suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ПОД ЮЖНЫМ КРЕСТОМ НА УСТРИЦЕ. Часть Четвертая. СТЁЖКИ-ДОРОЖКИ




За завтраком Олег сказал:

- Тесть утром выходил на тунца, видел нашу динги в Океане.
- Где?! - встрепенулись мы.
- А это... - Олег мотнул головой на север,  - недалеко тут, миль десять.
- Так он её привёл? - не веря своему счастью, спросил дед.

Олег покачал головой:

- Не! Он говорит, лет пять назад так же отловил лодку, так его до сих пор в околоток тягают. Спрашивают, куда труп дел... Тёща вообще сказала, что чужое брать — грех большой. Но это она просто в России в 90-е не жила...

Дед стукнул кулаком по столу:

- Нельзя давать Десять Заповедей в руки простым людям! Слишком буквально понимают...









Мишка пересчитал остаток денег, что-то прикинул и пододвинулся ко мне:

- Может, пойдём еще фунтов 100-200 насшибаем? Тут мне одна тётка в сапожной мастерской обещалась...

- Может, в банк сходим? - предложил Юрка. - Всё равно ж отдавать когда-то.

И мы отправились в маленький ларёк с надписью «Ейного Величества Свято-Еленская Всемирная Сберкасса». Как-то так. Я хотел снять денег с карточки.

Сначала мне в ларьке сказали, что ни фига не выйдет: куда-то улетел спутник, с которого они тут в поте лица добывают интернет. Через час сообщили, что спутник случайно прилетел обратно и я снова пошёл в тот же ларёк. У меня забрали паспорт, кредитку, дали анкету и ушли.

В анкете я заполнил все пункты, указав, что ни я, ни мои родственники никогда не поддерживали идею независимости Соединенных Штатов, что мы все активно сражались с Наполеоном и что лично
я, по возможности, больше никогда не приеду на Св.Елену. Через час служащие вернулись и сказали, что пока я заполнял анкету, спутник опять улетел.

Мы с Мишкой привычно заняли денег у местных нищих и пошли к Hazel пить виски и пиво.

- Смотри за небом, - сказал я Мишке, - он может прилететь когда хочешь.







Еще через час я опять заполнял анкету, потому что та, первая, устарела. Видимо, за то время, что мы выпивали в заведении у Hazel, мои предки успели пересмотреть своё отношение к Джорджу Вашингтону и «бостонскому чаепитию».

Я снова заполнил два листа и мы сели ждать сигнал со спутника. Через полчаса сигнал сказал «да» и мне отсчитали целую кучу фунтов.

- Мы свободные люди! - воскликнул Юрик и экипаж отправился сорить деньгами.


Сначала мы зашли в туристическое агентство. Пока мы с Мишкой выясняли, что тут почём, Юрка не глядя сунул лапу в стоявшую на стойке тарелку. Обычно туда кладут леденцы. Юрка тоже думал, что это леденцы. Меланхолично кинув пару конфеток в рот, он с минуту старательно их сосал, а потом я увидел ужас в глазах товарища и тоже посмотрел в тарелку с леденцами.

И тут я понял, что если Юрка не поседел вчера, то точно поседеет прямо сейчас. Потому, что в тарелку были насыпаны розовенькие презервативы. Я так думаю, на Елене слышали, что в приличных местах на reception'e положено что-то держать в виде приманки для гостей. Но, что именно — понятия не имеют и кладут, что в голову взбредёт. Юрка медленно и задумчиво вынул презервативы изо рта и положил их обратно в тарелку.

- Чё не выкинул? - спросил я.

- А чё им сделается?! Я ж их только сосал, даже не грыз...







Тут нарисовался Олег и сообщил, что он уже и без нашего агентства заказал экскурсию по острову. А еще сказал, что заменил батарейку в часах.

- Правда, это... - нахмурился Олег, - крышку от часов они где-то потеряли. Вообще не понимаю как. И они сами, похоже, не понимают. Стоят, улыбаются и не понимают. Но сказали зайти вечером, говорят, что решат проблему, для их квалификации это пустяк.

