suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ИЗ МОСКВЫ В ЛЮСИНО-БУБЕНЦОВО. Часть Третья




Четырнадцатая Глава
ЧТО СКАЗАЛ МУМИЯ...


... Дашка сидела на скамеечке, прижимая к себе бутылку и с испугом смотрела на мумию. Мумия был с бородой. Посадив Дашку на скамейку, мумия какое-то время смотрел на нее, а потом, отмотав бинты, сунул два пальца в рот и свистнул. Из соседней каморки на свист высунулась женщина в головном уборе, похожем на огородную лейку без носика.





- Титя! - щербато улыбаясь, сказал мумия женщине. - У нас гости!

У женщины были такие длинные глаза, что смотреть двумя глазами сразу она не умела. Поэтому она как курица сначала посмотрела на Дарью одним глазом, потом повернула голову и посмотрела другим.






- Нефертити! - представилась она. - Тютя! А шо ж ты не предупредил? У меня ж ничего не готово.

- Сам не знал, - сказал Тютя и тоже представился, - Тутанхамон!

Даша недоверчиво посмотрела на Титю и Тютю и подумала: “По три тысячи лет дуракам, а всё как дети малые...”

Она уже догадалась, как позвать своих и, незаметно от фараонов откупорив Джинна, тихо приказала: ”Зови наших!”  Джинн чпокнул и исчез.






...Сашка плакала и конь как мог ее утешал:

- Найдется! Чего там!

- Ну да! - размазывала сопли Саша. - Она маленькая, неграмотная, к тому же одна никогда не гуляет и не знает, что на улице с незнакомыми фараонами разговаривать не надо.

- Тихо! - насторожился взрослый Джин. - Откуда это спёртым воздухом потянуло?

- Вот я тебе дам - спёртым воздухом! - раздался недовольный голос с пришепётыванием. - Ишь, умник! Настоящего Джинна дразнит, алкоголик иностранный!

- Да ладно вам! - примирительно сказал Тоник. - Не лезьте из бутылок! Где Даша-то? Ребёнок где?

- То-то! - успокоился безалкогольный Джинн. - Ребенок у мумий. У Тюти с Титей! Папирус кушает, видимо.

- Так чё ж мы сидим! - воскликнул дед Пихто. - Веди скорей к этим, ...как его, ...к Тюрям!






Настоящий Джинн схватил всех в охапку, снова чпокнул и, не успели путешественники оглянуться, как уже сидели рядом с Дашей на лавочке напротив мумий.

- Ра! - заорал Тутанхамон от неожиданности.

- Ра! - испугалась Нефертити.

- “Ра”, - пояснила Дарья, - это по-мумиёному “о, господи!” Это раньше у них был такой бог, которого звали Ра.

В это время из темноты выполз Сидор Карпыч, который задержался в дверях, выясняя, из чего гонят Джинов. Джинн и Джин ничего об этом не знали и сообщили только, что их, как правило, гонят из бутылок.

Сидор Карпыч расстроился, а тут еще мумии его увидали такого мрачного и как заорут:

- Тот?!!

- Может, тот, - надулся Сидор Карпыч, - а может, и не тот. Смотря кого ждёте, граждане покойники.






- “Тот”, - шепотом сказала ему Аля, - это второй египетский бог. У него нос, как у ибиса.

- Я не Тот! - горячо запротестовал Пихто. - Ещё чего! И нос у меня нормальный, а не как у чибиса!

- У ибиса, - поправила Саша.

- Плевать! - кипятился Сидор Карпыч. - Короче, уважаемые мумии, а также фараоны, - я вам не Тот и не Этот! Вот так вот! Лучше отдавайте дитёнка, нечего его папирусом пичкать. Он у нас еще маленький, чтоб всухомятку питаться..

- Да не едят они папирус, - сказала Саша.

- Они на нем картинки рисуют, - сказала Дашка, успевшая освоиться среди мумий. - А еще они лодки из папируса строят. То есть из тростника.






Тут заскрипела очередная потайная дверца и появились еще две мумии - Зюзя и Опсик.

- Рамзес, - поклонился Зюзя, - фараон-пенсионер в стадии мумии.

- Хеопс, с вашего позволения, - застенчиво произнес Опсик и чуть не упал из-за того, что у него обе ноги были перебинтованы вместе.

- Ну, что там? - спросили их Тютя с Титей. - Опять грабители? Все им не спится?

- У Зюзи загогулину с бороды украли, - пожаловался Хеопс. - Хоть плачь!

- Да! - пригорюнились фараоны и посмотрели на путешественников. - А вы-то хоть не грабители?

