?

Log in

No account? Create an account

suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

DANSKE NYHEDER




Одна моя знакомая поехала за границу. Ничего особенного. Я сам тоже бывал за границей — и в Казахстане был, и в Украину ездил, даже до Минска добирался - так что, меня такими поездками не удивишь. Но она, эта знакомая, - она меня таки удивила.

У нас с ней в Москве есть общие дела и договоренности, отчего я ей тут позвонил с целью уточнить некоторые детали. То, что собирался выяснить, так, кстати, и не выяснил. Не до того сразу стало. Зато узнал много чего другого. Danske Nyheder. Или, проще, - новости из Дании.









...Ольга решила ехать в Испанию на машине. Причем, через Финляндию. Не знаю, видела ли она когда-нибудь глобус. По-моему, нет. Да ей и не важно.

Они с дочерью сели в Lexus и отправились в «приют убогого чухонца», меж болотных елей которого им, видимо, мнились пляжи Марбельи и седые стены Гренады с Севильей.

Вот прям там, за давно укачивающими меня названиями типа Riihimäki, Tarvonsaati и Varkaankarinaukko, по их разумению, водились отборные отары мериносных мачо. Именно там, где человек при встрече может в шутку у тебя спросить:

- Lentokonesuihkuturbiinimoottoriapumekaanikkoaliupseerioppilasko? (по-фински - одно слово)

А ты спокойно ответишь: «En!» (по-русски - два слова) и вы разойдётесь как добрые знакомые, поговорившие о смешном.

Но это б я затеял такой весёлый разговор. А Оля с Аней — они другие.






«Испанская грусть» заела их еще в Хельсинки, когда они наткнулись на указатель «Keskusta». Казалось бы, объяснили людям по-человечески, что это - «центр». Что ещё надо? А рядом приписали для неграмотных - «Centrum».

Так вместо того, чтобы ехать куда указано, Оля с Аней сели и стали гадать, что это за языки такие мудрёные у них на дороге нарисовались, не похожие ни на английский, ни на испанский.

Ольга в трудных ситуациях всегда вспоминает, что у неё первое образование — техническое, а второе - гуманитарное. Выглядит это так. Скажем, помня, что изначально Ольга — выпускница Института Стали и Сплавов, я могу неожиданно задать ей какой-нибудь дурацкий вопрос, типа «из чего состоит силуминовый сплав?»

После этого она обычно минут пять смотрит на меня непонимающе, а потом с лёгкостью вспоминает: «С чего ты решил, что я должна это знать? У меня второе образование — гуманитарное!»

И фиг чё возразишь. А если я захожу с другого бока и удивляюсь, что она, например, не помнит, как переводится с английского какая-нибудь чепуха, вроде abdominohysterotomy, она тут же вспоминает, что она — металлург. И делает это так убедительно, как будто только что шаркающей металлургической походкой отползла от мартеновской печи в сталеварской маске от Dior и огнеупорной мини-юбке с кровавым асбестовым подбоем.






Я вообще замечал, что люди с техническим образованием часто относятся к нам, гуманитариям, с некоей надменностью. Подняв бровки, они смотрят на тебя с незаметной улыбкой. Так обычно воспитанный человек разглядывает первого встреченного им в жизни идиота.

И на лбу у них всегда написано одно и то же: «Я читал Кортасара и при этом знаю, что такое таблица умножения». Меня они этим просто бесят! Я не понимаю, чего они гордятся этой своей дурацкой таблицей в век просвещения и поголовных калькуляторов!

...Однажды Оля спросила у меня, похожи ли финский и норвежский языки.

- У тебя ж второе — гуманитарное, - съязвил я.
- Зато, первое — техническое, - вывернулась она. - Так похожи или нет?
- Нет, - ответил я. - Норвежский — это северо-германский, а, значит, индоевропейская семья. А финский — это финно-угорский, уральская семья, там сингармонизм, агглютинация и все дела.
- Я так и думала, - нагло кивнула Оля. - У меня второе — гуманитарное.

