suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ШТОРМ В АДРИАТИКЕ




Из Которского фьорда вышли нормально, хотя небо над горами уже тогда никому не нравилось. Но лодка успела быстро оторваться от местной погоды, пройдя погранконтроль в Зеленике и часам к семи вечера взяв курс на Италию.

Три года назад мы ходили на двух яхтах примерно тем же маршрутом и в первую ночь с размаху влетели в ливень с грозой. Но тогда на борту кроме нас, троих курсантов и инструктора, не было никаких пассажиров. Да и вообще это был наш добровольный выбор. Никого в яхтенную школу палками на загоняют. Слава богу, не при Петре живём.









А тут были Лена, Даша и Настя, которые, даже с учетом их опыта прибрежных переходов, еще ни разу не оказывались в ситуации, когда берегов не видно. Но я надеялся на то, что прогноз ничего особо мутного не предвещает, так что вряд ли погода поменяется настолько кардинально, чтоб мы не успели проскочить 110 миль на пути от форта Мамула до Италии.

И, действительно, успели. Ночью Адриатика стала почти идеально ровной, было не более одного балла, вышла почти полная луна, ветер упал и под ровный гул нашего Volvo Penta яхта, совсем незаметно покачиваясь, двигалась через море со скоростью в шесть узлов.

Лёшка сменился в час ночи, Даша и Настя спали, а мы с Ленкой сидели в залитом луной кокпите до семи утра, периодически осматривая море в бинокль и вычисляя, не меняется ли пеленг на тех, с кем в ту ночь расходилась яхта в спокойной Адриатике.







...Утром Лёха завёл лодку в марину Ranieri итальянского города Бари. Я сюда уже давно собирался к Святому Николе, еще с той поры, когда мы с Рустом бедовали под Бермудами. Но то времени не было, то, блин, Путин туда шляться повадился, а тут вдруг сложилось (я это «вдруг» полгода готовил).

Лёхе тоже было интересно. Лёха радовался, что будет кому с властями по-итальянски говорить. Сам-то Лёха кроме сербского говорит только по-английски. Причем, по-английски он, в основном, говорит только одну фразу: «Please me!» Я, когда он ко мне с этим сунулся, сначала вздрогнул, а потом строго указал Лёхе на то, что с недавнего времени такого рода пропаганда в России запрещена и чтоб он даже не надеялся.







Парень из марины вызвал по телефону полицию, пришли два писаных ботичеллевских красавца и начали оформлять наше прибытие. Говорил с ними я, но Лёха и тут умудрился ляпнуть своё «please me». Полицаи сразу заулыбались и посмотрели на Лёху с интересом. «Дурак! - сказал я. - Это ж древняя цивилизация, ты тут сейчас такое please me выхватишь, - маму забудешь!» Лёха испугался, спрятался за меня и с тех пор молчал. А надобно заметить, что если Лёху спрятать за меня, то его видно практически всего.






На следующий день, после Св.Николы, экипаж собрался обратно в Монтенегро. Настя, когда мы покупали продукты, за каким-то чёртом прихватила горшок, в котором рос зелёный базилик.

С горшком в кокпите мы сразу стали похожи на Костнера с его помидором в «Водном Мире». Базилик путался под ногами, руками, верёвками, бутылками и вообще мы не знали куда его приткнуть. Настя сказала, что у неё на этот горшок большие виды, но не сказала, какие именно.

Прогноз на iGrib показал «дождик» на подходе к черногорскому берегу и смену ветра с E на S. Мы же шли курсом в 45 градусов, то есть, строго на NE, а значит, по идее, должны были получить отходящий ветер от бейдевинда до бакштага силой не больше 15-20 kts.

Ну и пошли, блин!







...Нынешний мореход обнаглел в корягу. Сначала куда-то подевались все эти хронометры, буссоли, астролябии и секстанты. Простой бумажной карты тоже не найти. Чудесными латунными измерителями теперь принято ковыряться в зубах, а штурманской линейкой — отгонять мух от арбузов.

Потом пропали chart-plotter'ы и основным навигационным прибором стал iPhone или iPad.

Причем, производители морских приборов тоже маленько подвинулись на идее touch-screen'ов. Лёха с Белкой гнали раз лодку, на которой не было автопилота, оторвали себе штурвалом все руки и Белка тогда сказал, что в гробу он видел ходить без пилота и чтоб Лёха даже и не думал его звать в такие перегоны. А если Лёха такой умный, то пускай сам корячится, как адмирал Нельсон.

