suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ВОЗВРАЩЕНИЕ




Возвращаться можно по-разному. Было время, когда я пил с друзьями портвейн в подъездах. Денег на водку нам было жалко, самая дешевая водка стоила 4.70. На вино — тоже жалко, но по-другому: эффект не достигался. А тут целый пузырь сладкой отравы объёмом 0.75 литра и ценой всего 2.20! И бутылку по 17 копеек принимают. Во жизнь!

Как правильно сказала в те времена одна начисто лишённая идей плюрализма продавщица: «Берите креплёное и даже не думайте. Креплёное, оно — цепче».









А мы и не думали. Главное, чтоб «цепче». Поэтому - портвейн. Собственно, его пили все: шоферы, кочегары, студенты и младшие научные сотрудники. Лишь угрюмые ретрограды и скупердяи колхозники держались за свой самогон.

В другие классовые сословия я не входил никаким боком. Я не был инструктором райкома и не знал, что такое киргизский коньяк с узбекским лимоном. Также, я не был ни фарцовщиком, ни членом ЦК, поэтому понятия не имел о французском коньяке с сицилийским лимоном. О водке и вине сказано выше. Мы, критически пьющие сверчки эпохи поздне-развитого социализма, сидели на своих диссидентских шестках в обнимку именно с портвейном.


А о том, что коньяк закусывают лимонами только в СССР - про это я тогда вообще ничего не знал.






Конечно, я слышал, что, вообще-то, где-то есть такая страна Португалия, а в той стране Португалии, у самого Океана — город Порту, а в том городе Порту — винокурни с правильным портвейном.

И что сходят на берег с красивых парусников иностранные матросы и пьют они там этот porto в чистых уютных рюмочных с волшебным названием taberna. И томные женщины в неверном свете свечей поют им надорванными голосами песни, которые зовутся словом fado.







Один мой знакомый в десятом классе так проникся, что аж в городе Челябинск сочинил стих.

Потемнели наши лица
Дело к осени, наверно
Я пришёл, чтобы напиться
В этой маленькой таверне.
Я пришел, чтобы молиться
На твоё святое тело,
Помоги же мне забыться,
Как когда-то ты умела.

В полутёмном душном зале
Ты поёшь ночами фаду
Так чтоб женщины рыдали,
У мужчин светлели взгляды.
Чтобы музыка волною
Плавно столики качала,
Чтобы каждою весною
Начиналось всё сначала.

Ты меня уже не вспомнишь,
На колени ко мне сядешь
И рукой такой знакомой
Нежно волосы погладишь.
Засмеешься и заплачешь,
Новой песней мне заплатишь,
Скажешь: «Ты похож немного
На того, о ком я плачу».

Тот же лоб и те же губы
Удивительно похожи,
И такой же нежно-грубый,
Только он тебя моложе.
Но его украло море,
Он забыл сюда дорогу,
Я ждала его, но вскоре
Распрощалась даже с богом.

А вокруг чужие лица,
Дело к осени, наверно,
Я пришёл, чтобы напиться
В этой маленькой таверне.
Мы с тобой как прежде вместе,
Только ты меня не знаешь.
Обо мне, давно ушедшем,
Ты со мною вспоминаешь...







Во так вот! В Челябинске зимой сел и сочинил. Потому, что — десятый класс. Потому, что хотелось про фаду и про таверну, а не про Челябинск. Потому, что на улице минус тридцать и темно, а в подъезде - портвейн и очень надо быть нежно-грубым, только еще не знаешь как.

Но все эти красоты были не про меня и я это знал. Границу держали так крепко, что если в страну кто и смог въехать, так разве что Чебурашка, да и то — нелегалом, в ящике с апельсинами. А выехать даже он не смог.

Так что, и корабли, и таверны, и фаду, и даже правильный портвейн (настоящий, не как в Челябинске) — всё это оставалось даже не мечтой, а так — какой-то сладкой и далёкой хмарью. Послевкусием юности с её вечно запредельными запросами...