После обеда за нами подкатила колымага фабрикации г-на Форда, сделанная еще тогда, когда старик Генри
сам в охотку собирал себе на досуге автомобили.

Вообще, надо сказать, что для экскурсий свято-еленцы откуда-то выкапывают такие «самобеглые коляски», что только диву даёшься.

О безопасности речи не идёт: ремень там ни к чему не присобачишь, а подушку безопасности лучше сразу брать с собой из гостиницы. Как мы на серпантинах из этих дилижансов не повыпадали — непонятно. Дороги-то на острове однополосные, с карманами, чтоб встречные могли разъезжаться. И никто не слушает музыку. Каждый ждёт, что ему из-за поворота продудят и тогда надо будет быстро прятаться, чтоб успеть пропустить встречного, а потом дудеть самому.







Приличный еленский таксист (он же — экскурсовоз) обязан выглядеть особым образом.

Во-первых, у него не должно быть зубов. Я думаю, это правило выработалось еще тогда, когда таксисты грызли туристов. Сейчас уже не грызут, но зубов им до сих пор не положено.

Во-вторых, это обязательно должно быть крайне кривое и хромоногое существо, у которого одна нога длинней другой. Длинной ногой он иногда подтормаживает автомобиль, высунув ногу наружу. Кроме того, такая конституция позволяет ему сидеть в машине боком, вполоборота к пассажирам.

Наверное, это выработалось еще в те доисторические времена, когда таксисты хоть что-то знали о родном острове и могли в непринужденной беседе, сидя вполоборота, сообщать свои сведения туристам.

Сейчас посадка сохранилась, а знания уже давно исчезли. Дед, завезший нас в какие-то дебри меж двух гор, на вопрос, что мы тут достопримечательного должны разглядывать, немного подумал и сообщил:

- Вон горы.

- Ну да, - сказали мы, - видим, в общем. Больше-то и нет ни хрена. А еще что?

Дед озадачился, думал минуты две, потом обрадованно вспомнил:

- У нас океан кругом!

- В курсе, - сказал Юрка, - мы всё-таки сюда тоже не на паровозе приехали. И чё?

Дед совсем напрягся, долго глядел вокруг, потом сказал:

- Деревья растут. Трава вот...

И добавил:

- Травы много. Для травы имеем коров.

- То, что вы тут коров имеете — ваши проблемы, ты лучше скажи, остров-то большой?

- Охренительный, - сказал дед.

- В длину сколько миль?

- Да хто б знал бы! - сказал дед. - Много.

- А в ширину?

Дед подумал и сказал:

- В ширину тоже до хрена.

После чего опять подумал и довольно здраво добавил:

- Но в ширину меньше, чем в длину.







Примерно так же прошла и остальная часть экскурсии. Считай, узнали массу интересного — трава, коровы, горы, кругом Океан. Когда поездка начиналась, Олегова тёща нам сказала:

- Только учтите, что Бартоломью никаких других языков, кроме английского не знает. Верно, Барти?

- Верно, - кивнул дед, - я знаю только английский, потому, что он мне родной.

- Ясное дело — экскурсовод! - согласились мы. - На фиг ж ему языки знать!

Очень быстро выяснилось, что, действительно, старик Барти знает только свой родной английский, причём, знает он его очень хреново. Половины слов, с которыми мы к нему обращались, он в жизни не слышал, другую половину слышал, но что эти слова значат, понятия не имел.

Мы объехали весь остров по каким-то маловразумительным и узким тропам, ни разу не спустившись к Океану. Даже до места, которое содержало в названии слово beach, и то не добрались. Старик Барти сообщил, что туда можно скатиться на его друндулете, выключив мотор, а вот обратно иначе как на тракторе из-за крутизны склона не выберешься.

Трактора у нас с собой не было не было. У редкого моряка есть трактор.

- Но ведь — beach, значит, кто-то там всё-таки купается? - допытывались мы.