- Дожился! - пробурчал Сидор Карпыч. - За всю жизнь один баян украл, а вот всю жизнь бандитом зовут. Я вам так скажу, господа хорошие: ежели у вас баяна нетути, дак вам меня бояться не стоит. А вот у меня вопросец насчет грабителев ваших: они, случаем, не мелкие такие? не одноглазые?

- Да как вам сказать... - почесываясь, задумались мумии, - размером они примерно с чашку... И веник у них есть.

- Наши пираты! - задохнулась от возмущения Аля. - Вот негодяи! И сюда уже добрались.

- Ну это мы вам поможем! - удовлетворенно вздохнул дед Пихто. - Мы от них средствие знаем.






Рассадив мумий по саркофагам, Сидор Карпыч подробно объяснил им, как боролись на корабле с пиратами.

- Вот и подумайте, что вы плохого делали, пока фараонили..., - закончил он свою речь.

Тут-то и выяснилось, что фараоны-то только всю жизнь тем и занимались, что людям пакостили. Мумии грустно перебирали в памяти свои подлые дела:

- Заставляли рабов пирамиды строить...

- Нубийцев в плен брали...

- На бегемотов охотились...

- Весь папирус поели... - настаивал Сидор Карпыч.

- Наложниц заводили, - припомнила злопамятная Титя.






Сидор Карпыч подумал и сказал:

- Я так думаю, поэтому вы тут три тыщи годов и кукуете, что простому народу, трудящему негру, так сказать, от вас, кроме вреда, ничего и не было.

- Мы больше не будем, - заныли мумии, - честное мумиёное!

- Это понятно, - степенно согласился дед Пихто. - Теперича, ясно дело, не будете. Раньше думать надо было. До нашей эры. Ну, ладно! Сидите тут теперь тихинько, людей не пугайте и детей не воруйте. Глядишь, вам амнистия и выйдет!






...Чтоб вам было понятно, амнистия - это когда всяких преступников к празднику на свободу из тюрьмы выпускают, если они себя хорошо ведут. Об этом обычно и в газетах сообщат, и по телевизору скажут. Так, мол, и так, выпускаем мол, бандита Васю Сидорова за его хорошее бандитское  поведение.

Но, честно говоря, еще не было такого случая, чтоб амнистия хоть раз распространялась на мумий. На Васю Сидорова - сколько хочешь, а на мумий - ни разу. Вот какие злые раньше фараоны были, не то что сейчас президенты или Вася Сидоров...






Пятнадцатая Глава
ВЫШЕ ПАПИРУС, ФАРАОНЫ!


...Теперь, после того, как наконец Дашка познакомилась с мумиями, можно было подумать и том, как выбраться из Египта.

- А давайте, мы вам лодку из тростника построим! - предложил Тютя.

- Ура! - закричали мумии и повыскакивали из саркофагов, хлопая узорными крышками. Они понатащили откуда-то кучу папирусных свитков, на которых были древние чертежи папирусных лодок.

- Это мы мигом! - весело орали мумии, путаясь в бинтах. - Это мы запросто!

Отобрав нужные чертежи, вся компания выбежала из пирамиды, а Сидор Карпыч закрыл пирамиду на замок, чтоб пираты не выбрались.

- А вдруг туристы придут? - задумался Тютя, скребя загогулину на подбородке.


Тогда дед Пихто взял и написал объявление:



ПИРАМИДА НЕ РАБОТАЕТ.
УШЕЛ НА БАЗУ.
Тутанхамон


- Такое объявление, - пояснил Сидор Карпыч, - может хоть год висеть. А туристы пускай вашу базу ищут. Но на всякий случай я еще одно напишу.


И написал:



Санитарный день.
В помещении пирамиды травят тараканов и пиратов.
ответственный: Тутанхамон.


- Теперь точно никто не придерется, - удовлетворенно сказал дед Пихто и вся компания отправилась собирать тростник на лодку.






Работа шла вся ночь. Дети срезали тростник, конь отвозил его к  озеру, где стебли надо было замачивать. Сидор Карпыч был бригадиром и ставил на листке палочки трудодней, отмечая, кто сколько нарезал тростника, а мумии колдовали над постройкой судна, связывая тростник веревками.

К утру у берега покачивался красивый корабль с загнутыми кверху носом и кормой. На мачте висел прямой парус, на котором Титя старательно нарисовала солнце.

Сидор Карпыч достал из кармана толстый фломастер, который он обычно использовал, когда кроил коням пальто.

- Ну что? - сказал дед, подходя с фломастером к кораблю. - Как лодку-то назовём?

- Ра! - крикнули мумии.

- Ра! - сказали дети.