21 октября, в три часа по португальскому времени, клипер Stad Amsterdam вошёл в порт Leixoes (Лейшойнш) и встал у северного причала.

За восемь дней пути от порта Scheveningen клипер прошел Северное море, Ла-Манш, обогнул Францию, вышел в Атлантику, прорезал галсами штормовой Бискай, миновал Ла-Корунью и от мыса Финистерре на минимальном удалении от Берега Смерти достиг Португалии.

Я сошёл к портовым тавернам с личным лог-буком, в котором капитан Richard Slootweg отметил 1250 морских миль, пройденных на клипере и 64
часа общего времени моих вахт, из которых 36 часов составили ночные.

Мы спешили, нас гнала погода. Сам Ричард на подходе к Лейшойншу отметил у себя в капитанском блоге:

«Literally we are within sight of the port and to be honest let us assume there won’t be a stranding as in the saying, although the port authority asked us to speed up in entering the port. The wind is blowing severely already and the weather expected is of such a nature that the port authority wisely stop traffic coming into port».








Лейшойнш — пригород Порту. Так что, я таки попал куда надо. По городу ходили нарядные идиоты в майках с надписью GazProm. Они пили портвейн и их матюки легко долетали до  Фош-ду-Дору, пугая изнеженных иностранных чаек. В город приехал играть «Зенит», поэтому официанты даже неграм говорили «na zdorovie!» Негры пятили. «Пейте, пацаны!» - говорил им Артур и негры послушно пили.

В какой-то степени приход в Порту действительно оказался возвращением в юность. Во всяком случае, матюки и «Зенит» в определенном смысле добавили ностальгических нот к звукам фаду и виду черепичных крыш. Появилась возможность вникать постепенно, без культурного шока. Портвейн же сделал всё остальное.







А 24 октября, в жуткий ливень, когда целые реки воды летели по круто накрененным мостовым к набережной, капитан Slootweg и его волки сняли швартовы и вывели Stad Amsterdam в открытую Атлантику, взяв курс на Santa Cruz de Tenerife.

Клипер покинул Европу. От Канар он уйдёт на Мартинику, потом на Штаты и лишь в апреле следующего года выйдет из Бостона и под северными пассатами придёт назад.






Мне же теперь можно отсыпаться от вахт, отстирывать соль с одежды и разбираться со сброшенными на Mac файлами трёх камер. И вообще - приключение закончилось.


Мы вернулись.




  • 1
С возвращением! Надеюсь, что сюрприз удался!
Вспомнила, что когда-то даже видела в магазинах портвейн 777 в трехлитровых банках. О качестве содержимого не скажу - была юна годами и помыслами. А вот уже в Порту в прошлом году поняла, что в слове "портвейн" нет ничего ругательного)

поверьте мне алкоголику,там нет от нашего брата не чего ругательного,но вот Вас сестёр конечно досталось,этому чудному напитку.

С возвращением!

Нельзя оценить вкус портвейна в Челябинске. И в Москве нельзя.
В Португалии можно.
Не знаю как объяснить, но напитки лучше всего пьются там, откуда они родом.
Хотя, слушать меня не надо. У меня, в этом плане, чисто теоретические познания.
На уровне спинного мозга.

А вот стихи, отчего-то, лучше складываются вдалеке от описываемых мест.
Видимо это принципиальная разница, между портвейном и рифмами.

Лена,этож прекрасно,что на уровне спинного мозга!
Завидую Вам!

Здравствуйте, Игорь! (Поправьте меня, если ошибаюсь) подсела на ваши рассказы, да и видео очень впечатляют! Вам пора уже книги писать, с таким талантом! С нетерпением жду продолжения!

Потому и на фиг книги, раз тут проще и быстрее )))

Маловато будет... (с)
/уседалсь поудобнее ждать карточек/роликов и подробностей..

С возращением! Мы соскучились! ;)

Я ж говорю, теперь надо копаться с файлами, так что, надеюсь, клип будет

Наконец-то!
С возвращением, Фил!!
Как прошло? Сюрприз удался?

