?

Log in

No account? Create an account

suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

СТИХИ




Никогда не любил стихов. Терпеть не мог. Вечно приходилось их запоминать. Ходишь, бубнишь чего-нибудь, что «к пятнице наизусть» и думаешь: «Во тоска!»

Феты проклятые,  «наше всё» кучерявое это, Иван Сергеич с идиотским «во дни сомнений, во дни тягостных раздумий...», которое вообще ни запомнить, ни прилепить потом ни к чему.

Стихи ж, они для чего? Правильно! - три варианта: 1. чтоб петь; 2. чтоб, если на неё водка плохо действует; и 3. чтоб образование изобразить.

А больше ни для чего вообще.










Так что, я никогда не переживал, что «не увижу знаменитой Федры». Решил, что обойдусь без всяких театров многоярусных. И как-то жил, между прочим. Из школы выскочил, перекрестился, успел подумать: «Ну, слава те, господи! Из стихов теперь только то, что сам напишу!»

С прозой всегда легче выходило. Она лучше торкает, особенно если доходчивая. И даже не надо чего-то там подчеркивать, запоминать, говорить, что вот это, мол, самое сильное место в книжке и т. д.

Если место и правда сильное, то само как-нибудь выскочит, даже ссылаться на него не обязательно. Помню, Шкалика посадили на малолетку, он нам с Валеркой с зоны через месяц письмо написал. Хорошее такое:

«Пацаны! Сюда лучше не попадать. Я только сейчас понял, когда сам влетел. Ведите там себя нормально. Если что тырить — главное, чтоб на стрёме плотно стояли. Если морду кому бить — алиби надо. По другому никак. Я тут книжки читать стал. Есть хорошие. Вот почитайте, что я тут у одного мудака нашёл: «жизнь даётся человеку только раз и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно...»

Ну, и дальше всю цитату по тексту оригинала.


Мы с Валеркой очень удивились. До этого-то Шкалик говорил, что книги все бы хорошо б спалить. Чисто Гитлер! А тут проняло человека. И не стихи ведь. Из стихов-то Шкалик дальше, чем «на скамье подсудимой была дочь прокурора и какой-то жиган» никогда не совался.






Мне самому поначалу-то стихи писали всякие пылкие дамы. Одна пылкая дама написала, когда мы с ней после шестого класса были в пионерском лагере. Она потом уехала к себе в Корсаков, а я — в Южно-Сахалинск. Получаю письмо, а там - японская жвачка и стихи. Хорошие стихи, я считаю:

Что пожелать тебе, не знаю,
Ты только начинаешь жить,
От всей души тебе желаю
С хорошей девочкой дружить.


Смело, да? И свежо, я так думаю. Жвачку я сожрал, потом прилепил за ухо, потом опять сожрал, потом друзьям подарил, а в стихах исправил красной ручкой восемь ошибок и отправил письмо обратно в Корсаков.

Кому-то из пацанов неожиданно мысль пришла: «А уж не себя ли она, дура, имела в виду?!»







Другие пылкие дамы, когда я им это рассказывал, обзывали меня негодяем и сволочью, но приставать не переставали. Отсюда я сделал вывод, что стихи вообще не нужны, если на нас, сволочей, спрос и так не падает. Ну, а зачем они, правда? Маму по радио поздравить?

Пусть все оттенки радости
Подарит День Рождения
И будет долго праздничным
Прекрасное настроение!


Так-то, по уму, хороший стих написать — это целое дело! Я по себе знаю. В 2006 году у нас получилось. Надо было на Фабрике Мебели 8 Марта открытку сделать. К этому самому 8 марта. Мы неделю мучились, пока правильный текст не сочинили.







С тех пор работаем только в прозе. Да и то тяготеем к малым формам.



***


В универе тоже не просто было. Лингвистика она, конечно,  лингвистикой, а историю мировой литературы целых пять лет корячили. Со всеми этими ямбами, хореями, дактилями и амфибрахиями. Не говоря за гекзаметр, с которого я греческую литературу возненавидел.