У Лёхи и так со зрением не очень, так что в следующий раз он специально получил письменное подтверждение от  владельца, что автопилот на лодке есть. Ну, Белка и согласился. А когда в море вышли, выяснилось, что кнопки Auto нигде не видно. Всю лодку облазили, а её нет.

Белка расстроился и ушел на бак горевать, а Лёха сел разбираться с новомодным Multi-Screen'ом, пытаясь понять, что там к чему.







Мимо шла регата. Ну, не совсем мимо, а как бы под углом градусов в шестьдесят. Пересекающимся курсом. Яхты J-класса, карбоновые паруса и все дела. На каждой палубе по  целому выводку мачо во всём белом и дорогущем. А тут эти два обсосанных пупса в рваных трусах Adidas и vip-майках с надписью Chelyabinsk.

Лёха ткнул случайно куда-то в экран и почувствовал, как дернулся и зафиксировался штурвал. Он попробовал его повернуть, но штурвал стоял как вкопанный.

- Белка! - сказал Лёха. - У нас две новости. Хорошая — я включил автопилот. И плохая - я не знаю как его выключить.







Эти красавцы с регаты не сразу поняли, что происходит на курсе и продолжали крутить попами, хвалясь друг перед другом обновками.

Потом до кого-то из них дошло, что Лёха отворачивать не собирается и что вот это пластмассовое корыто Beneteau сейчас просто потопит на хрен весь их карбоновый флот. И даже пеленга брать не надо было: Лёха просто тупо целился в их лидера.

В общем, разогнали Лёха и Белка эту регату по всему морю, а потом еще полночи пытались отключить автопилот, идя не туда куда надо, а куда получилось. Белка потом сказал, что он в гробу видел с автопилотом ходить, и чтоб Лёшка даже и не думал его в следующий раз в подобные переходы звать... Одним словом, прогресс и новые технологии.







...На этот раз Лёха опять разложил айпэды с айфонами, включил Navionics по Адриатике и проложил курс на вход в Бока-Которский залив. Те же самые 110 миль, что были пройдены днём раньше.

Первые миль сорок сложились еще туда-сюда. Но потом ветер стал отходить с бейдевинда, встал в галфвинд и начал разгуливаться. Стемнело. Прямо по курсу заполыхали зарницы. Барышни ушли вниз спать, а мы с Лёхой накатили граппы.

Ветер усилился до двадцатки, а поскольку мы шли галфвиндом, то и волна всё ощутимее приходила в наветренный борт. Лодка зашаталась в бортовой качке и мне этот rolling как-то сразу не понравился.

Но самым первым испугался горшок с базиликом. Он как-то мигом весь почернел и принялся терять листья.

- Двадцать два узла уже дует, - сообщил я Лёхе, глянув на анеморумбометр.

- Двадцать два — это всё-таки не двадцать пять, - сказал Лёха, наливая граппу.

Когда задуло 25, он сказал, что «слава богу, не 28». Волна всё сильнее била в борт. На rolling наложился pitching и теперь лодку кидало уже не только с борта на борт, но и в килевой плоскости. Нос так взлетал вверх и грохался обратно в волну, что мне стало тревожно за Дашку, которая спала в носовой каюте. Хотя было понятно, что вряд ли уже спала.







- Ветер - 28 узлов, - сказал я.

- Ну не тридцатка же, - выпил граппы Лёха.

После чего подумал и сказал:

- Давай мы на всякий случай зарифимся...

А пока мы брали риф на гроте, пришла уже тридцатка. Лодка трещала, по салону летали чашки, чемоданы, гитара, подушки и вентилятор. Лёха внимательно посмотрел внутрь лодки, разглядывая картину, что висит у него на переборке.

Это я не к тому, что в тяжелые минуты Лёха всегда обращается к искусству и, в частности, находит утешение в живописи. Нет, конечно! Картина, честно говоря, вообще не представляет никакой художественной ценности. Но она висит на одном гвозде и служит Лёхе измерителем крена.

- Судя по картине, - сказал Лёха, - нам пора убирать геную.

