suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

КЛЯКСА ВЫХОДИТ В МОРЕ. Часть Третья. ДВА КАПИТАНА




Есть некая общая легенда о расселении славян по миру. Жили три брата — Чех, Лех и Рус. И каждый пошёл искать свою страну. Понятное, дело, что Чех пошёл в Чехию, Лех пошёл в  Краков, а Рус, не пойми с какого перепуга, двинул на северо-восток. По моим прикидкам, он так дошёл до Норильска с Колымой.

В позднейшие времена из легенды политкоректно убрали имена братьев и она зазвучала более привычно: было у отца три сына, двое умных, а третий — полный идиот. Во всяком случае, если б у Руса тогда были мозги и компас, то, может, мы б все, а не только Вовка с Кирюхой, оттягивались теперь, как люди, у тёплого моря.









Хорваты оказались умнее нас. Жили они сначала под Киевом (тогда еще все жили под Киевом как лимитчики). Но в 907 году, задолбавшись отгребать лопатами снег от своих днепровских землянок, хорваты, согласно «Повести временных лет», записались добровольцами к Олегу и пошли на Царьград, где, обнаглев, и остались.

Между прочим, этих невозвращенцев сразу обозвали «белохорватами». Уже потом появились белополяки, белофинны, белобелоруссы, белонегры и другие поганки.

А первыми были белохорваты. Только погонялово это им дали не Тухачевский с Троцким, а Костя Багрянородный и Нестор: «А се ти же словѣни: хорвате бѣли и серьби».

То есть, получается, и сербы нас кинули. Это теперь они говорят, что мол, «русские нам братья». Опомнились! Тоже мне братья!

А я так скажу: «Домой, сукины дети, в Иркутск!» Сначала их туда, нас — на их место, а уже потом будем разбираться, кто кому брат. Сейчас наша очередь на Адриатике жить! Море патриарху отдадим (ему-то уж на Адриатике всяко молиться приятней, чем на Соловках!), в дорогах дырок наковыряем, всё вокруг мусором украсим, на берег решётку поставим.

И будем уже жить как умеем.

А то сидим тут из-за этого Руса в сугробах по восемь месяцев. А на фига они нужны? - только под одинокой звездой желтые вензеля по ним от тоски выписывать (в прямом смысле слова). И то ведь неравноправие с женщинами какое-то получается...






Вообще, мы как-то сами всех распустили. Вот смотрите.

Великая Венгрия (она же - Magna Hungaria) — государство на Волге. К 1230 году все венгры ушли за Карпаты. Там тепло, там яблоки. И никто, главное, не остановил.

Никто не спросил: «С какого чёрта?» Никто ж не сказал: «Всё имущество оставляете здесь плюс плата за высшее образование». Наоборот, сказали: «Идите, мадьяры!» Они и ушли, аргументируя тем, что Венгрия-то на самом деле, оказывается, и не на Волге вовсе. Что это они, мол, чё-то попутали случайно.

Потом - Великая Болгария. Жили на той же Волге. (Чего их, кстати, на Волгу-то всех несло?) А, кроме того, болтались в районе Днепро-ГЭСа. Казалось бы, что ещё людям надо? - свет есть, рыба есть, сало — вот оно само носится, круги нарезает. Сиди, делай автомобиль «Таврия». Фиг! — умотали в Софию и в Италию.

Кто им, спрашивается, паспорта выдавал? Где эти подонки, которые болгарам зелёный коридор открыли? Кто ответит за то, что им теперь — болгарский перец, а нам, как всегда, — хрен?






Про сербов с хорватами уже сказал. Эти вообще давно отчаливать задумали: они даже покойников своих в Стольском городище головами на Запад закапывали. Ещё в девятом веке. Значит, получается, заранее готовились?

Ну, это ладно, Стольское городище — это ж под Львовом. Там от нас всю жизнь морды на Запад воротят. Но ведь даже финны из Мордовии ушли! Ни одного не осталось. А что ты им скажешь? Понятное дело, в Финляндии — и тебе дороги, и тебе культура, и Шенген, и все дела. А в Мордовии одни тюрьмы. Конечно, финны не дураки!

