?

Log in

No account? Create an account

suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ПОД ЮЖНЫМ КРЕСТОМ НА УСТРИЦЕ. Часть Шестая. ПОСЛЕДНИЕ МИЛИ




Юрка вытащил на палубу рыбу, зачем-то понюхал её и удовлетворенно сказал:

- Моржом пахнет!

Потом понюхал свою майку, скривился и недовольно произнёс:

- Моржом пахнет!

Майку он повесил на штурвал. Штурвал в режиме автопилота тихо дрыгался. Майка колыхалась. В переднем углу кокпита курила Ира. Дремавший по диагонали от неё на задней банке Евгений Лосев неожиданно открыл глаза и, увидев перед собой майку, спросил:

- Чьё пальто?
- Моё, - сказал Юрка.
- Убери, - попросил Женя, - весь вид загораживает. Я ж всё-таки, нет-нет, да и поглядываю на Ирочку.

Ира затянулась и выкинула окурок за борт:

- Ты, Жень, на меня не то что «нет-нет да посматриваешь», а, скорее «да-да пялишься». Так что, пускай майка висит...

- Не! Всё равно убери, - повторил просьбу Лосев, - моржом пахнет...









Автопилота у нас было два: один на гидравлике и второй — электрический. На первом накрылся болт, соединявший две тяги. В своё время дед, улетая в Россию, забрал его с собой и отдал в индустриальном городе Видное какому-то промышленному умельцу, чтоб выточить такой же.

Промышленный умелец поколдовал в гараже со штангенциркулем и микрометром, накатил стакан и выточил копию. Показания штангенциркуля и микрометра сошлись до нано-микрона. Довольный дед привез копию в Кейптаун, где выяснилось, что болт, который точил видновский Левша, на миллиметр толще, чем надо.

Дед произнёс все положенные в подобных случаях русские национальные заклинания, но болт от этого тоньше не стал.







...У меня уже был такой случай в волшебной стране, которая называется Йемен, конкретно — в городе Аль-Ходдейда. Знающие люди говорили нам, что не стоит ехать в Аль-Ходдейду, потому что Аль-Ходдейда — оплот Аль-Каиды (блин, не запутаться бы в этом арабском дурдоме...)

Нам сообщили, что в Аль-Ходдейде
, в частности, Аль-Каида ремонтирует оружие.

- О, класс! - сказали мы. - То есть, хорошего токаря найти можно?
- На каждом углу, - заверили нас.

Мы поехали на каждый угол и спросили, где тут хороший токарь.

- Вон, видите, сто человек сидят и кофе пьют? Идите туда. Там хабиби Саид-ага работает. Уважаемый человек.







Мы продрались через поставленные как в театре стулья и увидели Саида. Уважаемый человек скучал на табуретке с молотком в руках. Остальные за ним наблюдали. Саид внимательно посмотрел себе под ноги и подобрал какую-то железяку. Секунд десять он её крутил у себя перед носом, потом положил на наковальню и ударил молотком. Публика зааплодировала.

- Саид — уважаемый человек, - пронеслось по рядам.

А Саид опустил молоток и опять заскучал. Мы выдвинули вперед двух своих ручных арабов.

- Хабиби Саид-ага, - поклонились мастеру ручные арабы, - смотри, какое дело: надо чтоб вот эта труба под углом соединялась вот с этой.

Саид какое-то время моргал, а потом что-то изрёк.

- Что сказал уважаемый человек? - спросили мы с Артуром.

- Саид сказал, что нужен переходник, - сказали арабы. - Сказал, что без переходника никак. Говорит, всегда, когда две трубы соединяешь, переходник нужен.

Мы с Артуром переглянулись.

- Вообще-то, именно за этим и приехали, - раздраженно сказал Артур, - передайте уважаемому человеку: мы рады, что и он разделяет наши технические взгляды на вопросы соединения двух труб.







- Лично я, - сказал Саид, - могу сам сделать переходник. Но вот резьбу на вторую трубу надо будет нарезать в другом месте, у кривого Абдуллы. Погодите, я вам всё запишу.