- Ну, будь по-вашему, - сказал Сидор Карпыч, - я теперь человек грамотный. Ра так Ра!

И, подойдя к кораблю, он вывел надпись “О, Господи!”. Мумии задумались, а дети расстроились.

- Вы ж сами сказали, что “Ра” по-мумиёному - бог, - оправдывался Сидор Карпыч, - что ж теперь? Да и, по-моему, “О, Господи!” красивше, чем эта самая ваша “Ра”. Длиньше. То - “Ра”, а то вон - “О, Господи”! Почти как “Максим Горький”...


...Все попрощались с гостеприимными мумиями и стали забираться на корабль. Титя пригорюнилась. Даша тоже.

Свежело. Конь надел пальто и встал у рулевого весла. Саша рассматривала папирус с древнеегипетской картой мира, пытаясь отыскать Люсино-Бубенцово. Наконец Аля дала сигнал и корабль с геройским названием “О, Господи!” медленно отплыл от берега.


Мумии еще долго махали платочками, потом повернулись и грустно пошли в пирамиду.






Шестнадцатая Глава
НА ДНЕ


Долго-долго плыл корабль по Средиземному морю, так долго, что проплыли и Италию, и Францию, и Испанию и выплыли наконец в какой-то океан.

Надо сказать, что в общем-то дети знали, что на земле существует несколько океанов, и что называются они все по-разному. Вот только они не совсем точно знали, где какой из океанов находится. А на воде, как известно, ничего не написано и никаких указателей нету.

У Сидора Карпыча спрашивать было бесполезно. Единственное, что он мог сказать, так это что “Клязьма - страсть какая здоровущая речка: чисто море!”

Однажды, правда, мимо проплыла одна баржа, перевозившая груз капусты, козу и заплаканного волка, прижимавшего к груди Красную Книгу. Красная Книга - это такая книга, куда заплаканных волков записывают.

Потом проплыл дед, провозивший нелегальных зайцев.

Дети попытались спросить у капитана баржи название океана, но тот только написал что-то вилами на волнах, да и уплыл дальше, защищая  волка от козы и отгоняя козу от груза капусты.

Попутно заметим, что если писать вилами по воде, то степень защиты информации крайне невысока. Но это к слову. А название океана так до сих пор и не было известно.






Попробовали выпустить детского Джинна, но тот смутился, сказал, что он неграмотный.

- Вот, здрасьте! - возмутилась Аля. - Ты ж всё умеешь, вроде!

- Всё абсолютно! - не моргнув глазом ответил Джинн. - Могу вас всех отнести куда хочешь.

- А как же, - ехидно спросила Саша, - как же ты нас отнесёшь, если названий не знаешь.

Джинн покраснел:

- А я интуитивно отнесу. Правда. Сам не понимаю как, но всё время попадаю правильно. Вот!

- Нет уж, - насупилась Дарья. - Сами все узнаем и сами доплывём.


Ночью на океане начался шторм. Все промокли и жутко устали, пытаясь удержать “О, Господи!” на плаву. Шторм длился всю ночь и под утро совершенно измученные дети заснули. А когда проснулись, то обнаружили, что никакого океана вокруг нету, а их лодка стоит среди деревьев неподалеку от красивого города.


Детский Джинн сидел на носу лодки и чистил свою потускневшую от плаванья медную бутылку о конское пальто.






- Где мы? - спросила Даша.

- А чёрт его знает! - беззаботно отозвался Джинн, любуясь в бутылку на свою бесформенную физиономию. - Просто мы ночью чуть не потонули, вы спите, приказывать некому, вот я на свой страх и риск и отволок вас сюда...

- Ну раз сам отволок, - резонно сказала Аля, - тогда должен же знать, куда именно отволок.


Джин постучал себя по голове:

- Да знаю, что должен, а вон не знаю. Просто помню, что раньше тут был, вот и заглянул опять.

- Ну ладно, - сказал Сидор Карпыч, - язык до Киева доведет. А иностранный язык и дальше. Надо б нам вылезти, да и спросить, где мы.

Путешественники сошли на землю и направились к городу. Навстречу им шел великан.

- Мил человек! - позвал его Сидор Карпыч. - Я извиняюсь, что это за местность?


Великан удивленно повернулся и пошел дальше.

- Чёрта лысого он чего скажет, - пробурчал дед Пихто. - Арестант проклятый!

- Почему арестант? - заинтересовались дети.

- Да сами посмотрите! - показал Сидор Карпыч. - Руки-то у него за головой!


И точно: руки великан держал за головой, держась кистями за локти. А чем ближе приближались дети к городу, тем больше вокруг встречалось арестованных великанов.