Все ушли. Все поголовно! А мы чё остались?! Анекдоты про чукчей сочинять? Речки вспять поворачивать? Какие речки! - мы не одного хорвата вспять повернуть не смогли!

Вот честное слово, я б этого Руса ненормального...

А теперь выходит, что все хорошие места расхватали. Землю — крестьянам, море — абхазам, чачу — грузинам, алмазы — якутам, боржоми — хохлам. Живи как знаешь. А слово «пипец» запретили!






...Об всём этом размышляли мы с Лёхой, распивая смоквицу (она ж - инжировка) на хорватском (хотя, по уму-то, нашем) острове Корчула. «Bava» стояла на якоре в глубине городской гавани. Над водой далеко разносилась музыка с городской дискотеки.

Лёха рассуждал, а я смотрел на него и думал: «Хорошо тебе так-то. Сам ведь тоже свой Урал кинул. Послал к чёрту все эти Чердыни, Соликамски, Ёбурги и Мотовилихи. Где тут на Адриатике приличную Мотовилиху найдешь? Так, чтоб с домнами, матюками и чёрным снегом... Тогда б и Черногория называлась Nevenegro Carbonico...»

Правильно сделал Лёха, что уехал. Он у себя там паспорт получал целых два месяца. А тут сказали, что Кляксе его за три дня выдадут. И хорваты с сербами не дураки, что вовремя от нас умотали.

Я уже как-то вспоминал об одной здешней деревеньке с замечательно пофигистским названием Хай-Нехай. В этот раз мне подумалось, что, наверное, в нём, в таком названии, отражена память народа, тысячу лет назад ушедшего сюда от нас.

Это ж не название. Это ж просто отчаянный слоган переселенцев. Типа «а пошло оно всё!..» Сидели-сидели, а потом как заорали «Хай-нехай!» да и уехали сюда первым же пароходом.






...Жара в Корчуле нас чуть не доконала. Не было сил даже ходить по городу. Силы оставались только на смоквицу с вильямовкой. Но на это у меня  существует неприкосновенный запас бодрости, его я всегда строго отслеживаю и пополняю.

Время от времени падая за борт и, вылезая слегка охлажденными, как сёмга, можно было продолжать наливать дальше. Поэтому сидели, пили и макали Кляксу. Но к утру всё-таки решили уходить туда, где есть ветер. Второй жаркий день в гавани или городе никто бы не вынес.

...Ветра в Пелешацком проливе, между Корчулой и материком, есть почти всегда. Лавируясь, мы шли обратно к Млету, к его южной части. С капитаном Рустом, Bandido которого двигался к нам от Сплита вниз, мы так и не встретились: не хватило времени.

Снявшись с Млета в шесть утра на следующий день после перехода, «Bava» ушла в сторону Дубровника. Все спали. Наверху были капитан Королёв и я.






Лодка плавно резала воду, лишь иногда взлетая, если мимо проносился какой-нибудь сумасшедший с большими моторами. Мы возвращались в любимую Черногорию.

- Скоро будем дома, - сообщил Лёшка после того как мы прошли таможню, - нам главное — в жупу не влететь...

- Куда не влететь?! - спросил я, подумав, что ослышался.

- Деревня есть на побережье. Жупа называется. Ну, или Župa. От неё бора дует, я попадал однажды — не дай бог. Жопа практически.

- А что это значит?

- Бора?

- Нет! - жупа.

- «Жупа» по-ихнему, - «район», «местность». Некая область, в общем...

- Большая область?

- Ну, это смотря у кого. У некоторых достаточно обширная, я б сказал.

- Понятное дело - «жупа», - успокоился я, - конечно, большая.

В России я постоянно попадаю в какое-нибудь такое место. Иногда действительно большое. Оттуда, правда ничего не дует, но тоже неприятно. Уж лучше б дуло.






...Мы шли в сторону Херцег-Нови, то приближаясь к берегу, то удаляясь от него. Навстречу прошел кеч. На полных бизани, гроте и двух стакселях. Сделал красивый оверштаг, одновременно перекинул все паруса и, не снижая скорости, ушел от нас другим галсом.

