?

Log in

No account? Create an account

suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ГРАМУЛЕЧКА. Часть Вторая, Последняя.

0_a7e09_ce9705bf_orig.jpg


...В жизни не помню другого такого начала мая! - косой снег с дождём, ветер треплет крыши, а мы с Вовкой сидим за столом у него дома, со страхом глядя за окно и понимая, что нам сегодня надо достать со дна речки машину. Потому, что, как правильно заметил Вовка, «иначе она вся мокрая будет».






- По грамулечке и поедем мужиков собирать, - сказал Вовка, кладя телефонную трубку на рычаг. - Я договорился. Хотишь, вместе на «Днепре» поедем, хотишь — я на «Днепре», а ты на «ЧеЗете». Не разучился на мотоцикле ещё?
- Не разучился, - ответил я, - но пускай лучше «ЧеЗет» в гараже стоит. Оно мне надо по такой погоде?
- Тогда ещё разок за Паску и поехали, шоб засветло управиться, - предложил Вовка, разливая.

...В тот год Пасха (по-нашему, по-местному, - Паска) пришлась на самый конец апреля. Потом само собой наступило 1 мая. Обычно хоть какой-то перерыв бывает, а тут получалось, что самогонные аппараты даже не выключал никто. Смысла не было.

Мы выпили и поехали на тот край за краном. Крановщик, держась за сердце, лежал у себя в хате, бессильно повторяя одно и то же:

- О то ж я глумной! Ну, оно мене надо ж было так пить?! Шо ж за идиотство-то! Да шоб эту водку уже черти побрали!

Слушая его слова, по хате с весёлым оскалом носилась бабка в рваном халате, разгребавшая остатки двухдневного праздника.

- Так табе и надо, ирода кусок! - удовлетворённо гавкала она в сторону страдальца. - Вот подохнешь со своей водки, нихто об тебе и не поплачет! А я — дак и обрадуюсь даже...
- Не нуди! - крикнул крановщик. - И так помираю через эту Паску, хто её токо выдумал, падлу!
- Христос Воскрес! - сказали мы с Вовкой, вытирая у порога ноги.

Крановщик с бабкой разом замолкли и уставились на нас.

- Дак это.., - сказала наконец бабка, - здоровьте, хлопцы! Садитеся пока, я щас соберу быстро...

Она вернула на стол самогон, который только что убрала оттуда, и начала расставлять миски с холодцом, салом и солёными огурцами.

- Иди вже выпей с хлопцами грамулечку! - крикнула она крановщику. - Шоб руки за рулём не дёргалися! Как лекарство иди выпей...

Мы сели за стол и разлили лекарство по стаканам.

- По грамулечке, Володь, - сказал крановщик. - А то шо-то в себя никак не приду...

Через двадцать минут и четыре подхода к грамулечке он, наконец, превратился в самого в себя — весёлого и радостного, а Вовка встал из-за стола:

- Мы до Петьки, а ты тада заводи давай и подъезжай.



0_a7e02_7e069444_orig.jpg


...Водитель грузовика «Урал-375» Петька сидел у себя в кабине и грыз солёный огурец. На сиденье рядом с ним валялся похоронный венок.

- Кинь его в кузов и садись на его место, - сказал мне Петька.
- А чё ты его возишь? - спросил я.
- Дак мне ж, вроде как на похороны надо было, - объяснил Петька, - а тут Вовчик позвонил, я и отказался. Нехай без меня схоронют. Надо Вовчику помогти.
- Что за похороны? - спросил я, забираясь на место венка.
- Дак это... Тоже, знаешь, глупяки якись-то, честное слово! - взялись под Паску кабана смолить. А лампа у их самодельная. Короче, пыхнуло, сгорел кабан, хата и четыре человека людей. Во так-то во! Будешь грамулечку?

Он открыл бардачок и выволок оттуда бутылку со стаканом. Мы выпили.

- Хорошая, - крякнул Петька, отряхивая стакан. - Тёща у меня вообще золотые руки. Там шо-то лимон, трава якась-то, кора дубовая... Говорю ж, золотая женщина, если б не башка её дурная да не харахтер проклятый. Сука, еле нашел, де прятала. Понемногу отливаю, а то заметит. А как хозяйка — очень прямо, знаешь, радуюсь. Нá табе огурец. Тоже она солила. Если б вот не хозяйка, удавил бы, ей-богу...

