suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ВАЛЕРКА И ПСИХОАНАЛИТИК

Валера сидел за столом и мрачно выковыривал из миски капусту.

- Ушла, - констатировал я, оглядев хату.
- И детей забрала, сука, - поддакнул Валера.
- А чё так? - поинтересовался я.

Хотя, вот с какой стати я поинтересовался? - и так же всё ясно:

- зарабатывала она в два раза больше;
- хата, свинья и дети были на ней;
- она ни разу не валялась пьяная в сугробе...

Я подумал, всё вспомнил и сказал:
- Ни разу. В лопухах летом я ее видел, а в сугробе — ни разу.

- Дак она ж, тварь, и не пила даже почти! - с обидой вскинулся Валера. - Поллитра — максимум. Попробовала б она, стерва, пить как я и не спать в сугробе. Вон даже медведи спят!

- Валера, - напомнил я, - ты ж не медведь, что ж я — совсем не понимаю?! Медведь, он же с осени нажрется и его из сугроба уже до весны не подымешь. А ты все-таки до дому доходил раньше, чем к весне...

- Я меру знаю, - кивнул Валера, - что я ей, алкоголик, что ли? Налей ещё, обидно...

Я налил.






- Чего делать будешь? - спросил я.

Я не просто так спросил: я всегда знал, что Валерка — он за крайние меры. Однажды, в третьем классе, мы, пыхтя под майским солнцем, тащили в школу ранцы. На лугу гоготали гуси. По-моему, они гоготали над нами.

- Мудак твой Ленин! - неожиданно сказал Валера, скидывая ранец и усаживаясь на траву.

У меня от неожиданности чуть пионерский галстук сам собой не развязался. Валера грыз травинку.

- Эээ?! - возмущенно сказал я ему.

- А ничё... - спокойно ответил Валерка. - Я вот подумал: не той бы глупяк, не було б ни революции, ни школы, пасли б счас с тобой гусей как люди и горя б не знали. А так теперь вон — восьмилетка, потом техникум, потом и в институт заставят. Уродство! Жить нема когда, я из обреза вже не помню как стрелял.

- Ещё и в армию, - напомнил я, на всякий случай отодвигая неоднозначного Ленина и предлагая тему, наиболее близкую к обрезу.

- Во то ж, - сказал Валера. - А после армии меня матка женит сразу. Ты сам будешь жениться, не?

- Сам - не! - быстро сказал я. - Я вообще не понимаю: они все как с ума к восьмому классу сходят!

- Шо-то в этом ёсть, - медленно произнес Валерка. - Я у Витьки Боровца голые карты бачил...

- И? - заинтересовался я, тем более, что про голые карты Витьки Боровца пацаны уже давно говорили.

- Да так, - пожал плечами Валера, - не, ну посмотреть можно. Но не штоб сразу жениться...
- Пошли, - вздохнул я, вставая.

Мне хотелось сказать, что про жениться думать не надо, а надо идти в школу, чтоб не опоздать на природоведение.

Еще я хотел сказать, что лично я жениться вообще никогда не буду, потому что не вижу смысла, но при этом меня сильно озадачивает тот факт, что все поголовно женятся.

А еще, - самое главное, - я хотел донести до Валеры свою старую догадку, что вот мы с ним дети, а отдельно есть взрослые. И что они всегда останутся взрослыми, включая Ленина, а мы всегда будем детьми, так что про жениться нет смысла даже и размышлять.

Но я не умел излагать мысли так, как это делал Валерка, то есть, коротко и ясно. Поэтому я просто сказал:

- Вечером к Боровцу сходим, посмотрим, шо там к чему на голых картах...






...Вот и теперь, приехав в очередной раз на Хутор, я понимал, что свою проблему Валерка будет рассматривать радикально. Как тогда с Лениным. Жена ушла, в хате разруха, а пить - уже почти не лезет.

- Тут вот что, - сказал он, отодвигая капусту. - Передачу я видел. Про Америку. Интересно. Знаешь там чего? Ты ж там был, не?

Я был в Америке раз пять. Но, вообще-то, до сих пор не знаю, чего там. Во всяком случае, я не знал, о чём говорил Валерка.

- Объясняю! - сказал он. - Вот мы все время пьём. Чуть что — пьём. Налей, кстати...

Я налил и мы выпили.

- Слухай сюда. Мы пьём, а американцы... - тут Валерка обозначил паузу, - а американцы идут к психоаналитику. Понял?
- Нет! - признался я.
- И не поймешь, потому что ты тоже русский. Водка не помогает, только хуже делает. Наливай...

Я опять налил и мы снова сделали хуже.

