suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

В СТРАНУ ВЕЧНОГО ПЛАВАНИЯ...




Ушёл капитан Максим Родионов. Навсегда. Я никогда не был его другом, таким, какими были  Андрей Шарков или Валера Василевский, без которого я бы, наверное, вообще не попал на борт «Седова».

В июне этого года на ходовом мостике барка мы отмечали день рождения капитана. Ему исполнилось пятьдесят. В ноябре у Максима отказало сердце.









На дне рождения нас было немного — человек пятнадцать. «Седов» стоял у причальной стенки Котора в Монтенегро, куда пришёл на два дня. На этом празднике я был человеком случайным, поэтому в разговоры не вмешивался. Просто слушал людей, которые связали свою жизнь с капитаном Родионовым и его барком.

Потом мы ушли на «Седове» в Италию. Мне повезло и на переходе я несколько раз говорил с Максимом Николаевичем. Так получалось, что говорили мы ночью, когда курили у борта. Я рассказывал про Stad Amsterdam, капитан которого, Richard Slootweg, был знаком Максиму по регатам tall-ships.

А сам он рассказывал о своём барке, своих офицерах, своих курсантах. О том, до какой степени «Седов» изношен, о том, насколько барку нужен серьёзный ремонт где-нибудь на нормальной европейской верфи. И о том, насколько нереально этого добиться. И еще много о чём.

- Что из того, что вы сказали, я могу использовать, когда буду делать клип о переходе?

Он посмотрел мне в глаза и сказал:

- Вообще ничего. Не надо. Ты не представляешь, с кем приходится иметь дело. Вот ты говорил, на Stad Amsterdam мачты в прошлом году выдергивали и проверяли? Так Amsterdam  в двухтысячном построен. А у меня на мачтах с сорок пятого года пробоины от снарядов. Ты расскажешь, о чем мы тут говорили, а мне потом с этим разбираться.

Я и не рассказал.







У «Седова» трудная судьба. Такая же, какая была и у его капитана. Офицер ВМФ, Максим Родионов рискнул заново пройти путь от матроса до капитана, но уже не на подводном флоте, а на парусниках.

Однажды на барк решил заявиться президент. Но сначала пришли его служки и велели всем убраться с корабля. Для безопасности первого лица. О чём эти идиоты думали — непонятно.

Максим пожал плечами, закрыл капитанскую каюту, отключил телефон и ушел со своими офицерами в бар. Искало его всё ФСБ города вместе с ФСО. А когда нашли, Родионов сказал президенту, показав на главного чекиста:

- Так вот этот мудак сказал, чтоб я ушел. Я и ушёл.
- А почему каюту закрыли?
- А что мне её, открытой бросать было? Вас тут вон сколько, а у меня там карты, документы и судовая касса.







Больше капитана нет. Максим Родионов снова покинул причал. Но, на этот раз, один и навсегда. Капитан ушёл в страну вечного плавания...


Фото © Валерий Василевский









Tags:

Соболезнования родным и близким.

Осталась Ольга (жена) и сын, свадьбу которого отмечали тогда же, в Монтенегро. И оттуда ребята - сын и его юная избранница - уходили вместе со всеми через Адриатику

Мои соболезнования.

пусть будет пухом ему вода
соболезнования родным и близким

Светлая память!

Спасибо, Johann

светлая память ...
я когда учился на шкипера, разминулся с ним на два дня.
очень жалел об этом

А мне повезло

светлая память ...

Спасибо, Вадим

Cоболезнования родным и близким

жалко хорошего человека...

Очень хорошего

пронзительно

Царствие небесное.

Re: пронзительно

Именно

Искренние соболезнования.

Покойся с миром,Капитан!
Вечная память.

Re: Искренние соболезнования.

Капитан остался Капитаном

Светлая память!

Фил, береги себя!

Laura, когда такие Капитаны...

Памяти Капитана Родионова

Помощник капитана Валерий Василевский, который много лет проработал с Максимом Родионовым бок о бок, посвятил своему другу посмертное стихотворение.

Все в этой жизни по кругу,
Все мы немного вразнос.
Вот и не стало друга,
Снова забрали друга...
Только куда – вот вопрос.

Вроде вчера был рядом,
Смеялся, бокалом звеня,
Что нам плевать на награды,
Зачем нам эти награды,
Когда за кормой земля.

Когда шумит под бушпритом
Пена святой воды.
И стол, в каюте накрытый,
Корабль, ночью укрытый,
И нет никакой беды.

Тяжесть на плечи ложится,
Что ты не донес – донести.
Лишь чайка в небе кружится
А чайка ли это кружится?
Все кажется – это ты

Войдешь, дымя сигаретой
Тонкой – бросаю курить...
Вот так мы песней не спетой
Вот так судьбой не допетой
Начнем где-то снова жить…

Свои там моря, океаны
Хочется верить, что есть,
И там живут без обмана,
Все там живут без обмана,
И знают, что значит честь…

23.11.2014. Пунта-Аренас.

Re: Памяти Капитана Родионова

Валера не помощник (если говорить о формальных должностях в судовой роли), он - друг. Валера ходил на Седове с Максимом много раз. Это все есть в его Фейсбуке, а еще больше он показывал нам на своем компьютере. У меня снимки капитана получились смазанными, поэтому я нагло взял их у Валеры и, надеюсь, он не обидится.

Р.S. Да, я знаю стих и, думаю, сейчас Валерка хотел бы быть не в Пунта-Аренасе, а в России.

Edited at 2014-11-25 04:21 pm (UTC)

жаль, уходят совестливые первыми
но иначе у совестливых не получается - сердце изнашивается быстрее

Некому упрёк адресовать, но - несправедливо! Почему красивые во всех отношениях люди уходят первыми?! Несправедливо!

Когда-нибудь каждый сможет адресовать свои упреки

Соболезную. Спасибо за память!

Спасибо, Иван

меня интересует только одно : кто стрелял навылет в мачты в 1945 году?.......................

Красная Армия. Седов тогда назывался Kommodor Jonsen

R.I.P.
как рано уходят такие люди........

То-то и оно, что рано. И вообще...

Рано...слишком рано.
Надеюсь, сын похож на отца.

На Максима, мне кажется, вообще сложно быть похожим. Да и вообще - у каждого своя судьба. Но у сына был настоящий отец

Давайте просто помолчим...

Какой человек, такая и судьба.
Светлая память...


Спасибо огромное за это пост - о капитане и его детище...

Re: барк "Седов"

Капитану это уже не надо, а нам стоит о таких помнить

Phil, спасибо за этот пост.
Будем помнить.

Спасибо, Диана. А кого помнить еще, если не таких как капитан Максим Родионов

Вечная память!

?

Log in

No account? Create an account