Вовка снаружи открыл дверь кабины и озабоченно спросил:

- Аквалангист не приходил?

Я подумал, что ослышался.

- Не, но обещался придтить, - ответил Петька, - кажут, ласты шукает.

Я подумал, что на этот раз точно ослышался.

- Ну давай пока сначала твоей, потом моей, - предложил Вовка, забираясь к нам и выкладывая бутылку на сиденье. - Чего она там мне завернула, я и не глядел ещё... Сало... огурчики… Яйца будете? Лук... Соль забыла, поди? Глянь, точно забыла! Вот хоть что ты с ей делай, а мозгов не прибавишь.

- Соль ёсть, - Петька выволок из бардачка спичечный коробок с солью и уже початую нами бутылку.

Он повернулся ко мне:

- Держи, я налью.

Мы по очереди выпили из двух бутылок и Петька опять отряхнул стакан.

- Твоя крепше, - сказал Петька. - На калгане твоя?
- Обои хорошие, - покладисто отозвался Вовка. - Моя на золотом корне.
- Я ж чую - полезная, - сказал Петька, грызя лук.

В дверь постучали. Я посмотрел в стекло и решил, что окончательно допился: в луже возле машины стоял аквалангист и дружелюбно моргал на меня через маску.



0_a7e22_a53601cd_orig.jpg


...Сознайтесь, вы когда-нибудь видели живого аквалангиста? Настоящего: в гидрокостюме, с баллонами за спиной, в этой их стрёмной жилетке, куда они распихивают свои свинцовые чушки и другую непонятные надводному обывателю фигню? В настоящей маске и с загубником, в ластах и с подводным ружьем в руке? Ведь точно видели! Сто процентов, он вам где-то попадался.

Но видели ли вы его так, как видел его я: в луже, возле грузовика, в снег с дождём, стоящего с куском колбасы в руке? Доводилось ли вам видеть, как следы от ласт, отпечатавшись в грязи, уходят за ржавый трактор и потом окончательно теряются за ларьком с надписью «Пиво и Шиномонтаж»?

Не будь самого аквалангиста, никто б при взгляде на эти следы не удержал бы меня от мысли, что это моя личная жаба приходила за мною, наследила и смылась.

Но, в отличие от меня, Вовка аквалангисту не удивился, а обрадовался.

- А, пришёл? Молодец! - сказал ему Вовка.
- Космонавт не придёт? - на всякий случай спросил я, но Вовка уже выпрыгнул из кабины.

Я вылез за ним.

- Холод собачий! - пожаловался аквалангист, по-гриппозному хлюпая обглоданным загубником. - Давайте мы, хлопцы, это... по грамулечке для разгона, не?

Он повернулся и я увидел, что меж двух баллонов с воздухом у него резинкой была закреплена на спине бутыль с самогоном.

- Сымайте её, - сказал аквалангист. - Засовывать я научился, а доставать, сука, неудобно.

Мы выпили, он повернулся, опять сунул бутылку за спину, поднял маску, откусил колбасу и снова опустил маску на лицо.

- Лезь у кабину, - сказал Вовка, - помёрзнешь.
- Не, я у кузов, - жуя под маской колбасу, сказал аквалангист.
- Дак дождь же ж у морду!
- Дак а я у маске, - сказал аквалангист и полез в кузов, скребя ластами по борту грузовика.

Первый раз в жизни я видел аквалангиста-бомжа. Гидрокостюм на нём был драный и свисал клочьями. Воздушные трубки были обмотаны изолентой, а маска — треснувшая.

Ласты, понятно, были грязными и он их обтёр о колесо «Урала», как обтирают сапоги о вбитую у порога скобу. Но всё равно ласты оставили на борту грузовика свои странные жабьи следы. «Кикимора, а не аквалангист, - подумалось мне, - таким в болоте самое место».



