», выполнявшийся под парусами. А уже потом сдавала теорию: правила, огни, знаки, радиосвязь... Весь экзамен от начала до конца занял около восьми часов. Я не знаю, кто больше нервничал всё это время — она или я.



***


Теперь Дашка — IYT Bareboat Skipper. Для меня она всегда была «Дарик», «тютька», «мелкий», «Дарьюшка». Это никуда не исчезло. Я так к ней и отношусь. Она же мой ребёнок! Но вот уже третий день, целуя её по утрам, я говорю ей: «Привет, капитан!»







да, у такого папы и дети невероятно круты...

Нормальные малыши, чо))

ура? УРА!!! поздравляю обоих.

Я от вас балдею, от обоих. Какой-то другой мир, красочный, яркий, свободный.

Дети не перестают удивлять и (часто) это класс!

Так мы их для этого и делаем: чисто из интереса))

классно, трогательно!
поздравляю, Фил!

Крутотень! Поздравляю.

Спасибо, принял!

Смена подросла)))

Да и сам пока ничего))

здОрово!

поздравления Капитану и вам!

Капитану New - прежде всего

Круто! Поздравляю! Молодец какая! Удачи во всем, счастья, добра и всего-всего самого хорошего!
Лапочка дочка :))

Практически - лампочка, Dalya

так и хочется сказать,,,,какая хорошая,заверните мне две пожалуйста

Дим, у меня и так их всего две, тебе точно не достанется))

Поздравляю и папу и дочь, достигшую очередной вершины!
Классно записано, спасибо!

Написал, как было

Здорово! Поздравляю


Афигеть, какая девочка!

Нормалды айгюль!

?

Log in

No account? Create an account