suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ДЫМ НАД ГЕРМАНИЕЙ




- Вставай! - сказали немцы. - Сейчас мы покажем тебе снег!

- Что покажете? - не поверил я.

- Снег! - радостно сказали немцы. - И мороз тоже покажем. На улице минус двадцать три и у тебя по плану трехчасовой осмотр города. А потом мы отвезем тебя в лес и там тебе будет «снежная прогулка».

- Ведите, ироды, - буркнул я. - Всё равно ничего я вам не выдам...









Послушайте! Я теперь абсолютно уверен в том, что Третья Мировая не за горами и развяжет её, как водится, именно Германия. Почему? - да потому, что если немцы всерьез показывают русскому (!) снег и мороз, то, значит, нынешнее поколение жителей ФРГ вообще всё забыло!






Я, правда, и раньше им не верил. Как можно верить немцам, если сам вырос в партизанских лесах?! К тому же я однажды на 9 мая до самой ночи ждал в Кёльне салюта и — вы удивитесь — так и не дождался. И парада не было. Говорю ж — забыли они всё! Теперь вот снег мне показывали и три часа по морозу тягали.






Вообще, я уже и не помню, сколько раз я бывал в их стране и ни разу без приключений не обходилось. Когда-то давно я искал в Бонне улицу Dorotheen Strasse. Въехал в город с автобана и часа полтора по нему нарезал круги. Куда ни поверну — на всех домах название улицы одно и то же: Einbahnstrasse.


Я однажды рассказывал про своего знакомого, которого зовут Лёша-Петя. В тот раз Лёша-Петя тоже был со мной.


- Смотри, собаки, какую улицу длинную нагородили! - удивлялся он. - По спидометру мы по ней уже двадцать километров напетляли, а она все не кончается!






В конце концов, я взбесился и позвонил в отель:

- Может, вы таки пришлете за мной какого-нибудь велосипедиста?! - с трудом сдерживаясь, сказал я по-английски.

- Мы не против, - ответили на том конце. - А где вы находитесь?

- На перекрестке, - сообщил я. - Причем такой идиотский перекресток может быть только у вас в  Германии.

- Почему? - удивились там.

- Да потому что! - язвительно прошипел я. - Вот где это видано, чтоб я находился на перекрестке улицы Einbahnstrasse с другой улицей, которая тоже - Einbahnstrasse?! Вы чё, не могли для своего города хотя бы два названия для улиц придумать?






На том конце провода захихикали и не менее язвительно сообщили:

- Улицы у нас, вообще-то, все по разному называются. Мы, к примеру, на Dorotheen Strasse, вокзал — на Haufbahnhoff, есть Nikolaus Strasse — обвыбирайся.

- Так почему тогда я уже полтора часа езжу по одной и той же улице, а сейчас вообще торчу на перекрестке сразу двух Einbahnstrasse?! - напрягся я.

- Да потому, что Einbahnstrasse — это не название улицы. Это означает - «одностороннее движение»...

- Учи немецкий, Фил, - присоветовал мне тогда Петя-Лёша. - А то, чую, беда нам будет...






И оказался прав. Это было время, когда навигаторов не существовало и ездить надо было по картам. А карты не показывали деталей съездов с автобана, направления движения по улицам и т.д.


На следующий день мы выбирались из Кёльна. Кто помнит, расстояние до Бонна там — 25 км. Ну мы и поехали собирать знаки: «Bohn — 25 km», «Bohn — 15 km», «Bohn — 8 km»... Потом какое-то время ничего не было, а еще потом появилась стрелка на разворот с нерадостным сообщением - «Bohn — 56 km».


- Это как? - повернулся ко мне Лёша-Петя.
- Я знаю?! - огрызнулся я и погнал машину в обратном направлении.






В ту ночь мы еще два раза были в Кёльне и один раз — в Манхайме. Наконец, намотав километров 200-300, добрались-таки до Бонна и часа в два ночи, отловив каких-то подростков, спросили, как проехать на всю ту же чёртову Dorotheen Strasse. Подростки озадачились.


- Что ж это, - горько спросил у них я, - что ж это вы, пацаны, в родном-то Бонне улиц не знаете?


- За Бонн, дядь, не скажем, - обиделись подростки, а в родном Кобленце, где, кстати, мы с вами сейчас находимся, нам каждая подворотня известна. А Бонн — он вон там...






На следующий день, выезжая вечером из Кёльна, Петя-Лёша нагрёб полную машину бутербродов:

- Путь не близкий, - сообщил он мне, - 25 километров, все-таки, не фунт изюма. За четыре-то часа уж точно как собаки проголодаемся...

- Как повезёт, - философски откликнулся я, заливая на всякий случай полный бак.






...В этот раз уже и навигатор был, да и возили нас между Мюнхеном и Нюрнбергом водители принимающей стороны.  Но «снежная прогулка» и экскурсия по городу в двадцатиградусный мороз окончательно добили русский бизнес-десант.


Помните, как пленные немцы под Москвой и Сталинградом выглядели на фоне сибиряков в тулупах? - Так вот, еще б два дня, и я б тоже скрал у какой-нибудь нюрнбергской фрау «бабью кофту», сплел бы себе чуни из бундес-соломы и еще б трофейный баден-баденский платок бы поверх пилотки накрутил, до того околел.