0_a7e21_bed967a9_orig.jpg


- Воздух он набивать ездиит у Брянск, - объяснял Володька, - токо у его там шо-то травит и если два дня не нырять, надо обратно до Брянска ехать. А тут холодина такая, куда ты нырнёшь? Хорошо ещё мы машину утопили, дак ему хоть повод воздух использовать. Праздник, считай, у человека.

Ехать до речки в такую ненормальную погоду на мотоцикле мы с Вовкой не рискнули, поэтому отогнали мотоцикл в гараж, замкнули и отправились в дорогу в кабине у Петьки. За нашими спинами, в кузове, даже сквозь шум «ураловского» двигателя был слышен дробный стук. Я обернулся и посмотрел в заднее окошко. Аквалангист сидел на борту, вцепившись в него синими руками водяного человека.

Ветер топотал ластами по настилу кузова так, будто это игрушечному зайцу поменяли в барабане Energizer. Ветер и ветки лупили аквалангиста по маске. Ему было по фигу. Перед ним валялось подводное ружьё с торчащей стрелой.

- А ружьё зачем? - спросил я. - Рыбу бьёт?
- Не! - ответил Володька. - Какая рыба! Для такого ружья рыба крупная должна быть, а у нас одни караси.
- Говорят, он с того ружья лося один раз убил... - обмолвился Петька.
- Да ладно тебе, - лося! - отмахнулся Вовка. - В ластах лося не догонишь.
- Ну да, - пробормотал я. - Лось, поди, от разрыва сердца помер. Если б я аквалангиста в лесу встретил, то и я б на месте подох, не то что лось.
- Да хорош уже! - прервал нас Петька. - Володь, дотянись до бардачка, давайте по грамулечке, пока при памяти...



***


...Грузовик и кран остановились у обрыва. Мутная, не до конца просветлевшая после паводков Нерусса несла воду через затопленные коряги и прибрежные кусты.

- Ничего не понимаю, - удивился Володька, глядя с обрыва в воду. - Вот тут же упал! Куда она делась-то?

«Москвича» действительно не было видно.

- Надо лезть! - решительно сказал аквалангист. - Петь! Привязывай меня к фаркопу! Володь, давай по грамулечке: у меня этот год первое погружение.

Мы выпили, Петька привязал аквалангиста веревкой к грузовику и тот полез в воду.

- Ружьё оставь! - сказал Петька. - Там лосей нема!

Из леса вышел какой-то дед и направился к нам. Петька держал верёвку. По речке пошли пузыри. Вовка пытался вынуть руку из трехлитровой банки с огурцами, но рука не вынималась.

- Разбей об бампер! - присоветовал Петька.
- Огурцов жалко, - сказал Вовка, продолжая стряхивать с руки банку.
- Здоровьте, хлопцы! - сказал подошедший дед, пожимая нам руки. Вовкину руку он пожал чуть выше банки. - Шо вы тут шукаете?
- Машину утопили, - признались мы.
- Давно?
- Вчера.
- А упала де?
- А во тут во прямо.
- Ну, ладно, - спокойно сказал дед и уселся на бревно. - Нема её тама, шоб вы знали.

Из речки выполз аквалангист.

- Яма — восемь метров оказалась, - сказал он, снимая маску. - А машины нема.



0_a7e20_96ce1e85_orig.jpg


Мы повернулись к деду.

- Я и кажу, нема, - повторил дед. - Снесло.
- А де она? - спросил Вовка, оставив банку в покое.
- Грамулечку нальйешь? - прищурился дед.
- Петь, наливай! - сказал Вовка.

Мы выпили и дед попробовал снять с Вовкиной руки банку.

- Огурец выпусти, - потребовал он.

Володька послушно разжал руку, огурец плюхнулся в рассол и банка слезла с руки. Дед наколол огурец на веточку и выволок его из банки.

- С огурцом никада не сымай, - заметил он. - Всегда без огурца именно...
- Батя, а машина-то чего?

Дед встал на обрыв и минуты три изучал речку, грызя помятый Володькой огурец.

- Тама! - наконец протянул он руку к тому берегу.
- С откудова она там? - удивились мы.
- Речка такая, - пожал плечами дед. - Я на ейных берегах всю жись прожил.
- Значит, пока при памяти и пока воздух не кончился, надо быстро выпить и обратно лезть, - сказал аквалангист, а Петька снова по разу налил всем, включая деда.

