suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

НЕ ПЛАЧЬ ПО МНЕ, АРГЕНТИНА




...Сумасшедшие люди с сэлфи-палками, заполонившие Венецию во время фестиваля, напоминали всемирный слёт брейгелевских слепых: без палки никуда. У некоторых они сами по себе вылезали из рукавов и туда же втягивались, заменяя руки.

Ходить по всяким calle и piazetta'м было опасно: имелся вариант каждую минуту выхватить палкой прямо в глаз и потом сморгнуть в канал смартфон. Деться от этого было некуда.

И тем не менее, к палкам я стал относиться с почтением. Они вернули меня в замечательную эпоху, когда к тоскливому чаю прилагался просмотр карточек «Я и Колизей», «Мы с Васькой на Статуе Свободы» или «Это наш клуб и я за деревом».









Люди хотят сопричастности. В итоге силой воображения убираешь Ваську со Статуи и сразу видишь семнадцатый причал. Васька не помеха. В конце концов, Васька даже нужен, как спичечный коробок, внедрённый в фотографию для масштаба и оценки длины Причала.

Сейчас вообще-то другое время. Не будем про Энди Уорхола. Этому гуцулу ещё при жизни надо было морду набить, всё равно, ничего, кроме консервных банок, он через свой проектор рисовать не научился. А ситуацию в искусстве испортил, подонок, сильно.

Я даже не буду про девушку Пикассо. После «Мужчины на кубе» там и сказать-то нечего, да и смотреть не на что. И вообще, казалось, создать что-то невиданное после Гогена с Глазуновым — всё равно, что сказать своё слово в музыке после Стаса Михайлова. Нереально.

Но вот появляется какой-нибудь Зорикто Доржиев, чёрт бы его, по-хорошему, по-буддийски подрал. Откуда он в той богохранимой Бурятии взялся? Из Шамбалы ж в последнее время только танкисты для ДНР берутся, а вот поди ж ты!







Понятное дело, что судить о вечном надо не с моими хуторскими представлениями об искусстве, взращенными, в основном, на портретах первого секретаря райкома, а в новое время - ещё и на разноцветных щитах вроде «Продаётся колхоз. Недорого. Спросить Тимофея».

В детстве меня учили рисовать. Я уже рассказывал, что никаких других талантов у меня не обнаружилось. Во всяком случае, мама всякий раз, когда меня торкало чему-нибудь выучиться, говорила, что там, куда я рвусь, я обязательно займу место какого-нибудь талантливого ребёнка.

В музыке, в результате бесед с мамой, я таким образом покорно уступил дорогу Плетнёву, Мацуеву, Ойстраху, Гергиеву, ансамблю «Мзиури» и Баху с Моцартом. Как дурак стоял я на обочине славы, а они громыхали мимо меня своими виолончелями, волторнами и беккеровскими роялями.

Я, помнится, упоминал, что даже в кружок «Юный Друг Пограничника» мама меня не пустила. Там продвинутые дети под руководством тонко организованных прапорщиков занимались с очень неординарными собаками. Так что, я нечаянно мог перейти дорогу какому-нибудь одарённому кобелю. Я не обижался. У меня было суровое воспитание, а у мамы очень нервная система.


Поэтому рисовать меня отправила бабушка, которая, после того как я одной спичкой чуть не спалил всю деревню, считала, что я талантлив во всём.






Ну, до обнажённой натуры я не дошёл. Помнится, рисовали мы бюст инструктора райкома по сельскому хозяйству. Точнее, это был какой-то забытый римлянин времён упадка империи.

Он имел спитое лицо с явными признаками вырождения и уже тем был неотличим от инструктора райкома. К тому же, голову его украшала какая-то ботва, что имело непосредственное отношение к сельскому хозяйству.

Лично у меня в итоге получился футбольный мяч с развесистыми ушами. Я тогда не понял, что одной ногой уже твёрдо встал на торную дорогу пост-модернизма. Поэтому решил, что в словах мамы есть какая-то правда и бросил рисование.

Тут мне подарили фотоаппарат Смена-8. Он меня заинтересовал, как механизм, поэтому я его разобрал, после чего лет двадцать вообще никаких талантов не проявлял.

А за это время, оказывается, искусство шагнуло далеко вперед и у меня появились знакомые фотографы. Некоторые нормальные. Ходят с сэлфи-палками. Другие еще нормальнее: снимают то, что видят.

Есть на всю голову долбанутые, вроде Валеры Василевского, которого ни с парусника на берег годами не ссадить, ни от пингвинов не оторвать.