На обрывке газеты под одобрительные возгласы зрительного зала мастер накорябал адрес кривого Абдуллы, потом достал штангенциркуль, долго что-то замерял и на другом обрывке поместил параметры резьбы.

Мы сели и поехали. В пути под колёса кидались какие-то дети, наш минивэн подрезали ишаки с томными глазами и девы в чадрах, но до кривого Абдуллы мы всё-же добрались. Его фирма занимала примерно два квадратных метра. Там тоже стояла наковальня, сам мастер скучал на табуретке с молотком, а вокруг тоже сидели люди с кофейными чашками и ждали, когда что-нибудь произойдёт.

- Уважаемый товарищ кривой Абдулла, да процветает ваша техническая богадельня и да пребудут с вами Джебраил, Муса и Мухаммед, пока солнце освещает Аль-Ходдейду, - сказали наши арабы. - Не нарежете ли вы нам, многочтимый мастер, вот такую резьбу по чертежам уважаемого Саида?

Абдулла поднёс бумажку близко к кривому оку и долго в неё всматривался. Потом посмотрел на нас с Артуром.

Если на вас никогда не смотрел кривой Абдулла, вы не поймёте наших с Артуром чувств. Такое впечатление, что тебя обдурили. Потому, что взляд Абдуллы как-то хитро обогнул нас обоих и снова вернулся к своему кривому хозяину. Во всяком случае, мы этого взгляда поймать не смогли.

- Можно! - кивнул мастер и в толпе заорали, требуя нового кофе под новое действо.

- Хвала Аллаху, - сказал я Артуру, - из курса истории известно, что арабы — превосходные математики и механики.







Через час мы вернулись в технический театр Саида. Увидев нас, зрители стали кидать на столы деньги и что-то кричать.

- Делают ставки, - шёпотом объяснили ручные арабы, - но пока непонятно, на что именно.

- Хабиби Саид, - поклонились мы, протягивая трубу с резьбой, - вот достойная труба, уважаемую резьбу которой нарезал возлюбленный нами кривой Абдулла-ага.

Саид, лучший арабский математик и механик Аль-Ходдейды, покрутил трубу в руках. Зрители впились в него глазами. Хабиби Саид целую минуту пробовал навернуть на трубу переходник.

- Не подходит, - разочарованно сказал он и, кинув всю конструкцию в угол, снова сел на табуретку.

- Я выиграл! Я выиграл! - заорали одни зрители, хватая со столов мятые кучки денег.

- Шайтан! Сын шелудивого ишака! - завыли другие, хватаясь за бритые головы.







...Почти всю обратную дорогу Артур молчал. А когда мы приехали в порт и поднялись на корабль, он сказал:

- По-моему у Аль-Каиды в Аль-Ходдейде никаких шансов с такими специалистами...

- Может, досточтимый Абдулла-ага слишком уж кривой? - предположил я...

- А второй Хоттабыч со своими чертежами лучше, что ли?.. - горько спросил Артур.

...Хабиби дядя Вася из уважаемого города Видное оказался со своим болтом ни разу не лучше Абдуллы с Саидом. Дед сказал, что он попробует обточить болт своим тайным рашпилем и с тех пор постоянно сидел при деле: на людях точил болт, а в одиночестве — пятки.







Но, в любом случае, расчитывать на долгую работу гидравлического пилота мы уже не могли и, на третий день пути от Елены, когда он окончательно накрылся, пришлось переводить управление на электрический.

- Вот теперь надо бояться, - сообщил Мишка, - электрический — он у нас бедовый. Не дай Бог руку под спицу штурвала сунуть: разломает на мелкие кусочки!

Штурвал и впрямь дергался так резко, что страшно было к нему подходить. Но шло время и где-то через неделю Мишка озадаченно пробормотал:

- Что-то я не пойму, Фил, то ли мы на него так действуем, то ли у него мозги начали появляться. Сам посмотри: намного же плавнее работать стал.

- Вот! - сказал я. - Старая философская максима! - относись к автопилотам так, как бы ты хотел, чтоб и они к тебе относились... Женька ему по ночам про рыцаря поёт и про солнышко лесное, вот он и это самое...