Я ухватился за шкот, а Лёха — за линь закрутки генуи. Ветер летел уже такой, что мы даже лебёдкой с трудом выбирали линь. Я тянул его на себя, одновременно стравливая шкот, а Лёха крутил ручку на Harken'e.







И надо ж такому случиться!... Хотя, конечно, любой пипец всегда приходит незваным, но тут было совсем обидно! - уже тогда, когда практически вся генуя обернулась вокруг штага, в барабане закрутки разорвался линь.

Красивое и трагичное это зрелище — парус, который летает над штормующей лодкой, «то крылом волны касаясь», то вообще «хрен пойми куда взмывая».

- Я пойду к мачте растравлю стаксель-фал, - сказал Лёха, - а ты попробуй содрать геную вниз. Только за борт не выпади.

За борт мне не хотелось. В такую погоду человек теряется в волне сразу. Лезть надевать harness и пристёгиваться времени не было. Но во всём приходится находить позитив. Я знаю, что я не красавец (хотя в душе не согласен). Сколько раз мне говорили: «Бабуин ты чёртов! Обезьяна ты старая! Ты-то куда лезешь?!»

На этот раз я лез к форштагу и большие пальцы моих ног, сильно оттопыриваясь в стороны, цеплялись за всё, за что только можно.

Начался ливень. Палубу заливало и с моря и с неба. Было жутко скользко. Лёха у мачты боролся с фалом, а я, бедовым, но смышленым приматом пробравшись к форштагу, начал сдирать геную по лик-пазу вниз. Минут через десять нам удалось её собрать, потом ещё какое-то время мы выволакивали из-под динги очень кстати застрявшие там шкоты и, наконец, принайтовав и геную и динги, такими же бодрыми макаками вернулись в кокпит, каждый по разу споткнувшись о горшок с базиликом.







Поставив горшок на рундук, мы снова достали граппу и выпили. До берега оставалось миль тридцать. Молнии впереди били и справа и слева, и узкая мутная полоска по курсу лодки сжималась сходившимися друг ко другу темно-синими непроглядными стенами грозовых фронтов. Ливень бил в лицо и смотреть вперед было невозможно.

- И нечего туда смотреть, всё равно там ничего не видно, - сказал Лёха и, повернувшись лицом к корме, стал глядеть назад.

- А почему ты считаешь, что есть смысл смотреть за корму? - спросил я.

- Ну не могу ж я вообще никуда не смотреть! Я ж должен, как капитан, следить за обстановкой в море!..







Потом он ушел вниз, а я встал на вахту, достал камеру и начал снимать. Когда до Монтенегро осталось миль десять, а берега всё еще не было видно, я задёргался.

Собрав весь свой и Лёхин «Яблочный Спас» и сверив показания четырёх разных Navionics'ов с компасом я убедился, что идём-то мы правильно, и даже очень спортивно, но как-то не празднично.

Девочки вели себя идеально. Никто не паниковал, не лез на палубу, не кричал: «Выключите немедленно это безобразие!» Лена пыталась собрать то, что разлетелось по салону, Даша терпеливо взлетала в своей каюте к потолку и снова падала на кровать, а Настю вообще как будто на зарядку поставили: она только моргала из своей конуры.







Когда ветер вышел сначала на 33, а потом и на 37 узлов, мне уже стало не до съёмок. Оставалось только держаться. Потом, судя по волне, он еще усилился, но я в этот момент не следил за приборами.

У меня, как у всякого приличного Буратины, есть маленькая красная курточка. Я её купил вместе с яхтенной Азбукой, когда ехал учиться в яхтенную школу. И на переходе в Италию вымок в ней до нитки в такой же ровно ливень. Потом, наученный горьким опытом, я справил себе настоящий непромоканец Musto и всюду таскался с ним. А тут подумал: «И чего я его опять поволоку? Всё равно ж в Адриатике тепло будет».

Так что, опять взял только маленькую красную курточку. Поэтому, когда на палубу через час вышел Лёха, на мне не было ничего сухого, я замёрз как немец под Волоколамском и с меня текло, как с Братской ГЭС. И я дал слово: вырасту, куплю себе тысячу курточек! А Азбуку пропью к чёртовой матери...

Лёха принял вахту и мне удалось немного поспать. А берег у нас показался, когда по приборам до него оставалась всего пара миль. Вот такие дела.







