suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ИСПРАВЛЕННОМУ - ВЕРИТЬ




Лодка стояла на Санта-Люсии. Они вылетели на Барбадос. Спроси — на хрена вы это сделали? Я спросил. Они пожали плечами. Когда пожимают четырнадцатью плечами сразу, можно забояться.

Я не забоялся. Я продолжал настаивать: на хрена лететь на Барбадос, если яхта на Санта-Люсии? «Ой, знаешь, - дружно сказали они семью разными голосами, - и без тебя голова кругом идет». После чего последовательно выключили Skype, WhatsApp, Viber, e-mail и 3G.

Потом они на всякий случай выдернули кабель берегового питания и скинули клеммы с сервисных аккумуляторов. Iridium они предварительно на пять минут аккуратно опустили на верёвочке в море.

Ни одна сволочь их теперь достать не могла. Особенно, такая, как я.






- Денег там еще недели на три, - сказали мне, - но, кажется, они в общих чертах уже освоили самогоноварение, а газа - два полных баллона. То есть, до конца июля экипаж без связи. Хоть May-Day кричи!






...Они не сразу полетели на Барбадос. Сразу туда из Москвы не получается. Поэтому засели с пивом во Франкфурте. Кто-то им сказал, что чем длинней стыковка, тем лучше. Все согласились. Тем более, колбаса и тушенка остались в чемоданах, то есть за них теперь должен был отвечать Condor.

А у Condor'a на каждом углу написано - «Wir lieben Fliegen». Это, надо сказать, правда. Это их - хлебом не корми, а вот, что, допустим, «Дайне Тушонка ист цум унзер Пилот» или «Махен аллес фюр ирэ гелибт Докторвурст» - про это нигде ни слова.

А они не знали. Поэтому продолжили пить пиво. У итальянцев, например, есть бесчисленное количество вариантов кофе. Espresso, lungo, macchiato, ristretto -  чёрт ногу сломит. Но есть моё любимое — caffe corretto. Это от глагола correggere (исправлять). То есть, исправленный кофе. А исправляют его в основном дополнением в кофе граппы. Ну это как в чай водки налить.

Я это к чему всё — к тому, что пиво у них во Франкфурте было сильно исправленным. Вплоть до того, что в какой-то момент это исправленное пиво превратилось в почти испорченный виски.


В результате никто в этом экипаже ничего не понял про багаж, про документы и вообще ни про что. Полет на Барбадос тоже был сильно «исправленным». А Барбадос — место специальное. Там еще капитан Блад при короле Якове и губернаторе Бишопе на плантациях корячился.

А потом Барбадос стал от англичан независимым. Но это они сами так считают, что они от Англии независимые. А так-то аэропорт Бриджтауна каждый день по три Боинга из Лондона принимает.  И, похоже, англичанцы про эту независимость не в курсе. После Лондона на Барбадосе им всё кажется - «даром!» Особенно конопля.







Три года назад, когда я впервые пересекал Атлантику, мы тоже пришли в Бриджтаун. Швартов в Cavan's Lane Dock у меня принял симпатичный чёрный хмырь с дредами, которого звали Йен. При этом миль за двести до берега один матрос из нашей команды пристал ко мне с вопросом:

- А как будет по-ихнему «есть чё?»
- Вообще-то, по-английски так не говорят, - сказал я.
- Не, а если всё же сказать, то как?

Я подумал и ответил:

- Ну, можно спросить «got anything?»
- Не запомню, - огорчился матрос, - длинно как-то...

Когда Йен принял швартов и мы перепрыгнули на причал, сзади меня толкнули:

- Фил, а спроси его - «есть чё?»
- Да не поймёт он, - отмахнулся я.
- Не, ну а ты спроси!

- Ien! - спросил я. - Have you got anything?
- Three bucks each. How many you need? - тут же переспросил Йен.

- Чё плетёт-то? - снова толкнули меня.
- Говорит, три доллара за штуку, - удивленно перевёл я. - Тебе скоко?