Попытка согреться в соборе тоже ни к чему не привела: немцы, я понял, туда как раз мерзнуть ходят. Вроде покаяния такого. К тому же они епископа своего слушали-слушали, а потом как рявкнут что-то все вместе. Я тоже чуть было не крикнул «Хенде хох!» А что еще в Германии можно кричать русскому человеку, если он больше ничего другого не знает?..


...Германия этой зимой отчаянно мёрзнет. Правда, мёрзнет и Италия, и Испания, и даже запальчивая Греция с мрачной Албанией. Сторонники конспиралогических теорий восторженно говорят о том, что нам (нам, блин!) удалось отвернуть от них (от них, блин!) Гольфстрим (Гольфстрим, на хрен!!!).


Не знаю, не уверен. Во-первых, где Гольфстрим, а где Албания?! Это раз. Во-вторых, если уж и отворачивали, то чё к себе-то не отвернули?! - ведь когда у немцев было минус двадцать, в Москве вообще тридцатник трещал.






Хотя, возможно, в этой теории что-то и есть. Например, когда инет вяло рассуждал о том, что Украина традиционно попятила причитающийся Европе российский газ, я позвонил по скайпу на Антигуа знакомым мореходам и они тут же мне рассказали страшную историю:


- Поехали это мы на берег за продуктами, оставили на борту одного украинца. Приезжаем, только собрались ужин готовить, смотрим — а газа уже ни в одном баллоне нету. Во дела! Прикинь, Фил, хохлы уже наш газ и на Карибах по привычке тырят!


Так что, может, и впрямь русские умельцы Гольфстрим от Европы отвернули, но, по обычному раздолбайству, не туда, куда собирались, поэтому теперь мерзнут все, - и они и мы.






…Поездка была, разумеется, деловой — отдыхать к немцам меня палками не загонишь. Мы ехали на одну из ткацких фабрик выбирать коллекции обивки для мебели. Ну, а партнеры, естественно, постарались устроить нам культурную программу.


В прошлый раз такой программой стал мюнхенский Oktoberfest. Но одно дело - пить пиво и резвиться под теплой крышей, и совсем другое — нарезать круги по заледеневшему городу и окружающим его лесам. Там землянок, знаете ли, нету и никакие партизаны тебя не согреют.






Поэтому, короткими перебежками, - исключительно от шнапсу к шнапсу, мы получали представление (в прямом смысле - беглое) о Городе Императоров. В итоге, общее заключение было тоскливым: «В этом ихнем Нюрнберге только эти самые Процессы устраивать!»






Намерзнувшись в замке у Фридриха Барбароссы, мы отправились гулять по лесу. Между прочим, сами жители лесных деревень вовсе не идиоты: ни на улицах, ни на неведомых дорожках мы ни одного ганса так и не поймали. Так что, сами месили снег под печальный перезвон смерзшихся колоколов.


Население Германии в это время усиленно топило дома обычными аналоговыми дровами, из каждой трубы шел приветливый дымок. Впрочем, дымком вся приветливость и ограничилась.






Еще был музей старинной автотехники. У входа стоял какой-то заметенный снегом ржавый кран с выбитым стеклом. У нас таких музеев — любое первое автохозяйство. Только зайди — они там все такие стоят. Тоже мне - было б чем гордиться!


Я сам когда-то ездил по Москве на машине КрАЗ-256. Когда мне его дали, начальник автоколонны радостно сообщил:


- Повезло тебе — он в арктическом исполнении!





Помнится, я его весь тогда облазил, пытаясь понять, что в нем такого арктического. Кабина деревянная, кругом щели, стекла трясутся, даже печки нету!

- Гусев! - спросил я начальника колонны. - А чё в нем арктического?


Гусев удивился:

- Во ты даёшь! На нем раньше резина арктическая стояла, поэтому он до сих пор и считается арктическим!






Вот примерно такая же техника и стояла у музея. А еще я в там понял, что раньше немцы свои BMW делали с меньшим пафосом. Вот как эту, например: открыл морду и залез...






После музея нас отвели в ресторан, где хмырь-официант так напрямую и спросил: «Мясо или рыбу?» Я думал, дальше начнется широкий выбор мрачных германских разносолов - «свиная нога, барашек по-кёльски, форель с моцарелой, карп по-мюнхенски...» - фигушки! Именно, что «мясо или рыбу», - как в самолете.






Попробовал мясо — фигня. Ковырнул рыбу — такая же. Один раз только удалось вырваться в какой-то нацистский подвал, куда еще в свое время Борман Гитлера таскал. Там и еда правильная и атмосфера тоже:  так, прям, и хотелось заорать «Даешь ночь длинных ножей!» (или - «подонка Рема на виселицу!»), до того, сволочь, вкусно было...






В ресторанах мы хотя бы временно отогревались. А ведь было ж время, когда в феврале я разгуливал по франкфуртскому Рёмербергу в одном свитере. Было дело, что и без свитера даже. Прошли, видать, те времена. Германия мёрзнет и я мёрз вместе с нею.


Ей-богу, так заподозришь, что раньше действительно и солнце светило ярче, и зимы были короче. А с этим проклятым всемирным потеплением уже не знаешь, куда и деваться от морозов!






...Все обратные рейсы были сдвинуты. Lufthansa проводила de-icing, поливая крылья и хвосты самолетов чем-то зеленым. И эта зелень была единственным, что хоть как-то напоминало в холодной Европе о приближении возможной (но теперь уже вовсе не обязательной) весны.


Над всей Германией струился к небу печной дым, сливаясь с серыми немецкими облаками...








?

Log in

No account? Create an account