Пасиб, Андрюх! Прошло отлично. С ветрами до 40 kts, лавировками через оверштаг и фордевинд, креном до 20 градусов и фордеком, взлетающим метров на 5-7, когда ты там у рынды стоишь впередсмотрящим. Очень даже! И сюрприз полностью сложился.

ну не смыслю я поэзии,но ощущение такое что челябинские десятикласники отнюдь не дилетанты в поэзии.
а далее как обычно,смеялся.
Спасибо Фил!
p.s. я Петра Ловыгина направлял в Ваш журнал,не знаю подписался он или нет!?Вам бы и его зафрахтовать бы,в какое либо путешествие;)

Вкусные картинки.

Обиделась вначале за портвейн. В Массандре его выдерживают бог знает сколько лет на солнце в дубовых бочках. В Ялте, кстати, очень уютные дегустационные подвальчики на улице Пушкинской.

Один знакомый, всеобщий друг музыкантов и юристов, говорил, что эффект от виноделия определяет по трем критериям: градусы, вкус и стоимость. Так вот, у него выходило, что портвейн самое лучший напиток Диониса.

Про выдержанный массандровский портвейн один человек сказал с пугающей прямотой:

- Да ну его на хрен! Кому он такой нужен, если его с тридцать шестого года до сих пор никто не выпил...

А стихи, даже для меня совсем не поэтической натуры, очень, очень... Обычно не читаю, а здесь зацепило.

Вообще, это песня. Незатейливая, но тоже "цепкая"

!!!!!!!!!! в избраное

Португальцы - народ такой. Тоскуют по родине, попивая гамей де женев на балконах романской Швейцарии. Но фаду не поют.

Добро пожаловать на берег!

Спасибо. Тот берег понравился, а этот, московский, он так себе

Корабли всё краше и краше :)
С возвращением!

Как впечатления от клипера? В каких "должностях" удалось побывать? Мне почему-то кажется, что управление таким кораблём - это как выход в открытый космос - что-то совершенно нереальное. Там же каждая снасть одним своим видом внушает уважение, а уж количество этих снастей и вовсе выводит мозг из строя при попытке осознать, как с этим всем управляться...

Песнь прекрасна. Не иначе, как челябинский десятиклассник был подпольным португальцем. Хотя, поэты - они такие, они подпольные-кто-угодно, почти как актёры :)

Спасибо! Был вахтенным матросом. Каждые сутки - 2 вахты по 4 часа. Тягал веревки и стоял впередсмотрящим. Челябинский десятиклассник потом закончил МГУ и пять лет жил в Лиссе.

Фил, а тот, который в Челябинске, очень правильно его сочинил, очень чисто, очень свеже, очень наивно и красиво. И технически тоже, даже не верится, что школьник. Я школьником был тупее о сочиняемые мною стишки дышали обидой на потенциально неверную женщину, которой у меня еще не было и желанием исполнить интернациональный долг по защите социалистического отечества в какой-нибудь другой стране:)
Еще особо понравился момент про чудаков в майках gazprom. А мат - да, визитная карточка российских туристов, на нем разговаривают со своими детьми на пляжах Мексики.

Вот мне повезло-то, что я в Мексике на Riviera Maya от Канкуна до Белиза ни одного русского не встретил!

А мне очень понравились стихи из Челябинска.
К Челябинску, к слову, какая рифма могла бы быть?

> Я сошёл к портовым тавернам с личным лог-буком, в котором капитан Richard Slootweg отметил 1250 морских миль, пройденных на клипере и 64 часа общего времени моих вахт, из которых 36 часов составили ночные.

Хм, а ведь это идея! Я тут скоро на похожем звере выхожу, но мне не пришло в голову запросить у них sea time certificate - а почему бы, собственно, и нет?

Это мне и так выдали. Главное, что поставили в личный IYT Log-Book, где все мои мили

  • 1
?

Log in

No account? Create an account