Повторить то, что я сказал, она, разумеется, не могла. Про норвежский она знала, что на нём разговаривает сёмга. Про финский не знала ничего. Но и смолчать просто так — не в её характере.




***


На этот раз, пока женщины пытались понять, соотносятся ли как-то между собою слова «Centrum» и «Keskusta», они пропустили два очень важных указателя - «Satama» и «Lautta», что, как любому дураку ясно, означает «Порт» и «Паром».

И доходчивые шведские подсказки вроде «Hamn» и «Bilfärja» их тоже не спасли. Тем более, что местные жители, на вопрос, кто это написал, честно отвечали: «Ruotsalaiset». А вот ты поди догадайся, что Швеция по-фински будет Ruotsi, a те же диковинные ruotsalaiset - это всего лишь шведы!

В итоге, едва успев на корабль, дамы и Lexus отправились в Стокгольм (оттуда Испания ещё ближе), а уже из Стокгольма в Данию. И тут-то оно всё и началось!






Остановившись на час в какой-то деревне, усталые путешественницы решили перекусить. Бесплатная парковка обещала именно час (и не больше!) этой самой бесплатности.

- Где час, там и все три! - решила мама-металлург, обнаружив не только знакомство с теорией случайных чисел, но и ещё и гуманитарное пристрастие к числам абсолютно беспорядочным.

Через три часа выяснилось, что на стекле машиины под щёткой дворника красуется бумажка со штрафом.

...Тут надобно заметить, что мать всю жизнь прожила в России, где в совершенстве познала всю сладость неисполнения законов. А вот дочь успела поучиться за рубежом, где ей сдуру привили не имеющее для русского человека абсолютно никакой прикладной ценности законопослушание.

Конфликт Запада и Востока мгновенно перерос в конфликт отцов и детей. Или, точнее, - в разборки уровня «дочки-матери». Оля сказала, что в гробу она видела ещё и какие-то штрафы тут платить. А Аня, увлёкшаяся в Англии буддизмом, (что, в основном, выражалось в перестройке приличной мансарды в тайский бомжатник) сообщила, что таким образом они губят карму своей кредитной истории.

- Чтоб не спорить, кинем монетку, - сказала мать.

Подброшенная вверх датская крона звякнула об асфальт Фредериком Девятым. Упавший король смотрел на склонившихся над ним дам с прищуром, то ли глумясь, то ли просто заглядывая под юбки.

- Придётся платить! - вздохнула Оля, одергивая подол и подымая похотливого Фредерика.






Случившийся к месту полицейский сообщил, что штраф тут принято платить в банке. Такой туземный обычай.

- А у тебя, конечно, руки отсохнут самому принять, - улыбчиво ругнулась Ольга на полицейского.

Местный банк — уютненькая халупа — сообщил, что евро они не принимают, кредитные карточки — тоже, а нужного количества крон у провинившихся не было.

Банкомата в банке, понятное дело, тоже не нашлось: он же, блин, датский банк всё-таки, а не какой-нибудь московский Кофе-Хаус! Показания, взятые барышнями раздельно у жителей деревни на двух её разных околицах, и затем сведенные воедино, показали, что банкомат имеется в библиотеке. Сам объект, сосредоточивший в себе интеллектуальное богатство нации, насчитывал никак не меньше пятидесяти томов и обладал турникетом, попытка пройти через который ничего не дала.

- А что надо, чтоб нас пропустили? - спросила Аня.
- Надо записаться в библиотеку, - сообщили ей.

Дамы переглянулись. Когда Ольга в последний раз читала книгу, то книга называлась «Васёк Трубачёв и его товарищи». И в её планы никак не входило становиться завсегдатаем деревенской библиотеки в Дании. Аня тоже плохо себе представляла, как она будет тут зачитываться статьями из Det Grønne Område.

- Ладно! Давай запишемся и возьмем что-нибудь полегче, - сказала Оля. - Вон тот журнал, например.