- Акулы, - сказал Барти, - кому там еще плавать. Лучше посмотрите налево.

- А что у нас налево?

- Горы, - удовлетворенно сказал Барти. - Вам, туристам, должно быть интересно... Направо, кстати, тоже горы. Можете рассматривать, а я покурю.







Наконец, мы добрались до лестницы Св.Якова, покровителя города. Не то 800, не то 700, не то 699 ступеней от города до вершины горы. В количестве ступеней показания свидетелей расходятся, а сами мы считать эти ступени не стали.

Говорят, раньше вдоль лестницы шли полозья, по которым городские ослы поднимали наверх разные полезные грузы. Теперь, с введением на острове всеобщего избирательного права, ослов в городе не осталось, и наверх по лестнице ничего больше не поднимают.

Женька Лосев, ехавший с нами, постоянно что-то напевал из своего репертуара. Поначалу его песни нас как-то даже развлекали. Например, вписавшись обеими ступнями в колючки, он быстро, с пропусками, спел «Барбарисовый куст». Глядя на горы, совершенно логично промурлыкал «Здесь вам не равнина», а когда вдали мелькнула Атлантика, Женька в музыкальной форме донёс до товарищей идею о том, что он, Женька, - «моряк, красивый сам собою».

Но потом Барти высадил нас у англиканского кладбища и, шляясь меж старинных крестов, я, Юрка и Олег вдруг услышали, как Лосев, не придумав ничего лучшего, затянул «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».

Мне эта мысль вообще не понравилась и я сказал, что экскурсию пора сворачивать.







К обеду команда вернулись в Джеймстаун. Олег убежал к часовому мастеру разбираться с потерянной крышкой, пообещав к вечеру заказать столик в каком-то обалденном китайском ресторане, куда, по его словам, надо записываться за месяц вперед, а то не попадёшь.

Но, опять же, по Олеговым словам, его тёща каким-то образом посодействовала нашему убожеству и договорилась с китайцами, чтоб нам-то они столик обязательно придержали.

Юрка, с самого утра объевшийся презервативов в туристическом агентстве, очень хотел попасть в этот ресторан. Меня тоже заинтриговало сообщение о недоступности элитной китайской харчевни для простых мореходов, которых занесло на Елену всего на 72 часа.







...А в Джеймстауне продолжала бурлить местная жизнь. На лавочке в центре города собралось население. Какой-то дядька зашел в магазин ЁБ-Сторз и, проведя там с полчаса, вышел обратно с бутылкой виски.

- Иеремия купил виски! - зашушукались на лавочке. - Иеремия! Иди к нам.

Иеремия, застенчиво оглаживая бутылку, подошел.

- Глядим, ты виски купил, - сказали ему.

- Да, по чести сказать, купил вот, - ответил Иеремия.

- И почём взял?

- Двадцать девять фунтов отвалил за пол-литра, - с гордостью человека, свободно тратящего деньги, сказал Иеремия.

- Да-а-а... - сказали на лавочке, - в том году Арчибальд тоже покупал себе виски. Вот так же как ты. Свободно зашел в ЁБ-Сторз, а вышел уже с бутылкой...

- Да-а-а... - сказал Иеремия, - уж коль человек собрался купить виски, его, по чести говоря, не остановить.

- Да-а-а... - ответила лавочка, - старик Арчи, помнится, долго пил ту бутылку... Его еще на Пасху с ней видели возле тюрьмы и, честно говоря, там было еще унций тридцать. Вот так вот!

- Тридцать унций можно долго пить, - покладисто согласился Иеремия, - как человек чести вам это говорю.

- Да-а-а... - сказала лавочка и все на время замолкли.

- По чести сказать, я помню, - встрял наш Барти, - когда одноногий Эзра покупал себе виски, был сильный шторм.

- Ну, все помнят семьдесят второй год! - согласилась лавочка и все опять замолкли.

- Тогда виски честно стоил 18 фунтов и ни пенсом больше, вот что было! - напомнил Барти.