- Ну, вот! А ты говорил, не поймёт. Всё они понимают! Попроси пятёрочку.
- Five joints to start up, - сказал я негру.
- Deal! - кивнул Йен, после чего куда-то смылся и через десять минут приволок пять косяков.

Три доллара для англичан не деньги. Поэтому они на Барбадос и ломятся. Но то — англичане. Им и виз туда никаких не надо. А нам — только попробуй!







Одним словом, когда вся эта франкфуртская бригада вывалилась из Condor'a, таможенники с пограничниками задали вполне разумный вопрос: «А с какого перепуга вы прилетели к нам, если лодка на Санта-Люсии, а до неё отсюда еще сто миль?»

Это из России кажется, что все Карибы умещаются в Северном Бутово. На самих Карибах масштабы меняются и сто миль — это уже целое дело!

Экипаж был не в состоянии объяснить, зачем им Барбадос. Они молча переглядывались и так же молча передавали друг другу бутылки с разнообразными остатками. А пограничники, посмотрев на это дело, всё чаще стали поглядывать в сторону Condor'a, в который заканчивали заливать керосин до Европы.

- В общем, так, мил человек, - сказали пограничники самому трезвому. - Собирайтесь-ка вы да и летите с богом обратно в Германию.

...Между прочим, моих друзей, которые три года назад прилетали на Барбадос встречать нашу лодку, пустили на остров только потому, что мы на ту пору прошли таможню, санитарный и пограничный контроль и официально находились в территориальных водах этого маленького, но гордого государства. Да и то, часа два или три их мурыжили в аэропорту, созваниваясь с комендантом морского порта и представителями Coast Guards.

А я, пока их не было, решал очень сложную проблему. Дело в том, что, поймав за Кабо Верде пассат, мы полетели так, что в сутки проходили по 180-190 миль и опережали расчетный график. А друзья хотели прилететь раньше нас, с тем, чтобы увидеть, как мы, усталые, но довольные, покажемся из океанских далей.







- Давайте, это... - сказал я команде, узнав, что такси с друзьями уже едет из аэропорта, - давайте, сейчас снимаемся, выходим в залив, делаем кружок и возвращаемся. Морды у всех должны быть усталые, но довольные.

- Окстись! - сказали мне. - На хер это надо-то?

- Перед людьми неудобно. Они летели-летели, а мы тут уже вторые сутки коноплю курим. Надо, чтоб как будто только что из Океана. Давайте быстренько по местам!

- Кстати о конопле, - сказали мне, - попроси Йена еще десять косяков принести.

С Йеном к концу первого дня я разговаривал уже на туземном английском. Он звонил своей барышне, договаривался о встрече, а потом попросил меня перевести это всё на нормальный язык. Я перевёл. Он удивился. И мы перешли на этот его pigeon.

Очень удобно, кстати! Русские, говорящие на английском, как правило, тебя вообще не понимают. Я этим потом всё время пользовался для обтяпывания наших с Йеном тёмных делишек.

- Йен, - сказал я, сбрасывая швартов с кнехта, - мы тут ненадолго отскочим, а ты пока сходи за коноплёй. Потом приедут мои друзья и тут, - запомни, Йен и не подведи! - ты должен будешь сделать вид, что ты меня видишь первый раз в жизни! Понял?

- Не дурак! - обиженно буркнул Йен. - Было б чё понимать-то!

Мы вышли в залив, а когда на причале появилось такси, яхта вошла в Cavan' Lane Dock. На причале стояли друзья и Йен. Мы устало, но довольно пришвартовались, после чего Йен громко сказал:

- Привет, Фил! Очень приятно видеть тебя первый раз в жизни! Вот твоя конопля!

С остальными он поздоровался без «первого раза в жизни», сообразив, что про остальных я его не предупреждал.

- Ну и страна тут у вас! - сказали друзья. - Нас пускать не хотели, говорили, что обратно отправят.







...Тех не отправили, а этих отправили. Вы не пробовали прилететь из Германии на Карибы, развернуться и улететь обратно? - и не пробуйте! Потому, что вся жизнь вам покажется испорченной, а испорченную жизнь надо усиленно исправлять. Они её и исправляли до самого Франкфурта.