Ей чем-то глянулась надпись Danmarks længstsiddende fanges skæbne afgøres i dag. Видимо, большим количеством совершенно бессмысленных букв.

Девушки записались в библиотеку, были допущены к абонементным залежам датских премудростей и, наконец, сняли с карточки необходимое количество «фредериков». Сунув подмышку журналы и пообещав через недельку наведаться за новыми поступлениями, они вприпрыжку понеслись обратно в банк. Тем более, что от библиотеки до банка тут было всего две припрыжки.






Директор банка, внимательно рассмотрев квитанцию о штрафе, сказал, что принтер её не возьмёт, потому, что «она мокрая». Понятное дело, мокрая! Весь день у этих гамлетов лил дождь, какой же ей было быть!

- Не получится, - развел руками директор.

Мать и дочь переглянулись.

- Помнишь, в библиотеке был туалет? - спросила Оля. - А в нём — сушилка для рук! Всё-таки, не зря у меня первое образование — техническое. Видишь, сработало. Идём!

Снова увидев двух своих старых читательниц уже через полчаса, директриса библиотеки заволновалась: от самого Хиртсхальса вплоть до Нюкёбинга никто так быстро в Дании читать не умел. Поменяв журналы, женщины отправились кто куда: Аня разглядывать полку с Гансом-Христианом Андерсеном, а Оля — в туалет к сушилке.

Ещё через час штраф был наконец оплачен.

- Слава богу! - сказали друг другу мать и дочь. - Сейчас мы перекусим и поедем в Германию: оттуда Испания совсем близко.






Они взяли по бокалу вина и салату. Крон уже не оставалось, но ресторан, к счастью, брал кредитки.

- А чего этот дядька вокруг нашей машины снова вертится? - беззаботно ткнула вилкой Аня в сторону полицейского, покидавшего их Lexus..

Оля посмотрела на полицейского и нехорошие предчувствия поселились в ней прямо сразу же. Курс логики, который она сдавала сразу в обоих ВУЗах, подсказывал ей, что день добром не кончится. Подойдя к машине, женщины увидели под стеклом второй штраф. Уже такой же мокрый, как и первый.

Было шесть часов вечера. По всей деревне с грохотом полетели вниз ролль-ставни на витринах. Директор банка захлопнул дверь в своё неприметное заведение. В библиотеке включилось дежурное освещение над крыльцом и погас свет внутри. Наступал беспросветный датский вечер.






- В гостиницу, - решительно сказала Аня. - Оттуда утром в библиотеку, потом — в банк.
- Хорошо, хоть почитать на вечер взяли, - не пойми к чему сказала Оля и дамы снова посмотрели друг на друга.
- Прочти вот это, - сказала Оля.
- Danmarks længstsiddende fanges skæbne afgøres i dag, - послушно прочла Аня буквально за каких-то пять-шесть минут.
- Они такое во всех изданиях пишут? - спросила мать, запомнившая фразу визуально ещё с первого посещения библиотеки.
- Не знаю, - пожала плечами Аня.
- Ты вот что, - сказала Ольга, - ты лучше выкинь это вообще из головы!
- Да оно и так в неё не поместилось, - призналась дочь.






...После того, как они расположились в номере, мать решила пойти на улицу покурить. Доставать сигарету при дочери ей казалось непедагогичным. Весь остальной их день у неё почему-то укладывался в рамки разумного.

Тётка с ресепшена вышла из гостиницы и, проходя мимо Ольги, сказала явно что-то совсем несуразное:

- Godnat!

«Не могла чего-нибудь интересней сказать?» - с неприязнью подумала Оля о тётке, но вспомнив, что они всё-таки не в Люберцах, поспешно изобразила книксен и тоже зачем-то сказала: «Godnat!». Она вспомнила это слово, когда вернулась к двери отеля. На двери тоже было написано «Godnat!» и тут Оля вспомнила, что после полуночи постояльцы должны открывать дверь своими ключами.