И еще я думаю: то ли Св. Никола нас наказал, за то, что мы пришли к нему не сильно трезвые, то ли, наоборот, он нас спас, проведя между двумя грозами точно к форту Мамула по узенькому мутному разрыву, окруженному бившими в воду молниями? Всё-таки, спас, наверное.



***

Этот ролик совсем короткий. Невозможно долго показывать одно и то же. Жаль, что я не снял основную часть шторма. Но что есть, то есть.



И я даже не знаю, что мне больше всего запомнилось из той ночи: волны, сорванный парус или Лёха, который засыпая на рундуке, сунул озябшие ноги в тёплый горшок с Настиным базиликом.








  • 1
хочу обратно на лодку,
моргать на подзарядке.
и еще теперь мне понятно, зачем был куплен базилик :)

и еще вот Сережа Болдин нас учил, что рифы надо брать не по силе ветра, а по тенденции
:)))

И это говорит человек, который риф-шкентель от риф-штерта не отличает...

Фил, тебя еще не приглашали в ВВС "операторить"?

В Военно-Воздушные Силы?!!!

Были и у меня там забавные приключения:))) Как нибудь напишу...

Ну дык, а чё молчишь?!

Жадно прочитала всё!
Умеешь ты даже о таких ситуациях писать в юмором.
Хотя, ужас конечно.
И девчонки молодцы и мальчишки тоже.

Фил, а ты научил Настю вязать узлы.
Надо что бы она умела завязывать два узла!
Не меньше и не больше, потому что я научилась завязывать альпинистские узлы. Но только два!
Купим с ней веревочку, и всю её обвяжем узелками. И все это под какао.
Пипец как здорово будет.

Дык её Лёха обучил даже шорты рифовым узлом подвязывать! А кроме того, она вяжет выбленочный (не подумай ничего худого) и булинь двумя способами. Зря, что ли, училась!

С возвращением, Фил!!
Беспечненько вы как-то с погодой и парусами ))
Генуя-то целой осталась?

Edited at 2013-09-04 02:57 pm (UTC)

Пасиб, Андрюх! Генуя почти целая, только обшивка задней шкаторины разошлась по шву. А грот мы уже на ровной погоде потом в трех местах разодрали. Правда, ему 11 лет. Так что, в этот раз мне оба паруса сдирать пришлось

посмотрела со звуком
Музыка-то, музыка!!!
Сказка странствий!

Еще в юности заметил, что ситуации, которые в момент случания характеризуются как "ну все, полный п...ц, сейчас простимся" в рассказах вызывают наиболее яркую реакцию публики, обычно в виде хохота.

Да честно говоря, мы и в самой ситуации с Лёхой хмыкали, продолжая цепляться за всё, что можно

зажигательно и рискованно, а подскажите вообще как дорого в Италии - Испании стоять в марине пришвартовавшись? ведь в море все время так болтаться тяжело :)

я так понимаю самый минимум 20 евро в день в Валенсии, а дальше предела нет и 100 евро в день летом и больше

В Бари было 60 евро (в гостевой марине) за первый день и по 45 за следующие. Могут брать те же 60 за первые полдня и ночь и 45 за несколько часов следующих суток, но парень из Ranieri поступил честно - просто посчитал как одни сутки. Сейчас подросли цены и в Монтенегро: Котор и Херцег-Нови - по 42-43 вместо 36, державшихся несколько лет, про марину Porto Montenegro вообще лучше не говорить. Но в стоимость стоянки входят электричество, вода и часто - wifi, в отличие от многих других марин мира, где, например, вода оплачивается отдельно (Marina Mindelo на Cabo Verde и т.д.) И не всегда стоимость марины напрямую связана со стоимостью жизни самого города, в котором она находится. Про 20 в Валенсии я не знал, хотя саму марину помню, но, в любом случае, стоимость жизни в Валенсии выше, чем в Которе, где за 43 евро ты просто швартуешься к городской набережной

Фил,я вот не спавши ночь,прочитал сейчас Ваш рассказ.
Сонливость сдуло.ну типа как наверно и Ваши паруса.
вот так вот.но однако всё же Спасибо!
да и у штурвала очннь как мне показалось,на....дёжный рулевой

(Deleted comment)
Оно-то верно задним числом! А у вас при такой ситуации всегда этот чертов ромб под рукой? (Другое дело - ром!)

(Deleted comment)
  • 1
?

Log in

No account? Create an account