- Ну да, при Арчибальде уже до двадцати семи подскочило, - согласились сидельцы. - Но он купил всё равно, хотя, как честные люди, мы ему говорили, что это дорого.

- Да-а-а... - сказали все хором. - Но он, по чести говоря, нас не послушал, Арчибальд-то.







Из подворотни выскочил плачущий Олег:

- Смотрите, что они мне, собаки, с часами сделали, - сказал он и сунул нам с Юркой свой Swatch.

Юрка перевернул часы и мы увидели, что батарейный отсек, так и не приобретя утерянной крышки, был заклеен скочем. Сам скоч выглядел настолько винтажно, что было ясно: на остров он попал еще в те времена, когда одноногий Эзра покупал в ЁБ-Сторзе свой виски.

- Они сказали, - возмущенно сообщил Олег, - что зуб дают, что я теперь батарейку не потеряю.

- Ну и взял бы у них зуб, делов-то! - воскликнул Юрка.

- А знаешь, почему они зуб дают? - спросил Олег. - Да потому, что у местных часовщиков, как и у таксистов, зубов тоже нету.

- Ясно, - кивнул Юрка, - значит минимум по 32 заказчика к ним уже приходило до тебя...

Лавочка, было примолкшая во время этого диалога, опять зашевелилась:

- По чести сказать, у меня тоже были часы, - прокаркал Барти, - у многих есть часы и сейчас...

- Против твоих слов не попрёшь, - согласились остальные, - всяко в жизни случается...







...После обеда за нами приехала другая колымага и другой таксист повёз нас на ней по наполеоновским местам. Он тоже был кривой, без зубов и тоже с хреновым знанием английского. Абсолютно такой же, как Барти, только другой. Экскурсовод, в общем. Порода такая местная.

- Для травы имеем коров, - первым делом сообщил он.

Мы его заверили, что про траву с коровами знаем уже всё и попросили побыстрей доставить к покойному императору.

...Когда-то, очень давно, я работал переводчиком. Тогда еще не существовал Google и такие ухари как я были в цене. С тех давних пор цена сильно упала, но во мне живет очень специальное отношение к качеству перевода. Оно даже не профессиональное. Скорее — общечеловеческое. Мне как-то хочется, чтобы текст, переведенный с иноземного языка, так же складно звучал и воспринимался бы и на моем родном. Но, как будет показано ниже, даже такие простые желания в наше время не всегда осуществимы.







Ну, например, вот что написано по-русски о смерти Наполеона на сайте http://banopart-napoleon.com. Это не я придумал, и даже не он сам:

Через 3 недельки сердечко правителя закончило биться. Французы просили, чтоб на надгробном камне была высечена надпись - , хотя губернатор острова требовал, дабы вблизи под названием усопшего стояла его имя - . Начались переговоры с Англией, и та с радостью вульгарна навстречу желанию Франции. В ночь вскрытия могилы дул небольшой ливень, наиболее подобный на крепкий туман.

Ну, и так далее. То, что Англия «навстречу желанию Франции» всю жизнь была «с радостью вульгарна» - ни для кого не секрет. А вот кто такая таинственная «имя -.» и что там за «надпись -,» - я не понял. Особенно, про
«-.» и «-,». И имя «какая-то» удивительная, и надпись не лучше.

TripAdvisor — тот вообще, не заморачиваясь, сообщил:

Могила Наполеона красивая сверху донизу. Она является странным советом шляпы крошечному Императору. Это - вид вида, который обращается к мужчинам и женщинам одновременно, но по другим причинам.

Вот так вот! Надеюсь вы поняли больше, чем я. Но «вид вида» и «сверху донизу» вместе со «странным советом шляпы» - это то, что говорится о могиле, которая с 1840 года находится в Париже. А сначала-то императора похоронили здесь, на Св.Елене, неподалеку от его дома, расположенного в деревне Longwood. Туда мы и отправились, как только Барти-II умудрился завести свою машину 1929 года выпуска.