В Германии обнаружилось, что багажа нет. Нет штормовой одежды, колбасы и тушенки. Вообще ничего нет, а в ручной клади — только виски и ром из duty-free Бриджтауна. Консилиум принял решение на багаж плюнуть и пробираться к Карибам налегке. Самого грамотного отправили за билетами. И снова сели пить.

А грамотный, как выяснилось, был не сильно грамотный. В результате, через сутки двое оказались на Мартинике, двое на Антигуа, еще один — в Венесуэле, а двое добрались аж до Панамы!

- Опаньки! - раздалось одновременно из разных концов Карибского бассейна.

Ситуацию надо было исправлять. Сели и хорошо исправили. Эти двое из Панамы перебрались в Коста-Рику. Тот, из Венесуэлы, прилетел на Тринидад. Эти с Антигуа как-то очутились в Доминикане. И только пара с Мартиники никуда не спешила.

- Мы и так близко! - чокнулись они. - Будь здоров!







Прошло несколько дней. Пятеро очумевших путешественников встретились к югу от Санта-Люсии в городе Сен-Винсент на Гренадинах и созвонились с теми двумя, что пропивали последние шорты севернее искомого острова.

- Ну, как там у вас на Северах? - спросили из Сен-Винсента.
- Да, не холодно, в общем, - ответили южанам.

Санта-Люсия оказалась обложенной с двух сторон. Последним рывком команда добралась до Родни-Бэй и встретилась на лодке. Так, наконец, был преодолён локальный Карибский кризис, возникший в составе одного экипажа.

- Ну, за Океан! - сказали они друг другу. - А что там у нас с багажом, если кто знает?

С багажом было плохо. Багаж лежал в Шереметево и оттуда уже два раза матерились на спутник, прося забрать чемоданы с протухшей колбасой. В Москве так орали, что тут кокосы на землю падали.

Последний раз сказали, что, судя по звукам, в чемоданах начали взрываться боеприпасы не очень большого поражающего действия.

- Это тушенка, - успокоили нервных московских таможенников пацаны из Родни-Бэй. - Пускай она пока взрывается, а то, если мы и до Москвы полетим так, как сюда летели, нас вообще никогда больше вместе не соберёшь. А мы ж, всё-таки, экипаж, на хрен! команда, ити ево мать! Мы ж тут через Океан ладимся!







...Однажды в Санта-Крузе на Тенерифе я уже видел такую команду. Четыре модных татарина прилетели сменять меня и Артура. Я из этого сделал вывод, что каждый из нас стоит двух татар. Ну, или я — трёх, а Артур — еще одного. Или, вообще, я без Артура - четырёх татар сразу.

До этого они прошлись миль двадцать вдоль Хорватии и сразу захотели пересекать Атлантику. Дело было в начале декабря, мы пришли в Санта-Круз, пройдя на новёхоньком Lagoon-450 по штормовому Бискаю и штилевой Атлантике 1500 миль. Я рассказывал об этом в посте «Бискайская Осень».

- А ты не боишься, что они со своим хорватским опытом у тебя на океанской волне сразу полягут? - спросил я шкипера.

- А вот и посмотрим, - ответил тот. - Может, прикачаются?..







Четыре сухопутных татарина заволокли на борт шесть больших и явно очень тяжелых чемодана.

- А что там? - спросил я.
- Бухло! - ответили мне. (С тех пор я знаю, как по-татарски будет «выпивка»).

Наутро они критически пересчитали бутылки и сказали: «Мало!» После чего подняли на борт несколько пятилитровых бомб Red Label.

- А пиво? - воскликнул один из мусульман.
- И вино, кстати! - добавили остальные три исламиста. - Красное, белое и розовое!

Пиво, вино, две гитары и новую плазму, которая еле пролезла в салон, они принесли, когда мы с Артуром съезжали на берег.

- Смотри, какие смышлёные татары оказались! - удивился Артур.

- Христос с ними, с алкоголиками! - сказал я, облизываясь. - Иди не оглядывайся. Аллах не фраер.