- Чтоб этот Женька еще и для рыбы что-нибудь спел... - недовольно сказал случившийся к месту дед.







Мы в этот день как раз вытащили очередную дораду. Очень хотелось жрать. Поэтому свою стандартную молитву «Об рыбах, убиенных всуе» Женька прочел очень быстро и даже в сокращенном виде.

Как бы вам объяснить, что это такое... Ну, я вот, кажется, где-то рассказывал о книге «Овод» для узбекских школ, нет? Очень хорошая книга. И очень короткая: 17 страниц вместе с иллюстрациями. Картинки, правда, были из «Графа Монте-Кристо», но, я думаю, узбекам всё равно.

И, кстати, даже семнадцати страниц, на мой взгляд, много. Мы однажды с одной барышней играли в интересную игру: в короткой фразе передать суть произведения. Она сказала: «Отгадывай! - девушка любила офицера, а того убили на фронте».

Я выиграл. Я сразу сказал: «Война и Мир», а она, пораженная, спросила: «Как ты догадался?!» Я ответил, что Толстой — гений, что у него собственный стиль, своеобразный язык и оригинальное изложение, так что догадаться было совсем нетрудно.

Я это к тому, что Женька прочел над дорадой такую молитву, над краткостью которой тот же Толстой бы заплакал и ушел бы из Ясной Поляны намного раньше, то есть, еще до написания идиотского рассказа «Косточка», того самого, где «все дети засмеялись, а Ваня заплакал».







Женька в этот раз сказал рыбе: «Прости!». И больше ничего. Нам такой панихиды тоже показалось достаточно. Мы тут же объявили Женьке, что ему с его талантами уже пора устраиваться куда-нибудь корабельным капелланом. После этого отпетая дорада немедленно поступила на разделку к Валере.

Вскрытие дало поразительные результаты: по всей рыбе туда-сюда ползали мелкие белые шарики.

- Это что?! - напряженно спросил я.

- Это? - невинно спросил Валера. - Это... ну... эти... жиринки.

- Дед, - настороженно произнёс Мишка, - чё-то я не понял, а фиг ли эти твои жиринки туда-сюда по рыбе носятся?

- Ну, значит, не жиринки, - ответил дед, - значит, рисинки. Живой рис, чего вам надо-то?!

- Знаешь, Валер, - отодвинулся от дорады я, - даже про живую воду я и то только в сказках читал. А вот про живой рис...

Валера в сердцах бросил нож:

- Ну не жрите тогда! Да, рисинки! Хотели сашими — будет суши! Не нравится, не ешь!







Евгений Лосев заглянул Валере в глаза:

- Валерочка, а это правда не опасно?

Валера изумленно ткнул в Женьку пальцем:

- Все видели?! - как по зулускам в 64 года бегать — это нормально! Как таитянок за набедренные повязки хватать — так это пожалуйста! Как пить, не просыхая — так это с нашим удовольствием! А как рисинки — так смертельная опасность! Отойди, босоногий мальчик, пока я тебе рыбьим хвостом по голове не дал! Сейчас вырежем филе, пожарим и я сожру. Кто боится — сосите свои собачьи тефтели. Тоже мне — команда! Задроты городские, а не матросы! Жиринок они с рисинками испугались! Всю жизнь не пойми чё жрут там у себя на Земле, а тут — глянь, какие привереды!

- Я тоже эту рыбу буду, - быстро сказал Лосев, которому не нравилось, когда не к месту поминают его невинные похождения.

- Молодец! - одобрил дед. - Кто еще?

- Я! - поднял руку Витька. - Я вегетарианец, вы ж знаете!

Мы не очень поняли это заявление. На наш взгляд, вегетарианцы рыбу не жрут. Еще мы слышали, что вегетарианцы так же не едят и сало. Но Витька всё это трескал за милую душу.

- Ты не вегетарианец, а сектант какой-то новозеландский, - заметил дед. - Но тоже молодец. Хотя бы смелый, а не то, что эти...







- Может, и нам попробовать? - шепнул Юрка и даже сглотнул. - Рыбы хочется! Она хорошая, моржом пахнет...