Про этих я хоть что-то понимаю. Но есть тайная секта блуждающих снимателей, про которых мне не понятно вообще ничего. Они активно перемещаются по миру и всюду снимают одно и то же: не то задний двор макаронной фабрики города Вышний Волочёк, не то снесённый направленным взрывом Дом Пионеров в Кинешме. Что у них в головах, я не понимаю.

Пока эта бригада ездила по каким-то помойкам, которые называются Япония, Испания или Франция, я особо на них внимания не обращал. Но тут их понесло в Аргентину.

А надобно упомянуть, что жизнь у меня не задалась. Я ни разу не отдыхал в Анталии или в Хургаде. Но в Аргентине был семь раз. И Буэнос-Айрес я люблю. И именно я сдуру сдал этим людям контакты в Айресе еще год назад, за что меня теперь ненавидит тамошняя девочка Таня.

Вообще, Таня — турагент. Она так деньги зарабатывает. У неё одна контора в Москве, а вторая в Аргентине.

Весь год Таня готовила им программу поездки. Они выбрали из себя самого контактного. Зовут редким армянским именем Сепух-олух. Тот подошёл к делу ответственно и написал Тане 100 писем. Ненормальная Таня, не поняв, с кем она связалась, написала Сепух-олуху 100 ответов. С вариациями размещения, экскурсиями, ресторанами, трансферами, лодками и т. д.

Олух-джан удивился и написал еще сто писем, но уже с другими запросами. Таня написала ему следующие 100 ответов. Когда писем набралось 250 штук, они прилетели в аэропорт Пистарини. Иначе переписка была бы бесконечной.







Глупая Таня предлагала Микросэнтро и Пуэрто-Мадеро, Сан-Тельмо и Эль Тигре, Вижжья Трентуно и Сан-Исидро. Сепуху не нравилось ничего. Отели были погаными, рестораны отвратительными, вино противным, еда дорогой, а экипажи лодок не заслуживали никаких чаевых.

Не знаю, как у них в Ереване, а в Айресе организовать хоть что-то на толпу из 15 человек — целое дело, я это точно знаю. Таня организовывала. Сепух-олух звонил ей ночью и спрашивал:

- А во сколько у нас завтра трансфер?
- У вас его нет, - говорила сонная Таня, - потому что вы сказали, что всё сделаете сами.
- Нужен трансфер, - нервно сообщал Сепух и обиженно бросал трубку.

Про то, о чём и с кем он договаривался, Сепух-олух никогда не помнил. А Таня вставала и начинала искать трансфер.

- Господин Сепух-олух, я же все написала в своём последнем письме, - говорила она утром.

- А что, предыдущие письма не считаются? - спрашивал Сепух с надменностью потомка Месропа Маштоца, который, как известно, подарил армянам алфавит.

И Таня снова лезла в ворох из 250 писем с вопросами и 250 писем с ответами.

В итоге, учитывая стоимость её метаний по городу, переговоров, консультаций и того, что ей в конце концов заплатили, агент Таня вышла в ноль, посылая проклятия с мутных берегов Ла-Платы на светлые берега Севана.







Но тут вся эта команда начала активно снимать Айрес. Сепух-олуху понравилась раковина.

Видимо, в Армении нет сети Леруа Мерлен, иначе не понять, чем именно раковина его так поразила. А чтоб никто не сомневался, где именно свершился акт современного творчества, он пояснил, что раковину снимал в Буэнос-Айресе (Республика Аргентина).

К Сепуху подоспели остальные фотогении и шикарно сняли стену. То ли в Урлингаме, то ли на Хенераль-Сан-Мартин, я пока точно не определил.







Но я перестал за ними следить после того, как в городе, которым восхищались Кортасар и Борхес, Угарте и Пиаццола, городе, который признан архитектурной жемчужиной Латинской Америки, московская делегация не нашла ничего более интересного, чем вот этот замечательный вид.






Вместо этого я подошёл с айфоном к окну офиса и нажал на кнопку. Серёга Козлов, живой классик изобразительного искусства, был моим оценщиком.

- Вот! - сказал я. - Как думаешь, нормально?

- А название какое? - спросил Серёга. - Без названия нельзя.

- Ну какое название! «Задний двор», какое ещё?!

- Ничего ты не понимаешь в фотографии, - с досадой сказал Серёга. - Назови это, допустим, «Могила Великого Инки в Куско». Никто ж не знает, где ты на кнопки давишь.







Я пошёл к другому окну и нажал кнопку еще и там.

- А это?

- Тебе обязательно, чтоб Латинская Америка? - поинтересовался Серёга.

- Желательно.

- Ну, тогда, «Эрнандо Кортес высаживается в Тулуме». Пойдёт? Лучше б было бы «Ожидая груз на рейде Фучжоу возле пагоды», но оно уже занято. Поэтому - Кортес и Тулум.







