suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

АЗОРЫ ЗДЕСЬ ТИХИЕ. Часть Третья. БЕРМУДА, СЕНТ-ДЖОРДЖ




«Поведение команды стало угрожающим. Матросы разгуливали по палубе и о чем-то переговаривались. Приказания они выслушивали угрюмо и исполняли весьма неохотно. Назревал бунт, и эта опасность нависла над нашими головами, как грозовая туча»




        

Офицер таможенной службы, приняв лодку, сообщил мне, что в силу отсутствия у нас британских виз, он не сможет выпустить нас на землю, принадлежащую Ее Величеству.


- Скотство какое-то! - сказал я. - Ну, ладно, нас не выпускайте, но у нас есть человек со шведским видом на жительство. У него билет отсюда до Москвы через Нью-Йорк. Его-то вы выпустите?






Офицер вздернул бровки и сообщил, что должен посоветоваться с начальством. Через полчаса он вернулся. Юрик тем временем собирал вещи и сучил ножками от близкой возможности покинуть «чёртово корыто», как он называл «Олесю».


- Bad news, guys! - сказал офицер, подойдя к борту катамарана. - None of you is allowed to the shore.
- Чё эта кукла тебе прокукарекала? - радостно спросил Юрка.
- Брат, - сказал я, - лучше тебе этого не знать. Если коротко, то мы невъездные. И свою шведскую грин-карту ты можешь засунуть куда хочешь. Я имею в виду — хоть в спасательный плот.


«Кажется, с тех пор как стоит мир, не было такого внезапного крушения великих надежд. Все  стояли, как пораженные громом. Сильвер первый пришел в себя...»






Вот зря Ее Величество не имела аудиенции у Юрика в тот момент! Услышав все, что он хотел ей сказать, она б отреклась от престола. Принцу Чарльзу тоже досталось бы вместе со всем его Уэльсом. Шекспир, Нельсон, Диккенс, Березовский, футбольный клуб «Chelsea» — все, что имело отношение к Англии, - все летело в пышущую злобой и негодованием топку Юркиной страсти.






- Этот человек болен, - сказал я офицеру.
- Психически? - спросил встревоженный таможенник.


Я оглянулся на Юрика, гневно нарезавшего круги по палубе.


- В том числе, - сдержанно согласился я. - Отсюда до Азор около 2000 миль по океану. Вы понимаете, что запрещая человеку покинуть лодку здесь, вы берете на себя ответственность за его возможную смерть в океане.


- Весьма сожалею об этом достойном джентльмене, но я действую в соответствии с законами королевства, сэр, - печально ответил офицер.






«Достойный джентльмен» в это время орал благим матом:


- Пусть, суки, чё хотят, то со мной и делают! - голосил Юрик. - Я им устрою тут бостонское чаепитие! Я удеру с лодки и останусь тут жить! Они меня всем своим гребаным королевством будут в Москву отправлять за счет Камиллы Паркер-Боулз в личном самолете Тони Блэра! Я им все посадки кокосов вытопчу как лось! Я буду жаловаться шведскому королю! Пускай он ихней профурсетке Елизавете на каком-нибудь саммите в морду плюнет!


- Что он говорит? - заинтересовался офицер.


- Он, сэр, передает привет Ихнему Величеству, а также губернатору острова и Вам лично...


- Весьма польщен, - недоверчиво сказал таможенник. - Мне поручено вам передать, что губернатор позволяет экипажу на два часа выйти на берег для пополнения запасов провизии перед океанским переходом.


- А вот это зря! - неожиданно сказал Руст. - Потому что Юрик из гастронома свинтит, а мы, Фил, с тобой и Егоркой сядем из-за него в местную тюрьму.


- И свинчу, суки такие! - продолжал орать Юрик, наматывая круги от кормы до форштага и обратно.


Честно говоря, я просто побоялся снимать эту сцену...






Офицер отдал честь и удалился на какой-то five o'clock, а мы с Рустом решили до отхода не выпускать Юрку из виду.


«Джим, можешь ты мне дать честное слово юного джентльмена, - потому что ты джентльмен, хотя родители твои люди бедные, - что ты не удерешь никуда?»






...На берегу местные развлекались тем, что устраивали суд над ведьмой. Эта старинная бурмудская забава, видимо, была мила их сердцу.






Из остальных достопримечательностей на острове имелись позорный столб и плаха. И каждый желающий мог тут почувствовать себя современником тех простодушных патриархальных людей, которые, за неимением интернета, «важнейшим из всех искусств» полагали умение вешать, четвертовать, топить и приковывать сограждан и в том находили отдохновение после праведных трудов и искренних молитв.






Определенно вынашивая какие-то террористические планы Юрка мрачно, как Бен-Ладен, глядел на поганое заграничное действо.


«- Ну да ладно, - сказал он и выругался, - скоро всему этому будет конец. «Плохой признак», - решил я»






Нам тоже хотелось кого-нибудь четвертовать за некрасивое отношение к мореходам, а Юрик, так тот в какой-то момент просто начал искать подходы к резиденции губернатора и бог весть что бы могло произойти, если б по истечении отпущенных нам двух часов, мы, громыхая сумками, из которых торчали горлышки «провизии», не вернулись бы на рейд, уволоча  своего «невозвращенца» на катамаран.


« - Я поведу его за собой на веревочке - он нам дороже золота, и мы сохраним его в целости: пригодится в случае чего. А когда у нас будет и корабль, и сокровища, когда мы веселой компанией отправимся в море, вот тогда мы и поговорим c ним как следует...»






Понимая, что ночью Юрке исчезнуть с лодки будет всяко легче, Руст принял решение сняться с якоря еще до захода солнца. Таким образом, 7 мая мы снова вышли в океан, а Юрка за все свои несчастья получил новое погонялово - Юрик Бермудский.


«Он промчался в нескольких шагах от меня, приговаривая плачущим голосом:


- Джонни, Черный Пес, Дэрк... - Он называл и другие имена. - Ведь вы не кинете старого Пью, дорогие товарищи, ведь вы не оставите старого Пью!






?

Log in

No account? Create an account