- Ешь, - сказал я. - Потом тоже будешь верёвкой чесаться. Я лучше молока попью.

Молока мы с Олегом купили в ЮАР на 200 евро. Поначалу им были забиты все свободные пространства, но тут оно вдруг начало кончаться.

- Никогда не угадаешь, проще козу на борту держать, - сказал дед. - У всех козы были: у Колумба, у Крузенштерна, у Робинзона Крузо. Накосили б ей травы на Елене. Тем более, Олега нет, у Фила в каюте места — как раз на козу... А что, Фил? Я с Юркой сплю, Лосев с Витькой, тебе б лучше всех было. С козой.

Мне не понравилась эта античная тема. Я не стал её развивать. Тем более, что у нас стали заканчиваться сигареты и меня больше волновала тема табака, а не молока.

На какое-то время ситуацию спас блок Marlboro Lights, принадлежавший легендарному капитану Литау. Сам легендарный Андреич потерял его на лодке, а мы нашли. Любая сигарета из этого легендарного блока, перед тем как была скурена, подолгу держалась меж пальцами, люди близко знавшие легендарного капитана, читали молодёжи лекцию о том, насколько Литау легендарный, но толку от этого было не сильно много: блок был всего один.

В конце концов, за неделю до Земли пришлось переходить на трубочный табак, благо, пара трубок на Устрице нашлась.







- Да, Фил, - сказал однажды Юрик, - коза не коза, а вот зря мы с тобой на Святой Елене травы не накосили. Представь, набрали бы пару мешков конопли, сейчас бы взяли у Лосева трубку и курили бы...

- Ага! - подхватил я. - А еще лучше, взять у Женьки не трубку, а сразу саксофон. Набили бы полный саксофон коноплёй и давай курить!

- Интересно, - заволновался Юрка, - я еще ни разу не курил из саксофона. Это как вообще?

Я представил, как мы с Юркой курим на транце полный саксофон конопли:

- Слышь, Юр, чё-то цепкая шмаль получается. Крыша б не поехала. Я правильно курю?

- А ты, Фил, си-бемоль возьми. Она на полутонах не так торкает. А на септах вообще улетаешь. Вот эти три клапана зажимай и кури, как Рахманинов...

- А хоть что курить-то?

- Кури Четвёртый концерт, он у Сергей-Васильича, знаешь, как вставляет!..


...У меня, если честно, странные отношения с коноплёй. Дед Иван, воспитавший меня, человек, от пинков которого я в детстве перелетал через деревенские заборы, человек, который два раза спас мне жизнь и которого я безумно, но осторожно любил, однажды сказал:

- Внук! Хочешь дури — выпей. Надо тебе выпить — ну, выпей бутылку, ну две, ну — три! Ну на хера ж нажираться-то?! Но, даже, если сосем задурить: пей горелку. Это — наше. А то, шо там, курить или колоться — забудь. Ни к чему хорошему не приведёт. Не от ума это. Поня'л? - теперь иди и живи.

Я пошёл и стал жить. Прости, дед! Почти «поня'л». Но с травой бывают проколы. Однажды мне её пять дней пришлось курить там, где кончились сигареты и где за это влёгкую выписывают талончик на эшафот. Но, наверное, дедово заклинание сработало. Я её курил, как табак. Не действует. А «горелка», даже в виде Johny Walker, срабатывает. Может, тоже наша?..







Но ни Johny Walker'а, ни конопли, ни просто сигарет на лодке не осталось, поэтому мы продолжали пить свои «выморозки» и курить остатки Женькиного трубочного табака. Земля становилась всё более желанной. Но приближалась она медленно.

Для тех, кто никогда не выходил в далёкий переход, представить это можно, например, так:

Вы выехали на машине из Москвы, ну, скажем, на Чёрное море. До Геленджика — 1540 километров (830 миль). Я это расстояние, не торопясь, обычно проезжал часа за 22. То есть, средняя скорость у меня составляла около 70 км/ч. (почти 38 узлов). А теперь представьте, что вы едете в тот же самый Геленджик со скоростью 7 узлов (13 км/ч).