Да и в Риме не лучше было. Почитайте в оригинале Марциалов этих с Квинтами Горациями Флакками: все ударения смещены, долготы перепутаны, слово на слух не узнать!

В общем, плохо у меня со стихами. Сам, как видно из приведенного выше примера про котов, сочиняю шикарно, а чужие ненавижу.







Если, конечно, песня хорошая, тогда очень послушать люблю:

В одном городе жила парочка:
Муж шофёр, а жена счетовод,
И была у них дочка Аллочка,
И пошел ей двенадцатый год..

Началась война сорок первого,
Муж ушёл на войну воевать,
И сказал жене: «Береги, жена,
Дочку Аллочку, всё ж ты ей мать!»


Очень жизненная история! У нас от хутора до района после войны паровоз три вагона таскал, там это всегда пели. Кто хлеба даст, кто стакан нальёт, кто сала отрежет, кто грибов в кепку насыплет.

Здравствуй, папочка, - пишет Аллочка
И еще я забыла сказать,
Что велела мне наша мамочка
Дядю Петю отцом называть...

Как узнала мать о предательстве
Завела свою дочку в сарай
И вонзила нож в сердце Аллочки
И успела та крикнуть лишь «Ай!»...

А вы, женщины, все неверные,
Муж на фронте, а вы здесь - гулять!
Война кончится, муж придет домой,
Что ты будешь ему отвечать?


Хорошая песня, за душу берёт. Особенно «Ай!». У меня ж душа большая, как у коровы. Где не бери, всегда поймаешь.

Здравствуй, Аллочка, - пишет папочка,
Я калека без рук и без ног
Приезжай ко мне, дочка Аллочка,
Мы с тобою теперь заживем
...


Сейчас такие песни редко где встретишь, а вот на хуторе под гармошку я их много наслушался. И никакой МГУ меня не перевоспитал. Ну, а как!

Я бил его в белые груди,
Срывая с него ордена,
Ах, люди, вы, русские люди!
Родная моя сторона!


Тут прямо выть от счастья хочется, кто понимает!







Слава богу, музыкальная культура у нас была на высоте. Одни «Курские Слепые» чего стоили! Это ансамбль такой подпольный. Там и музыка прям настоящая и слова проникновенные всегда были:

Мы пошли гулять в лесок,
Я сорвала там листок,
Приколола к голове,
Чтоб понравиться тебе.

Ты со мной в лесу гулял,
Обнимал и целовал,
А потом упали мы
В объятья нежные любви.

Всё проходит стороной,
Ходишь в лес теперь с другой,
Видно, было так в судьбе,
Не понравилась тебе.







У курских слепых всегда доходчиво получалось. И про секс романтический тоже. Это мы, правда, всегда под самый конец пели:

Белая-несмелая
Ты из снега вся.
Только шепчешь ласково:
«Обними меня».

А наутро солнца луч
Озарит окно.
Лишь на белой простыни
Алое пятно.


А?! Я пацанам тогда предложил: «Давайте, - говорю, - это у нас типа белый танец будет?» Офигеть, как попали удачно! Со всего района невесты съезжались. Главное, текст как бы завуалированный такой получается: вроде и про секс, а вроде и про любовь (на хуторе это очень жёстко разделялось, не дай бог, между прочим!)







И, к слову, военно-патриотическая тематика была. Чистый рок:

По чужой земле я вновь бегу
Гермошлём закрывши на ходу
Мой «Фантом» как пуля быстрый
В небе голубом и чистом.
Но вижу — Миг-15 на хвосту...


Или, когда водительские права в школе получали, все ж пели:

Московский тракт проложен до Херсона
И как-то раз по этому пути
Машина «ЗиС», груженая бензином
Пыталася «стотридцатого» обойти...







Там, правда, поубивались все до одного:

И так они неслись до поворота,
Не уступая никому пути.
А по краях — всё кочки да болоты,
Спидометры на сотенных легли...


Но, ведь и просто, про обычные, хорошие, человеческие отношения песни были. О скромности, допустим, об девичьей гордости:

Ты стоишь не в силах отказать,
В первый раз раздета не для сна...