- А, может, и мы с ними в Океан? - встрепенулся Артур. - Смотри сколько там всего! Они ж всё это не выпьют, а тут как раз мы!







...Как потом рассказал мне шкипер, команда легла сразу после выхода на океанскую волну. Легла дружно и плотно. Еду не ели, виски не пили, на гитарах не играли, телевизор не смотрели. Только молились. Таких хороших мусульман, какими стали эти, их ни в одной Саудовской Аравии не найдешь, я думаю!

Лежали они до самых Кариб и еще два дня там, пока не сообразили, что Атлантика в общих чертах уже два дня как кончилась. А то, что они на борт завезли, мужики еще потом месяца четыре всем флотом пили.


...В общем, за этих, которые из разных мест добрались до Санта-Люсии, у меня тоже сердце было не на месте. Но они оказались крепышами. Вот что значит начать готовиться сильно заранее и не прерывать упражнений, как бы плохо тебе ни было, а только повышать нагрузки!

В живописных позах семеро смелых разлеглись по всей палубе и лодка вышла в Океан. Семеро лежали, а двое управляли.

- У вас опыт, понятное дело! - говорили эти семеро. - А мы бог весть как вообще сюда добрались. Имейте снисхождение! Зато, пока мы лежим, мы за борт не выпадаем! А встанем, еще неизвестно что произойти может...

Тюлени так не умеют лежать, как эти обняли палубу. Как влитые лежали. Багром не сдвинешь!







Ветра занесли лодку к сороковой параллели. Азоры лежат на тридцать восьмой. Было холодно и мокро. Я в свое время шел к Азорам от Бермуд по тридцать второй, и то мы мёрзли. Но у этих было чем греться.

Плюс естественный жир, скопленный на всякий случай в России за долгие годы неблагополучия в макроэкономике.

На переходе сломалась закрутка стакселя. Сам стаксель и генуя разлетелись в клочья. Повылетали ползунки грота. Приказал долго жить автопилот. Спел лебединую песню и тихо умолк генератор. Эти лежали, суровея на глазах.

Когда лодка дошла до острова Файал, некоторые приподнялись и сказали:

- А правда, тут где-то знаменитый Peter's Bar находится?

- Правда, - сказали им. - Вон он, его отсюда уже видно.

- Надо пришвартоваться где-то не очень далеко, - сказали они. - Лучше - напротив. Чтоб зря не бегать...







...Теперь они сообщили, что научились добывать самогон и что газа на это дело у них еще много.

- Вы езжайте себе помаленьку, - сказали они тем двоим, что вели лодку через Атлантику. - Что мы тут, с яхтой не справимся?! Мы ж теперь моряки. Вон — целый Океан перешли и ни у кого никакой морской болезни! Поезжайте! Мы тут сами как-нибудь. А вы заодно выясните, что там с чемоданами. Может, не так всё и погано? Жизнь, её, какой бы плохой она ни казалась, всегда можно исправить...

После чего, собственно, отключили 
Skype, WhatsApp, Viber и опустили Iridium  на верёвочке в море.


Я знаю, что исправленному надо верить. И я не скажу, как называется эта лодка.




фотографии взяты с сайта www.evgenysirotin.ru



  • 1
Ой как захотелось исправленного кофейку с утра тяпнуть!

Делов-то! Именно с утра!

Нельзя мне. Вот дочку докормлю и уйду в длительный запой :)

Вот, блин, правильно мы запретили вам, алкоголикам, наших святых в своей непростой самобытности сирот усыновлять! Спивайтесь уже, наконец, давайте, в своих нетрадиционных странах. А мы, помолясь, икону к пузу прижмём да и, перехрестяся, обмыслим, где нашего православного топора ишшо не было, о то ж!!!

А вы что, с нами спиваться не будете? :)

Я - буду. Я это - за милое дело. Вот топор приберу да случая, икону пристрою, косоворотку с плисовыми штанами отдам бабам на реку полоскать - да и весь, прости господи, ваш, буржуинский. Где мой ящик печенья и бочка варенья? Тю! У вам одни джемы тут!