Вы никогда не пробовали проехать 1540 километров, делая этих километров за час не более тринадцати? - попробуйте, многое понравится. Надо, чтоб при этом машина у вас прыгала из стороны в сторону и еще, хорошо б (не дай Бог, конечно!), чтоб вы при этом были инвалидом, то есть, постоянно тянули веревку, к которой привязана педаль газа, палкой нажимали на тормоз и обеими руками выковыривали из пола застрявшее сцепление.

Более того! - в этой машине вас сразу несколько и вы все управляете ею одновременно. Один на тормоз нажимает, другой руль крутит и сцепление выковыривает, третий за верёвку газа тянет и при этом варит суп на заднем сиденьи. А из багажника кто-то орёт, что ни разу ни видел, чтоб столько идиотов в кучку собрались.

До Геленджика вы доберетесь (если сумеете меж собой договориться) всего за 5 дней (1540 : 13 : 24 = 5) и, я предполагаю, сильно устанете.

Но у вас хотя бы есть возможность разругаться со всеми и выйти в Воронеже. Или послать товарищей на хрен в Липецке. Или даже обложить их матюками и посреди ночи выгнать из машины остальной «экипаж» в селении Конь-Колодезь. (Я всегда проскакивал его ночью, там есть какой-то мутный памятник и я до сих пор гадаю: то ли это конный памятник Колодцу, то ли — колодезный памятник Коню).

В конце концов, вы можете остановить проект, когда вам вздумается, и либо вернуться в Москву на поезде, либо улететь в Геленджик на самолёте. Но, даже если вы доедете, - это всего 5 дней и 1540 километров.

Мы же свои 4000 nm (7400 км) шли 26 дней. И сойти некуда и спрятаться от людей негде. И не высадишь никого и сам не смоешься. Абстрактная и оттого расхожая на Земле фраза «мы все в одной лодке» на яхте больно бьёт по голове своим совершенно прямым значением.

Наверное, именно поэтому в Океане я ни разу не встречал плохих людей. И, наверное, именно за это Океан мне так нравится...







...На ночных вахтах Мишка рассказывал мне про свой родной Дмитров. Он рассказывал поэтично, а я перескажу наши дмитровские вигилии тезисно. Там всё очень просто.

Венеция, Нью-Йорк, Толедо и Сен-Женевьев-де-Буа были в своё время построены по образцу Дмитрова. Сам Дмитров впоследствии от этих устаревших форм отказался и перешел на более изящные хрущевские пятиэтажки.

Никола Тесла, Лао-Цзы, венгерский король Бэла IV и Нильс Бор с Дзержинским — жители города Дмитрова. Некоторые живут там до сих пор.

В Дмитрове есть несколько ледовых арен. Петергоф — это неудачная попытка Петра I скопировать вторую ледовую арену Дмитрова, осмеянная всеми жителями Дмитрова, включая Нильса Бора. Песня Yesterday вкратце рассказывает о недавней истории города, а песня Hotel California изначально называлась «Гостиница Яхрома».

В Дмитрове в разное время были изобретены электричество, воздухоплавание, железная дорога (ГДР-овская игрушечная), жевательная резинка, джинсы и знаменитый двойной бухгалтерский учёт (в самом Дмитрове он чаще всего принимает формы тройного, четверного, ну и т.д.)

О Дмитрове были в своё время написаны книги «Город Солнца» Томазо Кампанеллы, «Диамагнетизм металлов» профессора Ландау и «Муму с Аквалангом» Донцовой, а также снята кинокартина «Мэр Дмитрова» (в прокате - «Начальник Чукотки»). Песня Магомаева «Лучший Город Земли» - она тоже понятно о чём.


Ира сказала, что всё, о чем поведал мне Миша — чистая правда. Ира и Миша — хорошие люди, у меня нет основания им не верить.







...В один прекрасный день я нашел длинную веревку, привязал к ней на расстоянии двух-трех метров свои тапки и выбросил их мыться за корму. Через некоторое время я решил их вытащить и потянул за веревку. Тапки, один за другим, сглиссировав, взлетели в воздух и снова шлёпнулись в волны, уйдя под воду. Я снова дёрнул. На этот раз они взлетели со совершенно другой траектории.