«Bava» миновала несколько скрытых в скалах корабельных стоянок. Это — остатки баз ВМФ союзной Югославии. Страны этой больше нет и флота её нет тоже. Выброшенные со своих привычных стоянок военные корабли, ржавея, доживают век и тихо опускаются на дно у берегов Бока-Которки.

Выразительно фаллических форм ракеты все еще эрегированно топорщатся над палубами. Но «показать хрен Америке», как задумывалось, уже не смогут. Хотя, надо ли его показывать кому ни попадя? Допоказывались уже, в общем. Пусть лучше по Которскому заливу ходят парусные лодки.






...У нас с Лёхой была идея остановиться на несколько часов в Перасте. Название это меня никогда не вдохновляло, но само место очень красивое. Долгое время городок входил в состав Яснейшей Республики Венеция (Serenissima Repubblica di Venezia).

В XVII веке тут было целых четыре верфи, флот достигал сотни кораблей. Тогда в Perasto жило больше полутора тысяч человек. Сейчас от них осталось девятнадцать дворцов, семнадцать католических, две православных церкви, дома, мостовые, причал... А жителей теперь всего 350 человек. И вот уже третий год как мы с Лёхой не можем здесь пришвартоваться.

Какие-то четыре хмыря оккупировали городской причал, а остальные 346, включая полицию, им потворствуют. Встать в Перасте к стенке нереально. Причём, официально у этих четырёх никаких прав на причал нету, поэтому они идут на хитрости.

Посмотрите на схему. Написано «Пристанище»! А куда приставать-то?! Видите, справа зелёненькое? Это то, куда наше «пловило» можно привязать. А теперь попытайтесь это зелёненькое найти на схеме. Фигушки!






Мы с ними чуть не подрались. Но Лёха сказал, что жители Пераста - народ на редкость подлючий. В том году он с ними тоже поругался, так они ему потом в Которе ночью винт открутили. Только Лёшка тронулся от которской набережной, как винт и булькнул. А там на дне два метра ила. Пришлось новый винт за 650 евро покупать. И это еще повезло, что он не складной у него, так бы вообще все 2500 отдал!

В общем, если хотите на этот сволочной городишко посмотреть — поезжайте на машине. На лодке не получится. Правда, мы не знаем, что они с машины скрутить могут. Как там у классика было? - «совсем подлец народ...» Ей-богу, хуже хорватов! Одно слово — Пераст. И нету им другого слова.

Там, по слухам, постоянно живут Тёма Троицкий и композитор Брегович. Может, это они открутили винт у суровых мореходов, интеллигенция сопливая?..






...В последний вечер в Которе мы с Лёхой отправились выпить в капитанский клуб. Пошли нарядные — в новых морских майках, выцепленных в магазине Navigare. Подготовились, в общем. С собой никого не взяли. Сказали: «Вот будет у вас на всех столько миль, сколько у нас у каждого — тогда и пойдёте!» Нагло сказали, надо отметить.

За что и поплатились. Выпили мы достаточно. И перед тем, как идти готовились, и за ужином оторвались и в самом клубе накосорезились.

Обратно шли, держась за ручки, каждый прикрыв по одному глазу. Стереоскопия зрения теперь у нас была на двоих. Поэтому мы предупреждали друг друга об опасностях.

- Мотоцикл, Лёха!
- Он далеко, я переднее колесо вижу...
- А я — багажник. Влево берём?
- Не берём.

И мы стукались о мотоцикл.

- Это городские ворота.
- Где ворота, Лёха?
- Правее. То, обо что ты бьёшься — городская башня.
- Вправо берём?
- Берём.

И мы оба стукались уже о городскую башню.






Нас никто не трогал: капитаны идут в порт! Кое-как мы доковыляли до места, где была ошвартована «Bava». Я встал на трап, немного покачался и рухнул в воду.