Ух ты, голый Мальчиш-Плохиш в гости пожаловал!

Я так-то, не заметил, шо голый! Но, так-то приятно чё-нито через океан протянуть-то!

Ну косоворотка со штанами-то в стирке... :)
"Ух ты, инопланетянин! Дай я пожму твою руку!" - "Осторожнее, землянин! Кто тебе сказал, что это рука?"

Галина Борисовна! Мы с товарищем Машковым, как пацаки, могли получать два чатла за выступление, это максимум. Вода, луц и штрафы ицелопам - это минимум чатл в день. А гравицапа стоит пол-КЦ! Это 2200 чатлов. Делим на 365, вычитаем субботу-воскресенье, получаем шесть. Значит, раньше, чем через 6 лет я никак не мог вернуться!

Edited at 2013-07-07 10:11 am (UTC)

А что? Известно же, что некоторым море по колено. А Океан...
А что Океан? И его глубина зависит от количества выпитого..
Наверное...
;))

Редкий случай, что такая группа абсолютных единомышленников пересекла Океан

Edited at 2013-07-04 02:18 am (UTC)

Нам по колено все моря
И чуть повыше океаны
Кэп

Re: litau55@mail.ru

Фигасе! Сам, блин, капитан-легенда ответил! То-то я чую, не зря мне сегодня проходимец Евгений Лосев звонил

Фил, может самое время Капитана-Легенду в ЖЖ заманить? ;)

А океан под названием Живой Журнал Вы еще не освоили! ;)

О, так anything значит "косяк". Так и запишем, авось пригодится...

Нет, "косяк", все-таки, будет - joint, а это ихнее anything - это то самое "чё" )))

Но он же тебе цену сказал на вопрос про anything, а не про joint. ;) И вспоминается анекдот про "сльожьный рюсский язик": Настья -- женское имя, не Настья -- плохая погода. У слова joint столько значений...

Про Настю - дякую! Не слышал раньше

ржу в голос!
колоритные персонажи ))
спасибо, Фил!

Пасиб, Андрюха!

в каждую бы марину такого Йена.... ;)

Чем и занят. В каждой Марине ищу, отговариваясь необходимостью языковой практики и глубинной тягой к неизведанному...

Замечательная история! Прямо так живо себе представила, как они там лежат)

Иногда переползают с места на место. Но и деньги, и самогон уже заканчиваются

Йен отличный парень!

Йен - супер! Я с ним 10 дней провел. Он нас даже отволок на отдельный негритянский праздник - ничего более бесшабашного и более безопасного в жизни не видел!

Доктор Фил, ты стоишь целого тумена татар!
Почему доктор?
А потому ...
Я так ржал, что мой аллергический насморк куда-то подевался ...

Бачишь? Обладаю лечебным эффектом! А всё потому, что немецкий с детства ненавижу. Но, про языки - как-нито потом

Исправленному не верим на слово, будем дотошно изучать вопрос ;)

Давай! Очень многие в курсе

Я вот допрыгался — у меня друг-капитан научил мою жену исправлять чай ромом. Я теперь даже понюхать его не успеваю, приходится бренди пробавляться :)

Edited at 2013-07-03 08:17 pm (UTC)

А это тебе урок: не фиг чай нюхать!

Ржу в голос аки конь педальный!:))))))))))

Тоже чая нанюхался?

Не, Фил... Немножко действительность подправил:)))

.. испарвлять можно все что угодно. Друзья и близкие в исправленном состоянии украшают нашу жизнь...

Чёй-то я, Ир, намедни так наисправлялся в любимых Брянских лесах, со всеми их речками, омутами и другими заповедными водоёмами, шо теперь токо мелко вздрагиваю, лягаюсь, что конь на слепней, да по поводу и без повода начинаю тоненько голосить "Коль славен наш Господь в Сионе" на мотив "И Ленин такой молодой..." Свят, свят, sweet...

суровы брянские леса..:))

Ах, какой колорит! Как живо!
Фил, Вы мир перекрашиваете. Спасибо!

Да не перекрашиваю я! - я просто влипаю

Живо писано! Не залипайте!)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account