- Подсекай, подсекай! - раздался сзади взволнованный и азартный голос деда.

Я подсек. Задний тапок взлетел и упал перед передним.

- Мой первый! Мой первый! - заголосил дед. - Я на задний загадывал! Давай опять! Только подсекаем по очереди. Давай по рублю ставить?..

Когда стемнело и мы, сосчитав, кто сколько выиграл, оставили веревку за бортом до рассвета, дед сказал:

- Жалко, что ты эту игру только сейчас придумал. Мы б от Кейптауна могли б сражаться в тапки тремя командами...







Из-за того, что ветер всё слабел и слабел, у нас, то у одного, то у другого появлялись мысли «маленько подмоторить». Всё б ничего, но об истинном положении дел знали только Миша и Ира, потому что под паёлами именно их кормовой каюты находилось то самое дейдвудное соединение, про которое Мишка сообщил, что он замотал его тряпками и проволокой, чтоб не текло.

Когда эта самая, незатейливая, мысль «маленько подмоторить» появилась за 600 миль до берега и у капитана, он послал, как бы сказали в армии, «делегата связи» к Мишке, чтоб тот распутал свои проволоки. Делегатом связи в своей обедневшей после исчезновения с Елены Олега вахты капитан выбрал Юрку.

Юрик решил не терять времени зря и пошёл заодно
«переодеться в чистое».

- Двадцать трусов осталось, - удивленно сказал он Мишке, - тырит их кто-то, что ли?

- Может, Фил? - предположил Мишка.

- Этот идиот вообще без трусов по лодке носится. Ему, кроме саронга, ничего не нужно. Вряд ли, он.

- Да ладно, - меланхолично заметил Мишка. - Двадцатки до Бразилии хватит, а там у Фила саронг стыришь...

- Между прочим, о саронгах, да и вообще о тряпках - сказал Юрка, - меня послали, чтоб ты соединение размотал. Витька движок заводить собрался. Минуты через две-три.

- Да там и не замотано ничего, - так же меланхолично отозвался Мишка. - Всё на соплях. Заводите, конечно, а я тогда пойду нам с Ирочкой спасательный плот сбрасывать. Всё равно с вами не договоришься...

Юрка — человек новой формации. Из материнской груди его кормили напитками не ниже уровня Pepsi. Поэтому соображает Юрка быстро. Ему понадобилась секунда, чтобы переварить сказанное Мишкой.

Я сам не видел Юркиного прыжка. Спал. Но Мишка с Витькой утверждали, что из салона Юрка прыгнул наверх, в кокпит, так, что, перелетев штурвал, едва не оказался за кормой в Океане. Я услышал только крик, с которым он перелетал через пригнувшегося от страха Витьку:

- Верещагин!!!! Не заводи баркас!!!!

- На хрен, на хрен! - перекрестился Витька. - Сейчас, Фёдор Иванович, подойдём к Бразилии поближе, лучше уж там прыгайте...







...В ночь на 3-е февраля мы увидели береговые огни Бразилии. Дисплей штурманского компьютера показал, что выходим точно на маяк Сальвадора, знаменитый старинный Farol do Salvador. Да и чё б нам, с нормальным GPS, с треком на точку, было не наткнуться в итоге на маяк?

- Вызывай Rally Control, - сказал Виктор. - Снимаем паруса.


Было около четырёх часов утра. Несмотря на такое время, Paul из группы обеспечения World ARC Rally ответил сразу же, стоило мне произнести « Rally Control for Royal Leopard». Мы оставили по правому борту маяк и медленно двигались к порту. Заход в этих местах, разумеется, осуществляется по Латеральной Системе В: red light — starboard / green — portboard.

Всё б ничего, но из порта выходили пароходы и ни одного зеленого огня не было видно.  А у нас заело грот. Виктора подняли к первой краспице, он там пытался с фонариком понять, что произошло, а я крутил штурвал, то становясь в левентик, то смываясь от пароходов, тупо шедших куда им хочется.