Дальше не буду, дальше для хутора нормально, а в Москве говорят: «Грубо». Что грубо, если жизнь?! К тому ж романтика. Вон Витька Бес нам в карантине пел про шута с королевой — не романтика, что ли? Особенно, когда шуту этому король башку отрубил. Витька как завоет:

И покатилась голова
(Пауза, удар по струнам)
Стуча зубами по паркету....

Как тут не заплакать? Тем более, я догадался, взял да и запустил по полу учебную гранату. Она по паркету «ды-дык! ды-дык!» - ну, точно, прям как зубы у головы у этой, такой звук получился.

Мы потом и в других ротах так же её исполняли: Витька Бес на гитаре, ну а я - партию гранаты. Пацаны сами просили: «Давайте, духи, пойте про зубы, пока мы вас тут всех не порвали».







Но суть не в этом. Я ведь про что: была у нас на святой Руси большая поэзия, была. И не просто большая, а доходчивая. Всем нравилось: и по делу, и как бы про тебя, и не совсем. Уметь надо!

А вот эти все «последний час вигилий городских...» или «что Троя вам, ахейские мужи» - вот это для кого всё, интересно? И откуда целевая аудитория возьмётся? Где она на хуторе или в армии — я знаю (там даже целиться ни в кого не надо было, всегда 100-процентное попадание). А тут? Всё как-то расплывчато, размазано... Нерусское всё какое-то...

Отсюда больше прозы. Хорошей и разной. Прапорщик один у нас в роте рассказы писал. Мне нальёт, я чё! - я хвалю. Он почитает, мы выпьем, он тетрадку с рукописью отложит, говорит: «Боже мой! Сколько таланта я зарыл в землю! А ведь мог бы быть в Союзе Писателей! «Лолиту» читал, нет? Вот именно! И «Лолита» запрещена и моё творчество тоже».  Очень переживал, но перо не бросал.

А рассказы я до сих пор помню: «Ляля и стройбат», «Надя у казармы», «Генеральша в мехах», «Вика и три дембеля», «Лолита для спецназа», ну и так далее. Сейчас, думаю, он активно издаётся.







Но при всей любви к прозе на стихи натыкаюсь постоянно. То по радио что расскажут, то какой знакомый прочтёт, то в газете вычитаю между «продаётся колхоз» и «не стареют душой ветераны», то вообще откуда-то с неба свалится что-нибудь вот такое:

Он про счастье мне плёл неотложное
В маков цвет перекрасил весь дом
Хоть с Вьетнама, а всё ж — тварь божия:
Наш заведующий фотокружком...


А недавно еду в Москву из деревни. Снег метёт, фигня всякая в стекло летит, на дороге щит стоит «Горячие пончики — 50 км», и тут звонит мне Славик и говорит:

- Витёк, а у вас в Брянской области поэты живут.

Про то, что у нас этих поэтов, как волков, я и без него знаю. Но чувствую подвох какой-то. А Славик говорит:

- Я, когда геологом работал, нефть там у вас искал. Нефти в Брянских лесах, чтоб ты знал, нету, даже не надейся. Во всяком случае, между Навлей и Кокоревкой точно нет. Самогон у вас добывать можно везде, а нефть - фигушки. Так вот сидим мы как-то, выпиваем, я что-то в рифму ляпнул, а тут мужичок местный говорит: «Я тоже стихи пишу». Что после этого человеку сказать можно? Только одно: «Ну, прочти...» Он приосанился и прочёл. А я вот сегодня вспомнил и тебе рассказать решил.

- Ладно, Славик, не томи, читай давай! - сказал я.







Славик мне прочёл, я уже неделю от этого стиха избавиться не могу. Главное, обнаружилось то, с чего, видимо, это было написано. Помните, у Николая Майорова было? -

Мы были высоки, русоволосы.
Вы в книгах прочитаете как миф
О людях, что ушли недолюбив,
Не докурив последней папиросы.


Но минималист этот брянский еще дальше пошёл. Я ходил-ходил, а потом думаю, а чего это я один мучаюсь. И решил всем рассказать:


Узкобёдрый
И широкоплечий -
Я таким
Всегда был!
Всегда!
И я хочу,
Чтоб все люди на свете
Были такими же
Как я!