Ключ был в номере. Аня спала. Дверь в отель закрыта. Кругом была Дания и полный «Godnat». Оля захотела в туалет и пошла в дремучий датский лес, до которого, как до смерти, было четыре шага.






В лесу сначала кто-то захрюкал, а потом из-за ёлки вышел какой-то хорёк и уставился на Ольгу. Среди всех её высших образований не было самого на тот момент главного — зоологического. Она была совсем не уверена в том, что это именно хорёк, а не вепрь или, допустим, изюбрь.

На башне ударил колокол. В лесу зашуршало и начали трескаться ветки. Это советник юстиции Кнап шёл в своих волшебных галошах в Христианову гавань. Гуси Нильса Хольгерссона пролетели на север, к Мальмё. Медный пёс блеснул громадными глазами.

- Не пей вина, Гертруда... - прошептали Ольге прямо в ухо.
- Больше не буду, - пообещала она.
- Пусть Гамлета, как короля, несут на катафалк четыре капитана... - гулко сказали сверху.
- Пусть, - на всякий случай согласилась она, - у вас тут всё, как у ненормальных...



***


Листок с высохшим штрафом трепетал на стекле машины. По небу ползла законопослушная евролуна. Крепко спали налогоплательщики. До Испании было рукой подать. Хорёк продолжал пялиться.

- Ну, здравствуй, мангуст, - сказала Оля хорьку. - Давай, что ли, как-то жить...




***


...в тексте использованы иллюстрации финского художника Pete Revonkorpi...






Спасибо, поржал)))

ну отлично же! а продолжение скоро?

Офигенно! И картинки замечательные.
Пешыте исчо!

Супер! С нетерпением жду 2-ю серию!
Спасибо, от души посмеялся!


просто супер! долго с друзьями правильно ( как нам кажется) разделяли слово: Lento Ko ne suihkuturbiini moottori apumekaanikko aliu pseerioppilasko!!! эпично!

Kone пишется слитно. Это - механизм. Lentokone - летающий механизм, то есть - самолёт.

жалко тёток. :-)
Пишете классно!!

Финское слово Гугл переводик не асилил. Что бы сие значило?

Я тут ниже перевёл

а перевод где? у меня же нет первого технарского! у меня только второе неоконченное , патамушта запрещенное в Узбекистане, политологическое.

Это вопрос: Ты ученик помощника младшего офицера-механика, занимающийся турбинами реактивных самолетов? Реальная должность в финских ВВС

:)
В Финляндии у меня нет никаких проблем, т.к. все надписи дублируются на второй государственный шведский. Зная немецкий, я германист по первому образованию, базовый шведский легко понять и разобраться. Точно также в Дании, куда мы с семьей уже 18 лет подряд ездим отдыхать на море. В Дании всегода вспоминаю, что здесь не произошла средневерхненемецкая дифтонгизация гласных. :) Простые тексты для туристов на датском читаю легко.
Вообще в Скандинавии по-английски говорят все, в отличии от стран южной и восточной Европы. Поэтому люблю я Скандинавию.

Ну, хоть второе германское передвижение согласных там, надеюсь, таки произошло? Славянских палатализаций я от датчан, понятно, не жду )))

Чувствую, они такими темпами до Испании доберутся к следующему году...
Ждём продолжения


Да там без продолжения. Вернулись они спокойно

интересное чувство имел я в Сеуле, отстав от своих - там никто человеческого языка не понимает! Сажусь в такси с надписью "говорим по-английски"... водитель протягивает мне телефон - общайся мол наздоровье :-)) Хорошо была карточка отеля с ихними кракозябрами, доехал. Но подобное незнание англоязыка не встречал нигде.

У меня в Сеуле вообще всё с этим жёстко получилось

Обалденно!. Пришлось правда все время в гугул и гугл-переводчик лазить, нотем информативнее ))
Kiitoksia paljon!

Это прекрасно! И чистая правда! Я в географии примерно так же сильна.