Я вспомнил китайцев с сэлфи-палками в Венеции и они мне показались родными. Они снимали город и карнавал в этом городе. И не говорили, будто у них поездка, где учат серьёзно и вдумчиво фотографировать. Не рассуждали о цвете, о тонкостях обработки и о цветовой температуре.

Мне вдруг стало жалко Буэнос-Айрес. Да и Таню жалко. Теперь я перед ней виноват, хотя мы даже не знакомы.

- Ничего страшного, - сказала она. - Если б не Сепух-олух с его хамством и жадностью, то всё нормально. Остальные оказались хорошими людьми. Вот только то, что они снимают...


В Айресе живут непростые люди. Сам-то я вообще ничего в фотографии не понимаю. Но тут проходит один из крупнейших рекламных фестивалей мира — FIAP и фотографов, которые на нём выставляют свои работы — сотни. Там есть на что посмотреть. А ещё на площади у отеля Mariott проходят открытые выставки современного фото. Так что, народ приученный, не то, что я.

Таня вчера выпила в Бельграно, и решила, что в современное российское искусство она, в отличие от Олух-джана и его присных, не въезжает. И вряд ли когда въедет.

Наверное, кто-то из участников тура вернётся и ему организуют всё, что он захочет, не включая в маршрут помойки. Вот только про ереванского Олуха Таня сказала: «Очень надеюсь, что Айрес ему не понравился и больше он у нас не появится. А раковину может забрать. Тут ещё есть».




P.S. Если кто не видел - тут Аргентина, которую я люблю https://vimeo.com/88481324







Спасибо. Глубокий зачОт. Очень.

Здорово, как всегда. Спасибо.
И особое спасибо за такого классного Доржиева. Никогда раньше о нем не слышал.

На самом деле, волшебный художник. Мне так кажется

Злой ты Фил.))
Если уж по совести, то фото-шедевры из этой поездки я уже видела.
Они может и не про Буэнос, но хороши.

Кстати, твоя «Могила Великого Инки в Куско», тоже вполне.
А ведь вдохновился только от залетевшего издалека запаха Буэноса.
Вишь, что живительный аромат искусства с людьми делает.


В Италии тоже заметила это новшество.
Все нелегалы там теперь вместо поддельных очков и ворованных часов, торгуют палками для селфи.

И вообще, я аж 14 занятий по рисованию посетила. Могу теперь смело рассуждать на тему искусства.
У меня есть несколько рисованных бутылок, один приличный пейзаж , портреты четы Зейгарников, и даже тело ню в разных ракурсах .
Могу тебя нарисовать. Хочешь?
Я конечно не совсем Пикассо , и даже не Глазунов.
Но реально, лучше чем сеятель О. Бендера.




Edited at 2015-03-04 03:23 pm (UTC)

Не про Буэнос. Про раковины и помойки, которые можно снять чем хочешь откуда угодно.

Edited at 2015-03-04 03:27 pm (UTC)

Как я понимаю Машу!
Хоть я с ней совсем не знакома. ;))

А больше ничего и не скажешь

классная раковина! чистейшая медицинская сталь, качественная полировка, совершенные линии скругленных углов
жаль только, что света от нее маловато. я люблю, чтобы света много было:-)

вот Аргентина, которую я люблю

Замечательная Аргентина :)

Re: вот Аргентина, которую я люблю

Какая есть

Каков человек - такова и Аргентина. :-)) Спасибо!

Каков Кортасар, таков и Борхес

Замечательная у тебя Аргентина, Фил. Спасибо за то, что показал. И первая работа. И первая работа Дорджиева с девочками чудесная!

Обрати на него внимание, Ир: он вставляет и влечёт

Хрень какая-то.

Эх, не был я пока не только в Аргентине, а вообще в южной Америке.
А написано как всегда отлично, спасибо, Фил!

Ищи лодку курсом хотя бы на Бразилию

тебя станвится трудно читать..смена кадров идет быстрее , чем позволяет оптика восприятия...пьешь?

Кто ж не пьёт-то?!

Десять лет прошло, у меня от Лувра остались яркие впечатления, но (к сожалению), одно из них не о коллекции шедевров, а о коллективном селфи японских туристов на фоне Моны Лизы. И пофиг, что картина за стеклом и ограждением, что в толпе у кого видно лишь макушку или ухо- главное сопричастность?).
Таню-турагента жалко.

Дак а я об чём!

Я что-то пропустил? Когда это наш общий знакомый успел стать армянином? Или это не про него?

Да не он, Дим, есть у них там свой Давид Сасунский, которому наш общий знакомый поручил всю организацию поездки

?

Log in

No account? Create an account