Упал я талантливо, как настоящий морской волк: пролетел между причалом, трапом и двумя лодками, не задев ни кабель берегового питания, ни шланги, ни швартовы, и ничем не ударившись. Упал и пошёл ко дну. Вода у дна приятно охлаждала.

Лёха сел на транец и загоревал.

- Ну вот, - негромко сообщил Лёха сам себе, - был Фил и нету Фила. Как и не было вовсе...

С соседней лодки заголосили: «Man Over Board! Man Over Board!»

- Мэн овер борд, - задумчиво согласился Лёха, - всё верно...

- Лёха, - спросила Инга, выскочившая на «Man Over Board!», - а где Фил? Это не он за борт грюкнулся?

- Как Клякса? - тщательно выговаривая буквы, по-хозяйски спросил Лёха. - Всё в порядке, я надеюсь, пока нас не было?

- Я его спрашиваю, где Фил, а он, блин, про кошку спрашивает! - возмутилась Инга.

- Ты как разговариваешь с капитаном?! - строго спросил Лёха. - Моду взяли!..






Экипаж соседней яхты вопя шарил вдоль борта баграми. Багры меня щекотали и я всплыл.

- О как! - удивился Лёха, увидев мою голову у своей ноги. - Курить будешь?

- Пиво буду, - сказал я, держась за край лодки. - Возьми камеру на борт.

Лёха забрал камеру и пошёл за пивом.

- Лёх! - не поверив своим глазам, заорала Инга. - Ты вообще доставать-то его собираешься, нет?!!

- Кля-а-а-кса! - расплылся в улыбке Лёха, наткнувшись на котёнка. - Кляксочка моя любимая. А где у нас, Клякса, пиво?

И он упал вниз, в салон.






Я устал держаться и снова погрузился. Под лодкой я обнял перо руля и решил так какое-то время поотдыхать.

- Опаньки! Опять утонул! - удивился капитан Королёв, появившийся на транце с Кляксой и пивом и опять не обнаруживший меня.

Соседи снова заголосили и зашуршали баграми.

- Овер борд, овер борд! - успокоил их Лёха. - Всё под контролем. Он сейчас за пивом всплывёт, обещаю...

...Доставали меня полчаса. Раз пять или семь, после каждой неудачной попытки, устав, я снова погружался к перу руля и снова отдыхал. Соседи давно побросали багры и уселись пить у себя в кокпите.

Когда ж я как тритон, мокрой чёрной раскорякой выполз на лодку, у меня ярко светилась промежность. Как у Данко. (Хотя у Данко, там, кажется, чё-то другое светилось. Возможно, печень, если я с Прометеем не путаю...)

А у меня в съехавших набок штанах горела замкнувшая вспышка айфона.

Утром у Лёшки на пятке обнаружилась такая безумная шишка, какую нереально получить, если ты только не подрался с бульдозером. Мы так и не вспомнили, откуда она взялась.






На следующий день нужно было улетать. Стоя на трапе, я вытащил из кармана обуглившийся айфон, протянул руку над водой и разжал пальцы. Булькнув, он ушел на дно. Туда, где вчера был я и где второй год лежал Лёхин винт.

Я снова покидал Монтенегро. Лёху, Ингу, Кляксу, Которский залив и вообще всю эту чудесную маленькую страну с её игрушечными городами, горами, морем, лодками, сливовицей и пиниями по обочинам дорог. Пора было возвращаться.

В Москве шли холодные дожди и заканчивалось лето. Грязные машины стояли в нескончаемых пробках. На деревьях начинали желтеть и скручиваться листья. Думать об этом не хотелось.

Рейс на Москву улетал вечером. Инга сходила в город и притаранила на борт Vranac в литровых бутылках. У нас оставалось несколько часов Черногории.

Мы купались, пили вино, ели виноград и смотрели вокруг. У нас было всего несколько часов, чтобы запомнить, как солнце плывёт вдоль чёрных гор и как оно до самого дна, до камней, до песка, пробивает насквозь своими лучами прозрачную, чистую воду Адриатики.







P.S.   После того, как я уже вернулся в Москву, Клякса получила паспорт. Наверное, в следующем году она будет участвовать в выборах.