...Не знаю, почему (может, потому, что я отчасти поляк и моя настоящая фамилия — Яворский), но к Наполеону я отношусь достаточно нейтрально. Во всяком случае, если и вспоминаю что-то, то не стих про дядю Витю Недарома, а про то, как Бонапартом были освобождены славяне, получившие возможность говорить и писать на своих языках и строить собственные государства. И мы, поляки, были в их числе.

Потому именно польские войска жестко встали в арьергард на переправе у Березины, до последних бойцов отражая атаки русских. Они умирали, чтобы разбитая армия императора смогла как можно дальше оторваться от преследования.

Самой Польше от возвращения русских, как показала вся дальнейшая история республики, ничего хорошего ждать не приходилось. И крылатые гусары хорошо понимали, за что они со словами jeszcze nie zginęła гибнут у замерзшей пограничной речки на краю холодного и мрачного, бескрайнего в своём оледенелом мессианстве государства.

Это я всё к тому, что Наполеону мы с Юркой стакан-то налили. К могиле запрещено подходить, но тут уже мы проявили себя не как законопослушные европейцы, а как обнаглевшие русские: плюнули на запреты, подошли и налили.

А Женька на стрёме стоял. Сказал, если кто будет идти, я вам «Боже, царя храни» запою. Но потом всё перепутал и опять спел про рыцаря. Но мы и так успели.







...Когда из императорского дома экипаж вышел к машине, на лавке сидело несколько лонгвудцев.

- Что там у вас новенького-то в Джеймстауне? - спросили они у нашего водителя.

- Да, вот, Иеремия в ЁБ-Сторзе виски сегодня купил, - сказал водитель.

- О как! - разом зашевелилась вся лавка. - Ну-ка, расскажи поподробнее...

Мы решили не встревать в сложные интерференции информационных полей острова.




***


...Вечером выяснилось, что Олегу срочно нужно на Большую Землю. Он залез в местный, коцаный интернет и выяснил, что через два дня к острову должен подойти круизный лайнер с евробабушками и евродедушками.

Возникла проблема: правила требовали, чтобы Олег покинул королевские владения  через день, а до лайнера оставалось целых два дня. Полиция сказала, что будет связываться с Лондоном и ждать инструкций. Списать Олега на берег до ответа из метрополии нам запретили, поэтому он по-прежнему оставался в судовой роли.

Капитан напрягся. Уходить с ролью, где было 8 человек, а прийти в Бразилию с семерыми — как-то не по-пацански. Можно и в тюрьму загреметь.







Юрка вспомнил, что он юрист и сел копаться в международном праве.

- Ну что, Виктор, - хорошо поставленным, то есть, очень поганым адвокатским тоном сказал он капитану через полчаса, - есть разные варианты. Если мы придём в Бразилию всемером, значит тебе ломится от восьми до двенадцати где-нибудь в джунглях на Амазонке.

Если попробуешь уйти без Олега с Елены и повяжут тут, то получается всего до трёх лет и, главное, в нормальных условиях.

Можешь оставить лодку и уплыть на круизнике в свою Новую Зеландию. Там огребёшь десятку, зато сидеть будешь дома, вместе со своими маори. И с передачами у вас полегче.

А можешь сказать, что ты русский. Тут вообще всё понятно, Сибирь ты знаешь хорошо, свинтишь через годик по Байкалу в своей омулёвой бочке. Или по УДО через пять лет соскочишь. Но сидеть тебе по-любому везде, так что выбирай.

И подонок Юрка захлопнул свою подлую книжку. Витька задёргался.

- Я еще не сидел никогда, - сказал нервно он.

- Тоже мне Мандельштам! - возмутился я. - «Я не создан для тюрьмы! Я не создан для тюрьмы!» А сам про бродягу нам поёшь. Посиди, посиди! А там и человеком, может, выйдешь. Наколок хороших себе наделаешь, могилу Наполеона на спине выколешь, а на веках - «они видели Бонапарта». Чем не перспектива?!

- Тебе жить, - туманно поддакнул Юрка, по-бандитски сплюнув наземь.

Витька обозлился и помчался в полицию.