...Дед Потап, как он сам сказал, прожил на Неруссе всю жизнь. Уезжал он из дома, по его же словам, только один раз — в сорок втором. Поездка была долгой, но не сильно далёкой. За что-то обидевшись сначала на наших, а потом на немцев, Потап переплыл Неруссу, выкопал на том берегу землянку и жил в ней, пока не вернулась Красная Армия.

- Партизанил? - спросил я.
- Можно сказать и так, - кивнул дед. - То кабана подстрелю, то корову чью-нибудь, то гусю шею сверну. Рыбу гранатами ловил. Хорошо жил. Медаль во недавно дали. В военкомате казали, - как народному мстителю. Я ж тут многим тогда отомстил. Грех жаловаться. Нальйешь ещё?



0_a7e15_29b588f1_orig.jpg


...Из трёх разных омутов мы вытащили отдельно «Москвич», отдельно — запасное колесо, и ещё отдельно — мой рюкзак с культурным набором сельского интеллигента.

Все точки указал дед Потап, каждый раз настраивая глаз грамулечкой и поправляя настройку огурцом. Паспорт, лежавший в рюкзаке, речку выдержал. Салу с вареньем и самогону тоже ничего не сделалось. Убилась только фотокамера. А из военного билета смыло присягу. Начисто. Как и не было её там.



***


Вечером, перед тем ехать на вокзал, Вовка сказал:

- А вот теперь, чую, имеем право не по грамулечке выпить, а по стакану. Шо думаешь?
- Такое событие! - согласился я.
- Тем более, день-рожденье у меня еще два дня продолжаться будет, - привел Вовка дополнительный аргумент.
- Главное, к вагону меня прислоните, - попросил я, - а дальше сам как-нибудь...
- Лучше проводнику отдадим, - сказал Вовка, - не переживай, я так часто в Москву шо-нибудь передаю, если не сильно ценное.



***


…Луна светила над станцией. Луна и фонари. С неба в громкоговоритель что-то гавкали. Что именно, я не понимал. Я и трезвый-то никогда не понимаю, что они друг другу говорят, но от этого сразу начинают гудеть и двигаться тепловозы.

Я стоял, держась за столб.

- Да отпусти ты его, - говорил мне Володька. - Неудобно. Люди скажут, мы меры не знаем. Некрасиво.

Из темноты выплыла бесформенная неуверенная фигура с сумками.

- Уезжаешь, Люся? - нетвёрдо спросил я.
- Билет мне прислал, - сказал Люся, показывая на сумки.
- Ну, дай вам бог... - привычно кивнул я.



***


...Прошло много лет. Много чего случилось. Вовка, например, перестал ездить на «Москвичах». Теперь он ездит на «Лексусах» потому, что они в речки не падают. Он развелся с той женой и женился на этой. Эта лучше. Лично мне она родила крестника. Поэтому Вовка теперь мне — кум. Ну, и я ему кум получаюсь. И крестник, пока не выучил слово «крёстный», тоже звал меня словом «кум». Так ему короче было и «рэ» выговаривать не приходилось.

В общем, всё как надо. Вот только Люся, кажется, померла. Не видно её чего-то на станции. Оно, правда, и возраст уже тоже, но всё равно жалко. Получается, так и не уехала она к своему лейтенанту...








  • 1
да ладно! Конецкий вполне уже сложился. А Венечка... нам уже столько не пить, это ж мифы и легенды за гранью физиологических возможностей. Это как к примеру Геракл кабана на 300 кило дубиной ухерачил. Технически можно представить, а повторить... нунах.

Да не... Можно и пить... А Конецкий? Ну, было в своё время. Сейчас нет

я имел в виду, что впечатление от Ваших криативив, как от "Морских рассказов" Конецкого. С той разницей, что чтение Конецкого на уроке химии в детстве стоило мне ослепительных кренделей - а нефиг было ржать в голос - а когда я читаю Ваши, то мелом в меня никто не бросает. Уже и увы.

Запиливайте книжку, запиливайте. 500 экземпляров я думаю разметут. Вон Павел (Паштет) Белянский издался - только свистнуло, я еле успел.

  • 1