***

Стою вот на балконе, курю. Снег летит вдоль фонарей, темень, аптека мигает, машины заметённые, вдалеке кобель воет. Стихи эти. Тоска, в общем...




  • 1
Эх, вот если бы мне такие стихи читали...

Стихи, они ведь от чувств, а не от образованности.
От образованности, я и сама себе могу стихи почитать.

Если серьезно, ты сильно обогатил мой стихотворный запас.
Я многих шедевров не слышала.

А я, Елена Вадимовна, это всё еще и пою! Чисто курский слепой, прости господи

Надеюсь не на балконе поёшь.
А то, проблемы могут быть.. с горлом. Холодно же.

а чего... Нормальное стихотелосложение. Хуже когда жопа шире плеч и гекзаметра не видать.

Я б тоже всех унифицировал на хрен

А что? Хорошее пожелание!
У тебя уже исполнилось. Так что и не переживай! ;)
Не будем мы к тебе со стихами приставать, не будем! ;)

Шо исполнилось-то? Унификация на хрен?!!!

Я не хочу всех под одну гребёнку,
Я не хочу увидеть всех в себе.
Мне хочется увидеть ту девчонку,
С которой целовался при Луне.

В том числе...

Весь мир театр, каждый в нем актёр,
Но пьесой управляет режиссёр...

Объясняю, ёпт. Поэзия - высшая форма языкового сознания. Теоретически, она в произвольный момент времени может настичь любого носителя языка, даже если он пожизненно трудится в шиномонтаже и знает не более одной рифмы к слову "звезда".
Муза же, шляется где попало :)

Пасиб, шо хоть объяснил!

Всегда пжалст. Кстате, Осипа Эмильевича нельзя поминать всуе - хуй отвалится.

Если можно, без мата. Осипу Эмильевичу давно всё равно, а мне неприятно.

Edited at 2013-12-10 06:47 pm (UTC)

А, можно, конечно. Мандельштам дал людям больше, чем это можно себе представить. Если его просто прочтут все - на Земле немедленно наступит золотой век. Такие мёртвые заслуживают больше почтения, чем большинство живых.

Вот вы, которые из Южного, всегда были культурней нас, корсаковских.
Столица же, йопта.
Хотя стихов-то и на нашу долю перепадало чуток.
"Развеет ветер над Даманским серый дым,
Девчонка та уже встречается с другим..."

Щас уже такого трагизма не делают, не. Оциничнели, суки- прозаики.

Самые даровитые, наверное, как всегда, где-нибудь посредине живут. Допустим, в Третьей Пади...

Edited at 2013-12-11 07:12 am (UTC)

Тетраэдр , икосаэдр , додекаэдр .... А ты , Фил - дофигаэдр . Многогранный ты наш , в общем ...

Андрюх, большое заблуждение думать, что я хоть половину из всей этой шняги помню

Эх бин вот пацанов которые поубивались жалко,сильно.С ними ведь и в разведку или дешёвый вермут можно сообразить.А с Аллочкой что!?И к отцу она наверно то и не поехала!?
Спасибо Фил:)!

Народное творчество, Дим. А к калеке-отцу она после прощального "ай!", поди, не поспела...

Я тоже однажды приобщиться к высокому

Лет двадцать назад, по телевизору в каком-то «Примитенашипоздравления» девы из Усолья-Сибирского одарили свою подругу из Ангарска нетленным:

Будь красива как Мальвина
И как Золушка мила,
И полюбят тебя сразу
Тридцать три богатыря.

Сразу видно: горело в людях сердце!
Я теперь как напьюсь — всегда это цитирую. Ибо достойно.

Re: Я тоже однажды приобщиться к высокому

Да не исчерпать этого всего. Тянется народ к высокому

хотела бы я чтобы кто-то написал диссертацию на тему примерно Время Глум - издевательская интонация русской мужской прозы позднего 20-го века.
пока петрушевские надрывалис', глумисты отрабатывали перо. и ничего, таки отработали!

  • 1