- Такое впечатление, что он вообще не хочет сидеть, - удивился Юрка, - ты что думаешь?

Я сказал, что я думаю, что у нас есть проблемы и что они отягощаются Витькиной нерешительностью. А еще я сказал, что как бы нам тут каждому по «двушечке» не влепили за нарушение режима. Юрка тоже был невысокого мнения о способностях капитана договориться с полицией.

- Фил, - жестко сказал Юрка о нём, - мямля не промямлит. В полицию должен идти ты.

- Подождём до завтра, - предложил я.

И мы тронулись в дорогущий китайский ресторан, где нас ждал зарезервированный столик.







...Мне доводилось бывать в китайских ресторанах. Это происходило в разных частях света, кроме, разве что, Китая. Они были разными: дорогими и не очень, хорошими и так себе. В одном, например, я никак не мог добиться, чтоб нам объяснили, из чего состоят блюда. Названия тоже были непонятными. Я ж сам не могу сообразить, что такое «чунь-су», верно?

Рядом с названием блюда стоял и его номер. Мы выбрали № 327, просто ткнув пальцем куда пришлось. Ждали часа два. За это время нами был съеден весь хлеб и всё чесночное масло как с нашего, так и с соседних столов.

В конце концов, увлеченные беседой, мы вообще забыли, что делали какой-то заказ. И тут появился китайчонок, который приволок нам тазик  резаных фруктов, обильно посыпанных кари и тщательно залитых майонезом.

- Что это за кошмар? - испугались мы.

- Триста двадцать седьмое, - медленно и торжественно произнес официант.

- О как! - сказали мы.

Есть № 327 было невозможно, но друзей потрясла торжественность, с которой нам подавали этот комбикорм. И друзья мне сказали:

- Ты, Фил, если мы еще с тобой в китайский ресторан когда-нибудь пойдём, сразу спрашивай, есть у них триста двадцать седьмое или нету. Если нет, то мы туда не ногой...







Дорогущий китайский ресторан Джеймстауна находился в подворотне, над которой, видимо, по ошибке, висел филиппинский флаг. За подворотней, в глубине дворика, на кривых выщербленных плитах стояло три колченогих ржавых стола, застеленных советской клеёнкой. Кроме нас никого не было.

- Значит, набегут скоро, - подбодрил Олег, - ресторан дорогой и очень известный.

Забегая вперед, скажу: так никого и не появилось. Один раз высунулся из-за угла Иеремия со своей бутылкой, да и тот сразу пропал.

Минут сорок мы ели хлеб с маслом. Я, как человек поживший, уже знал, что в китайских ресторанах принято питаться таким образом, а пацаны бесились. Хлеб мы брали четыре раза. Потом нам принесли свечку, поставили её на стол и стали варить на ней лапшу.

- У нас сутки до выхода в Океан, - напомнил я, - у Олега — максимум двое суток, а варить они её будут дня три.

- До свидания, товарищи китайцы, - холодно произнес Юрка и мы покинули дорогущий ресторан.

...Если вы в ближайшее время попадёте на Св.Елену, обязательно загляните в это заведение. Оно находится по левой стороне улицы, перед ЁБ-Сторзом. Лапша, по-моему, уже должна быть готова.







Утром нам сообщили, что Олег списан на берег и что мы можем уйти без него. Судовая роль была переделана. Олегу параллельно сообщили, что если он не уедет через сутки (например, его пароход не придет), то он в этом случае будет считаться преступником со всеми вытекающими для него из этого факта последствиями.

Олегу конкретно светила «Тюрьма Её Величества» - весёленькое бело-голубое строение.

- А за что они тут чалятся-то? - с профессиональным интересом спросил Юрка.

И действительно, за что можно сидеть на острове, где прописано около 6 тысяч человек? Как выяснилось, национальный вид преступлений на Св.Елене — кража кранов с городских водных колонок. Зачем-то у них есть колонки и островитяне не могут удержаться, чтоб тёмными ночами не выйти на промысел и не свинтить с колонки кран-другой.