- В общем, я решил идти к психоаналитику, - твердо сказал он.

У меня чуть стакан не выпал:

- Какие на Хуторе психоаналитики?! К кому тебе идти-то? Пока ещё Шкалик не спился, ты к нему ходил, а сейчас-то куда?
- Ты не понял, - серьезно сказал Валера. - Решение окончательное. Я в больнице направление на Брянск взял. К психоаналитику.

Он помахал у меня перед носом бумажкой:

- Бачишь? В пятницу еду. Кроме шуток. У американцев, у их знаешь, у их у каждого психоаналитик. Причём, личный, шо интересно.

Конечно, я не поверил. Всё-таки, мы не в Америке. И Валерка — ни разу не Бритни Спирс никаким боком. Поэтому я спокойно уехал в Москву, думая, что всё обойдется очередным профилактическим залеганием в сугроб.

И всё же, не пойми с чего, а какой-то мелкий червяк меня жрал. Слишком хорошо я знал Валерку. Поэтому, приехав на Хутор через месяц, сразу отправился к нему.

- Водка? - бодро спросил он, рассматривая бутылку в моей руке. - Хорошо! Водка — вообще хорошо. Просто она не помогает ни от чего, а так — хорошо. Наливай. Помочь — не поможет, а выпить можно.

Я огляделся. В хате был суровый мужской порядок, чугунки и миски почти отмыты, у печки сложены дрова.

- Буду бассейн на огороде рыть, - деловито сообщил Валера, - себе и уткам.
- У тебя Горемля за огородом течёт, - напомнил я.
- Бассейн не помешает, - сказал Валера. - И телескоп в сарае поставлю. Луну смотреть.
- У тебя с сарая Луну и так видно, - сообщил я.
- С телескопом лучше, - отрезал Валера. - Не спорь.

Я отставил стакан в сторону:
- Рассказывай.

- Гляди! - воодушевленно начал Валерка. - В магазине телескопы дорогие. Но я тут у мужиков собрал фотоаппараты старые, трубу уже мне Витька Боровец сварил. Я покажу...

- Да пошел ты со своим телескопом! - не выдержал я. - Дался он мне вместе с луной! Уток своих через него потом считать будешь. Лучше говори, что случилось.
- Ничего не случилось! - убежденно сказал Валерка. - Вообще ничего!

- Слушай, - заподозрил я неладное, - а ты ездил к психоаналитику-то?






Валерка хлопнул себя по лбу:

- Ой, блин! Забыл же ж совсем! Рассказываю!

Он вскочил, нарезал круг от стола до печки и обратно, и снова сел.
- Американцы не идиоты, - сказал он.

Я на всякий случай согласился, хотя в душе не был таким оптимистом.

- Рассказываю. Ты слухай, мож, и тебе пригодится... Поехал я тогда в Брянск, в больницу. Добрался к полшестому. Ну, гляжу, очереди нема. Ясно, все ж по домам пьют, у нас же не Америка... Захожу. Женщина там сидит в халате ихнем белом. Лет тридцать, видная такая: кольцы там, в ушах шо-то висит, зубов золотых штук пять - хорошая... Психоаналитик. Садитесь, говорит.

Ну, сел я. А знаешь, чувствую себя погано: ничё ж не болит, а сам в больнице сижу, как придурок. Ну, она туда-сюда, фамилию, возраст, всё такое, шо-то даже за сифилис спрашивала... Записала, говорит: шо, говорит, Вас беспокоит? Какие, мол, типа, проблемы с Вами? Вежливая, не то шо наш зубной.

Ну вот как тут сказать? Я подумал-подумал... Слухайте, говорю, ну вот как-то не могу я так вот... Не по-людски это, в больнице - и за жизнь. Всё равно ж, говорю, у вас же ж рабочее время кончается, давайте поехаемте на второй Брянск. Там на вокзале ресторан хороший, посидим, я всё объясню, а вы меня прям там и полечите.

Ну, она баба нормальная оказалась, согласилась. Действительно, говорит, чем тут, дак лучше по-любому в ресторане. Вообще сказала, им, психоаналитикам, даже хорошо, когда пациент в знакомой обстановке. Ну я тоже держусь: не стал говорить, что в основном пью не в ресторанах, а за сараем.

Приехали мы. Я себе водки взял пол-литра, ей - коньяка четыреста: всё ж таки женщина, хоть и врач. Выпил двести, чувствую, отпускает. Ну, и она выпила.

Вроде, как начинать пора. А с чего — непонятно. Знаете, говорю, давайте, Вы первая. Рассказывайте, как там у вас. Как жизнь да вообще шо к чему. Не стесняйтесь, говорю.