Paul к этому времени не только окончательно проснулся, но и пришел в порт, чтобы завести нас по буям, которые были расставлены совсем не так, как обозначались в лоции.

Виктор, наконец, разобрался с гротом. Болт, вылезший из мачты, стопорил движение ролика вниз по мачте. Витька вырвал его и ребята опустили капитана на палубу. Грот по направляющим lazy-jack'a рухнул к гику.

- Теперь заводим, - сказал Мишка про двигатель. - Нам тут тонуть-то осталось всего ничего...

Виктор встал на руль, а я транслировал команды, которые Paul отдавал мне по рации. Потом он сказал:

- Great! I already see you, Phil! So now go straight ahead leaving the stable red on your starboard and then turn towards the flashing red one.

- And what about the green lights? - на всякий случай спросил я. - Is there any available of those listed in the pilot-book?

- There is one and the only. And it sits in the right place, - успокоил меня Paul, - but it simply doesn't work, the son of a local bitch...







Из кормовой каюты вышел Мишка и загадочно поманил меня за собой. Паёлы были сдернуты, гребной вал вращался в своей шахте, а из-под дейдвудного соединения в три потока под напором хлестала в трюм вода.

- Представляешь, что было бы, если б завелись в Океане? - спросил Мишка.

- Чур меня! - ответил я, целуя висящего на шее маленького Святого Николу. - Доберусь до Италии, поеду в Бари и поставлю ему свечку от нас от всех. Спасибо, Ник!

- И вторую свечку, - сказал Мишка, - конкретно от города Дмитрова. По-моему, Никола у нас жил когда-то давно...

- Трюмную помпу, надеюсь, тоже в Дмитрове изобрели? - спросил я. - Вильбур Райт и маркиз Маркони.  В XIV веке...


Мишка расплылся в улыбке и обнял меня за плечи:

- Братан! - сказал Мишка. - Видишь, ты уже сам всё понимаешь! Приезжай в Дмитров, я тебе его покажу своими руками!





...to be finished...


  • 1
Не! - Четвертый Концерт С.В.Рахманинова!

Я бы про Дмитров тоже поверила...Тем более, если люди хорошие...

Совсем хорошие! Поэтому и верил

класс!
про саксофон хорошая идея ))))

Попробуй от Гибралтара до Канар. (Траву надо брать в Марокко, саксофон - на Ибице)

Да... на 26 дней такого путешествия нужна совершенно особенная компания..

А других, по-моему опыту, и не может быть. Это - Океан.

В этот раз особенно отлично переданы нюансы и ощущение замкнутого пространства в бескрайнем. Новая игра в тапки, поглощаемая дорада с бегающими жиринками - интересно и радостно. Особенно в таком пространстве. Неужели рыбу всё-таки съели?

Дак и не её ж одну! Приехавший потом бродячий ихтиолог Артур успокоил, сказав, что эти штуки в человеке не живут. Как вирусы Windows в машинах Apple. Я сразу почувствовал себя продвинутым компьютером.

Превосходно! Просто превосходно!:)

Пасиб! Но, вообще-то, ровно как было

моржом панет!

Ир, спасибо! Ты у меня вообще редчайший (тем более, настолько насквозь югославский) гость!

Как всегда замечательно написано.
Спасибо!

Ну, я еще раз повторю - как шли, так и описал

Спасибо!
Кино, кстати, тоже славное получилось.

Да, только, наверное, пора видео снимать видеокамерой, а не Nex'ом

С огромным удовольствием читаю, аж пальцы на ногах от удовольствия подгибаются. Надо завести привычку брать на борт духовые инструменты.

Вы осторожней! А то я прежде, чем альт коноплей набивать, учился звукоизвлечению. Еще б пару часов - и все б от моих экзерсизов за борт бы попрыгали

Эх, рубят мечты на корню.

Скорее, - косят...

Саксофон конопли...

Ну не капель же датского короля!

Умеете то всё же вкрапливать классику,в свои шедевры.
Читается как слушается, хорошая ,а иногда и любимая песня.
Спасибо Фил!

  • 1