Преступление абсолютно бессмысленное, оттого и вдохновляющее. Отцы ОПГ Св.Елены на своих тайных сходняках хвалятся друг перед кругом количеством стыренных кранов и так определяют, кто из них теперь «в законе».







- Счастливые люди, - сказал Юрка. - Теперь вот и Олежку к ним посадят.

- А что? - сказал я. - Посидит, поумнеет. Письма нам с тобой будет из тюрьмы писать.

- Какие письма? - спросил Юрик.

- Какие? Ну, не знаю... Ну, например, вот такие:

«Здравствуйте, дорогие Фил и Юрка! У меня всё хорошо. Мне осталось еще полтора года. Я поправился, потому что мне каждый день дают полфунта маниоки и даже немного банановых листьев по выходным. Начальник тюрьмы, когда на острове нет никаких кораблей, отпускает меня погулять.

Нашу камеру часто возят на экскурсии. Я уже 16 раз был на могиле Наполеона и завтра опять туда поеду. Как только выйду — женюсь. Тесть и тёща у меня уже есть, осталось найти жену. Викарий местной англиканской епархии (ты, Фил, должен его помнить, это одноногий Эзра) обещал мне помочь. У меня тут в одном месте спрятано уже целых пять кранов, так что человек я, считай, вполне обеспеченный, за меня любая пойдёт.

Иеремия обещал мне бутылку из-под того своего виски. К моему выходу он как раз должен её допить. Тогда я положу в неё это письмо и брошу бутылку в Океан. Надеюсь, дойдёт. Ваш Олег».


- Вот так вот, - сказал я Юрке.

- Ну, хорошо, пускай пишет, - согласился Юрка. - А ты-то сам будешь в дорогу виски покупать?







И, в самом деле, до отхода лодки оставалось полдня, а я еще не купил виски и сигарет. В ЁБ-Сторзе мне гордо сказали, что они принимают карточки. А я и поверил.

Я нагрёб семь бутылок дешевого (другого не продаётся) виски и три блока сигарет. Кассир нажал на кнопку и ко мне пришли старший менеджер, владелец магазина и специально вызванный из уже закрытого банка операционист.

- Я не могу это взять на себя. Надо вызывать Лондон, - сказал операционист владельцу и эти двое отправили менеджера писать e-mail в Англию.

Как раз оставалось полчаса до прилёта спутника. Так вот! Вы, конечно, не поверите, но Лондон взять на себя ответственность за то, что я заплачу картой Raiffeisen, тоже  отказался. «Он русский», - коротко написали в ответном e-mail'е из Лондона.

Я так и не понял, про кого это было сказано — про меня или про Raiffeisen. А сам я ни Вену, ни Кремль вызывать не стал.

Мне позволили купить одну (!!!) бутылку виски и сигареты. Стоило это всё 275 еленских фунтов. Не знаю, что за курс у этой валюты, но на острове его считают 1:1 к родному британскому фунту. Да плюс еще пять процентов комиссии за сложность с обслуживанием кредитки.

Вот такие дела!







Water-taxi отвез нас на Устрицу. Rally Control отметил время нашего старта - 19 января 2013 года, 15.30 по UTC. Мы вывели лодку на чистую воду, подняли паруса и через несколько часов Святая Елена начала медленно таять у нас за кормой.



***


...Каждый раз, монтируя кино о переходе, я делаю это по ходу, по мере появления новых файлов. Поэтому я никогда не знаю, что у меня получится в конце, зато экипажу так интересней: раз в несколько дней мы смотрим продолжение.

В этот раз дед предложил отгадать, какой саундтрек я выберу для сцен с наполеоновскими местами. Мишка сказал, что, наверное, это будет «Марсельеза». Кто-то сказал: «Абы не хард-рок какой...»

- Не, - сказал дед, - не отгадаем. Он хитрый. Он чё-нибудь неожиданное вставит.