Ура! фил! читаю с удовольствием - спасибо!

Тебе спасибо!

дочитал и тоже загрустил. у нас вообще +8 и пасмурно...
без пяти осень:(
но лето еще будет!

Про то, что "лето еще будет" - это вечное наше заблуждение-отчаяние-надежда. Не будет!

Буду непривычно лаконичен: как хорошо написал!
А вражий Vimeo не захотел показывать видео...
Не иначе, как в PERAST-е хостится...

Странно с Vimeo, я проверял - оно работало

ах, какой прекрасный рассказ :)
И знаешь, Фил, как-то вот захотелось выпить за твое чудесное избежание травм при падении в эту расщелину между лодками.
Ты, это, береги себя :)

Так я и поверил, шо ты выпьешь!

Пошёл за пивом!

В воду не упади

"Мы так и вспомнили, откуда она взялась."
Ничего не пропустил?

Фил, спасибо за путешествие. С тобой хотя бы в такое.. виртуальное! ;)

А Рус мог бы хотя бы к Черному морю пойти... если уж не в Медитерранию... /мечтательно-безнадежно так..

Пасиб, Laura, - вставил

Аплодирую стоя! даёшь Кляксу в парламент!(или что там у них с трибуной!?)
Хочу к морю, на море, в море! через 5 дней отпуск.

Edited at 2012-08-29 03:41 pm (UTC)

Вот только обзавидоваться!

Твои рассказы вызывают сразу столько ассоциаций, что их невозможно комментировать, кроме как слабыми писками восторга. :) То ты на славян понаезжал (еще и угро-финнов зацепил), то плакат показал, на котором куча запретов, и разрешено только приставание пловила. И айфон, брошенный в фонтан воду, видимо чтобы вернуться.

Не представляешь, как ты прав по поводу айфона! - что ни Montenegro, то айфон! Каждый год! Хотя, если б снес, падая, голову обо что-нибудь, было б еще обидней

Спасибо! Замечательный рассказ и видео.
Морские Боги стали продвинутые. Теперь айфоны им подавай))) Зато голова цела!

Sea Gods stay for progress!

спасибо, Фил!
очень подходящий под настроение рассказ... и порадовался и взгрустнул под конец!

Как всегда по поводу моря, Андрюх.

Фил, я уже три айфона потеряла-утопила за два года. Не расстраивайся, они еще продаются:))
Я вообще-то давно предлагаю, как-нибудь москвичам собраться всем вместе вечерком и перенести Москву куда-нибудь на Средиземное море... Ну просто, мы принудительно туда придем и начнем жить. Чего они там местные скажут нам, 11-ти то миллионам:))

Охренеют, Ирочка, местные. Им и 11 000000 не надо: достаточно Вовки, Димки и Кирюхи

Усё, Клякса и этот ролик, были последней каплей.
Начинаю планировать водно-лодочный трип.
Главное теперь, что бы кое-кто, не "нарыл" очередную соблазнительную фото-помоечку, и не спутал все планы.

Вообще, надо как-то повлиять на ситуацию.
Можно ведь совместить приятное с очень приятным.
Там же городочки такие .. колоритные.
Ну а если вдруг они не достаточно фотогеничны,
так я могу торжественно обещать опрокинуть пару мусорных баков , и привести местность в надлежащий вид.


городочки там все очень даже!
а лодочный трип коненчо пора планировать :) тем более что у тебя целых 2 капитана знакомых ;)))

Фотки не видно :(

вообще, наверное, это у вас глюк какой-то. может, потом подгрузятся

Андрей Зазулин

(Anonymous)
Спасибо тебе , Добрый Человек . Так много вокруг .....известной субстанции ...Читаю тебя и искренне улыбаюсь . Порой единственный раз в день . Пеши истчо !

Re: Андрей Зазулин

Да не за шо, Андрюх, куда я денусь!

прочитал пост и мне так почудилось,что выборы с участием кляксы пройдут так что не кто и жалеть то не будет
всё как то по доброму и тепло от компании,а так же моря передалось мне.

?

Log in

No account? Create an account