- Чисто тюрьма какая! - досадовал дед Пихто. - А может, и дурдом, не приведи господи...






Дети вошли в город. Он был выстроен из белого камня, точёные колонны поднимались к небу. Громадный амфитеатр был весь заполнен арестованными великанами, а в центре, на сцене, арестованные актеры давали представление.


Одна актриса, очень похожая на грузинку, кивая на двух детей, обвиняла актера-великана.

- Проходимец! - кричала она ему. - Что я теперь папе скажу?! И шкуру упёр, и меня обманул! Опусти руки!

- Медея! - вяло отзывался великан. - Я тебя умоляю! Шо люди подумают! Ты ж так орешь, аж Сцилла об Харибду здукается.

- Хамский грек! - продолжала ругаться Медея. - Поменяйте мне маску, я ему и не такое скажу!

Из-за сцены прибежали люди с корзинкой. Медея долго стояла над ней, выбирая маски. Маски были одинаковые, только рты у них были сделаны по-разному: у одних они будто смеялись, у других просто рыдали.

- Это чистый ужас смотреть, какая у женщины древнегреческая трагедия, - заметил великан, глядя на Медею. - Дайте ей хоть фавна, пускай женщина имеет удовольствие.






Арестованным представление очень нравилось и они дружно орали, только не хлопали. Один раз захлопали, в самом конце, но тут же раздался крик “Небо падает!” и все опять засунули руки за головы.

- Скажите, - спросила Аля у одного зрителя, - кто вы такие?

- Атланты мы, - сказал великан, - а что?

- А руки чего так? - спросила Даша.

- А это мы небо держим! - добродушно пояснил атлант. - Чтоб не брякнулось.

- Скажите, пожалуйста, - попросила Саша великана, дергая его за рукав, - где мы? Мы ж по океану плыли, а теперь где?

- На дне, где ж ещё! - удивился великан. - В Атлантиде.

- Ничего не понимаю! - возмутился Сидор Карпыч. - Чего мы тут среди утопленников стоим?

- Мы не утопленники, - сказал великан. - Просто мы жили-жили на своём острове между Америкой и Европой, торговали помаленьку, а потом Атлантида опустилась на дно океана. Теперь небо держим, потому что на него сверху океан давит.






- Откуда ж вы небо себе в воде взяли? - не утерпела Аля.

- Известно, откуда, - сказал великан, - из воды. В воде есть кислород. Пузырьки такие, может видели? Вот мы пузырей насобирали и небо сделали.

- Так никто и не выплыл, как затопило? - ужаснулась Даша.

- Чего ж никто! - хмыкнул атлант. - Один удрал. Корабль себе построил, ковчег называется, скотину нашу всю забрал. Вы, говорит, как хотите, после меня - хоть потоп, а я тут с вами ныть не буду. И уплыл. А нам - ной не ной, а жить как-то надо.

- Вон оно что! - прошептала Аля. - Я все поняла!

Она повернулась к своим и торжественно сказала:

- Сначала мы летели над Черным морем. А потом оно вдруг перешло в море Средиземное. Так?

- Так, - сказал Сидор Карпыч.

- Значит, Черное море соединяется со Средиземным. Верно?

- Видимо, - сказали Джин и Джинн.

- А из Средиземного  моря мы попали в океан. Так?

- Так, - на всякий случай согласился конь.

- Ну вот, - продолжила Аля. - А из океана мы попали к атлантам. Их страна называется Атлантида. Значит, и океан называется Ат-лан-тическим!






- Ура! - закричал Сидор Карпыч. - Ну и что?

- А то, - объяснила Саша, - что теперь понятно куда нам плыть. Атлантический океан плещется вокруг Европы. Значит, и плыть нам в Европу.

- Ну, слава богу, - облегченно вздохнул дед Пихто. - Ужо Европу-то матушку я чисто как Люсино-Бубенцово знаю.

- Откуда?! - удивились дети.

- А я её, родимую, в войну на танке всю объездил. Туризм такой был... Теперь не пропадём!





...to be continued...



  • 1
Мне тоже приятно такую сказку а ночь почитать.
Оптимистичная она.
Может приснится чего хорошего))

Пусть мумия.
Хорошенький мумия))


Вот тебе б опять за своё...

Тоже захотелось в Люсино-Бубенцово... Через Европу ;)
Замечательная сказка! Познавательная!

Трудился. Зря меня, что ли, государство учило!

Edited at 2012-07-26 07:50 pm (UTC)

Черными археологами на донышке пирамиды была обнаружена надпись: Тютя и Титя здесь были.

А если корабль зовется О, Господи, то это не почти как "Максим Горький", а почти как "М, Горький", через запятую.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account