Я вставил «Позарастали стёжки-дорожки» Пелагеи в её ремиксе с Casta Diva. Во-первых, потому, что, на мой взгляд, это идеальный выбор для отснятых кадров. А, во-вторых, я не могу отделаться от ощущения, что все наполеоновские места Святой Елены - это кошмарное переплетение заброшенных, заросших, теперь почти никому не ведомых стёжек-дорожек.

Грустных, тихих, понемногу забывающих свои печальные тайны...


А босые ноги, которые появляются в кадре с дорогой к могиле императора — это, разумеется, были ноги Женьки Лосева. Второго такого
«босоногого мальчика» мне во всей Атлантике было не найти...




...to be continued...



  • 1
Замечательно! Очень смеялась. Такая тёплая ирония. Но вот что интересно, а что у них на острове отходов совсем нет, и они совсем ничего не выбрасывают? Если ездят на таких машинах. Да и скотч тоже впечатлил. Наверное, хорошо жить - плохо, апатия наваливается. Да, стёжки-дорожки - отлично легло на кадры посещения могилы. Ваша ирония, Фил - фирменная. Спасибо.

Да ирония-то иронией, но появление в таких местах оставляет непонятные чувства - грусть, жалость, что не успел досмотреть, мысли о скоротечности. Ну, а в остальном - как было, так и было. Спасибо, VD!

Подумалось: а если действительно человек умер в плавании, посреди океана, что делать? Есть какая-то принятая процедура?

Угольный мешок, ядро и за борт?

Ох, как жалко Наполеона-то.
Он конечно деспот и тиран, но не настолько же.

Мышцы живота начали напрягаться при описании пульсирующего спутника и
порвались в клочья, где-то в районе описания жующего (но не кусающего) презервативы персонажа.
(а я-то всегда недоумевала, зачем их делают со вкусом клубники).
К моменту фееричного перевода надгробных надписей, дряблые от нагрузки "кубики" на животе, только ритмично подергивались.

Фил, ты страшный человек.
Пойду еще раз перечитаю.



Начинается! - я же еще и страшный! Я беспристрастно, шаг за шагом тружусь в качестве совершенно беспристрастного бытописателя и сухого архивариуса и мне же попадает!

А меня больше всего "лавочка" потрясла. ;)

А уж мне-то она как понравилась!

А правда, что положено делать, если в океане умирает кто-нибудь на судне, а морозильника соответствующего размера нет?
И что конкретно было тому капитану?

ВВ! Но ты-то себе лодку отлично представляешь! Откуда там такой морозильник?! Делай, что можешь! А того капитана долго тягали, но, всё ж не посадили.

Это... а я чё, правда, ни на какие другие мысли этой частью рассказа никого не навел? - я тогда лучше вообще все прекращу ))

Ах, как вкусно написано!

Увлекательно живут святоеленинцы. Раздолбаи почище наших будут. Спасибо за рассказ. Утро, несмотря на весеннюю метель, все таки встретил с улыбкой.

А чё им не жить, если остров полностью зависит от вливаний Англии. Там люди сидят и еленцам работу придумывают

Англия, похоже завезла на Елену всё самое ценное: ломовые цены и несъедобную еду. А, и еще очень странную, извращенную форму любви к французам. И, я слышал, отвратительную погоду тоже.
А машины 29 года: подумать только, такая глушь, и такие современные изобретения! У нас в Европах они только через 16 лет появятся…

Кстати, теперь все наполеоновские места принадлежат Франции. То есть, на острове есть еще и некая экстерриториальность. А Chevrolet мы проверили - он действительно выпущен в 29-м. Форд, разумеется, почти нулёвый - это уже 60-е

А презервативы для Юрия были в обертках или так?

Они были в какой-то прозрачной и при этом очень незаметной фигне. Но я бы не стал утверждать, что их готовили специально для Юрки. Я думаю, не один он ими там питался

Отлично, как всегда - знак качества!
А где видео-то?

Значит, ты пропустил! Но я повторю в последней части

Искала тут фильм про то как вы поминали Императора.
Не нашла, а вот хотелось бы друзьям показать!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account