Она еще сто пятьдесят выпила, смотрю —  слёзы капают. Вот, говорит, представляете, Валерий, говорит, как в тридцать два года у человека жизнь может закончиться. Муж ушёл к молодой, к вертихвостке какой-то с администрации. Прихожу, говорит, с работы, вот таких как Вы полечу, а дома ложусь в эту... в как её... в холодную постель, вот! Ну и всё такое. Гляжу: ладно, то слёзы были, а тут прямо ревёт уже!

Я аж кулаком по столу так шарахнул, что официанты сбежались. Ну отогнал я их, понятно. И к ней. Дура ты, дура, говорю! Ты на себя-то глянь! Девка ты молодая, видная, грудь у тебя вон такая, что даже у Витьки Боровца сапоги и то на размер меньше. Попа, говорю, у тебя обхватистая! («жопа» не стал говорить, а «попа» еле вспомнил...) Шо ж ты себя, говорю, хоронишь?! Да за тобой стада мужиков бегать должны! Любого выбирай!

Ну это... допили мы, поехали к ней. Не оставлять же ж её в соплях, правильно? Надо ж вытаскивать как-то! Как я её такую кину?! Ну, приехали: квартира двухкомнатная, вся мебель гомельская, хорошая, телевизор плоский. Переспали мы, понятно. Заводная такая. Зубы блестят, кольцами всю спину ободрала —  неделю потом чесалось. Огонь прямо! И всё ей мало!

А в промежутках
про немца какого-то мне  рассказывала. Фамилия короткая, на «Фэ» как-то, а вот не вспомню уже. Немец тоже психоаналитик был. Токо, она сказала, у его вообще кроме сексу в башке ни черта не держалося: ему, глупяку, в каждой кочерге хрен мерещился. Так во вся ночь и прошла. Маленько про немца и обратно на меня кидается! Чуть богу душу не отдал, но, успокоил. Уже, гляжу, не плачет, уже весёлая. Утром она — на работу, а я — на электричку и до хаты.

Благодарила сильно. Если б, говорит, не Вы, Валерий, то прям хоть в петлю. Спасибо Вам и всё такое. Хороший Вы, говорит, мужчина. Глаза, мол, говорит, мне на мир открыли. Он, вроде, и действительно прекрасный. Ну, я точно не помню, как-то так примерно сказала. Красиво как-то. Говорит, если, Валерий, у Вас с психикой опять какие проблемы будут — прямо ко мне, без очереди. Не обязательно записываться, можно домой сразу.

Валерка глянул в окно и, не поворачиваясь, негромко проговорил:

- И знаешь, всю тоску
мою, всю херню эту — как рукой сняло. Шо значит — специалист...

- И чё? - ошарашенно спросил я.

- Да ничё, - пожал плечами Валерка, протягивая руку к бутылке. - Правы американцы: не хрен пить. Другое время сейчас. Наука кругом. Великое дело, оказывается  - свой психоаналитик.
Главное, шоб личный. Это, оказывается, обязательное дело, а то я ж тогда ещё думал: а на шо именно личный-то? Счас во понял. Конкретно, шоб личный. По-другому не вылечишься. Ты б тоже нашёл себе б кого, не? Или хотишь, я адрес дам?..







Спасибо,очень порадовало!
"они с Валерием нашли друг друга!"

История - блеск)))

Между прочим, многие не верят, а оно всё именно так и было

шукшинские рассказы))
пора книжку публиковать.

Кайф! У вас опреденно есть свой узнаваемый стиль!

Клево!спасибо за рассказ.

Вот и я соседу советую найти психоаналитика. У него с женой чтой-то не получается, так он, дурак, к сексопатологу ходит ( к мужику ). Хотя жена у него - прелесть! ( по себе знаю:)))

Это как-то совсем запутанно! И запущено

Шикарно все!!Душевно благодарю за рассказ!!!

Спасибо! Улыбнуло!

Мир, труд, Христос воскрес! Где-то так...

"Серп и Молот" на пасхальных яйцах?

восторг!))))) браво!

Занятно,но выдумка!

ох уж этот на букву "ф"))

А остальные? На Ю, К, Г, Ш, Н, обратно на Ш, обратно на Г? С ними, сволочами, что делать? Гештальт-твою-мамку!

Вот ведь могут, когда хотят. Прямо горжусь за отечественный психоанализ. И хоть у американцев и какого-то немца позаимствовали - главное на пользу трудящимся.

Хрен с ним с немцем. Я Валерке тогда сказал, как немца зовут, но он опять забыл

Ну за профессинализм!!!

?

Log in

No account? Create an account