suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

КРЫМСКИЕ КАНИКУЛЫ




В Крым мы собирались давно. Прямо с того дня, как Julianna пришла туда из Стамбула. Но все время что-то мешало: то работа, то ее отсутствие, то жара, то одно, то другое. Наконец, откуда-то вернулся Артур и мы полетели.


Вообще, Артур живет где-то у чёрта на рогах и в Москве появляется не часто. А там, - на рогах у этого его чёрта, - там довольно мило. Там прозрачный океан, там кокосы, там барышни в саронгах, покладистые неумехи-туземцы, лодки и солнце по 420 дней в году. А еще -  пучеглазые рыбы, которые смотрят на тебя с игривым недоумением, как премьер-министр Медведев из телевизора.









Собираясь на рога к чёрту, Артур, понятное дело, ритуально матерится, говорит, что глаза б его не видели этот океан, этих туземцев и этих разноцветных медведевых, к которым ему  с тоски приходится нырять.


Однако, раз за разом он прилежно отправляется в дорогу, отчего загар с него не сползает круглый год. Такая у человека нелегкая судьба — загорать под пальмой и оттуда, из-под пальмы, с кокосом в обнимку, орать: «Достал меня этот бизнес!»


Али-Бей, Хусейн и Ибрагим почтительно выслушивают эти притворные вопли, стоя чуть сзади и почтительно обмахивая белого сагиба раскрытыми ай-пэдами.






Нравятся мне люди, которые сидя где-нибудь на Борнео или Санта-Люсии, со слезами мнут у горла из тончайшей соломы сделанное сомбреро, говоря: «Да ты бы все проклял, если б хоть год тут прожил! Это ж адская мука и каторга!»


Не знаю. Вот, например, я почему-то уверен, что на Колыме мне даже года жить не надо. И недели тоже. Ни дня. Я и из Москвы подозреваю, что ну её на фиг, эту Колыму, безо всяких проверок. А вот на Барбадосе встречались мне представители администрации Евросоюза, которые уже лет тридцать сидят и думают, что бы им на острове такое улучшить.


Скажите, вы представляете, что конкретно можно улучшить на Барбадосе? Я не представляю. Там всё с самого начала сделал Бог и на том ему спасибо. Море, тончайший песок, конопля растет быстрей чем укроп. Рыба сама из океана в уху лезет. Можно ничего не трогать и не улучшать.


А эти сидят и думают. Пока не придумали. Но за то, что соображать им приходится в нечеловеческих условиях (сегодня в Бриджтауне +28, через месяц будет то же самое, еще через два месяца — опять +28: хрен улучшишь!), - так вот, за это они получают двойные оклады, бесплатные билеты бизнес-классом в Европу, белые джипы, дома, через закрытые жалюзи которых струится легкий океанский бриз («ты б знал, как хочется нашего датского морозца!»).


«Датский морозец», это, я так понимаю, +10 по Цельсию. Вот не  знаю, чего им там еще надо, кроме «датского морозца» в таких условиях! Талонов на повидло, наверное. Или чёрта лысого.






Но на рогах у лысого чёрта, как уже упоминалось, живет Артур, и, когда он с этих рогов в очередной раз свалился, мы и улетели в Крым.


С нами летел из Москвы Серёжа Елин, парень из моего первого учебного экипажа, с которым мы два года назад в дикую ночную грозу пересекали под парусом Адриатику на пути из Монтенегро в Италию. В Крыму у Серёги еще со школы остались друзья-приятели-родственники.


У нас с Артуром родственников в Крыму не было. У нас там было дело. Мы ехали в Таврию к Андрюхе Потёмкину. В Балаклаве стояла его Julianna. Та самая 46-футовая Beneteau, на которой я в апреле шел от Азор на Португалию и на которой мы в начале июня пришли из Стамбула в Крым. То есть, в Таврию. Поэтому Андрюха у нас - не просто Потёмкин, а Потёмкин-Таврический.


Андрюха Потёмкин-Таврический — личность добрая, хорошая и заполошная. А лодка Julianna после двух переходов мне вообще родная.






Таксист вез нас от Симферополя к морю через Бахчисарай, через сёла с удивительными названиями — Чистенькое и Приятное Свидание. И мы услышали рассказ о том, что именно здесь Екатерина Великая, во время своего знаменитого путешествия в Таврию, организованного князем Потёмкиным...


Короче! Мне приходится периодически перечитывать что-нибудь о жизни Екатерины II (например, воспоминания той же княгини Дашковой), чтоб окончательно не оторваться от исторической правды. Потому что, начиная с Гоголя и Алексея Толстого, я столько узнал легенд об этом путешествии, что уже не понимаю, как оно проходило.


«В тысячу... этих проклятых названий годов, хоть убей, не выговорю; ну, году, дан был приказ выбрать из козаков такого, который бы был посмышленее всех. О!» — это «о» голова произнес, поднявши палец вверх — «посмышленее всех! в проводники к царице». (Н.В. Гоголь. Майская Ночь или Утопленница).






Диковинные рассказы о путешествии Екатерины я слышал в Брянской области, в Белгороде, в Краснодарском крае и под Тверью. Из этих историй выходило, что Катька была бабой несмышленой, любопытной, неловкой, а ее слуги и охрана вообще ничего не делали.


Так, на речке Ворскла доброхоты мне сообщили, что государыня «с этого самого моста» стала не пойми с чего разглядывать речку в подзорную трубу (!), которую потом взяла да и уронила в воду. После чего сказала, что эта река - «Вор Скла». «Скло» - это  «стекло», которое речка украла.


Теперь скажите, за каким хреном бабу понесло смотреть в воду именно через подзорную трубу?!! С двух метров!!! На речке, которую 1000 лет до неё так же звали Ворсклой. И что при этом делала челядь? А если б она этой трубой себе в глаз дала? А если б она ее сдуру стала облизывать и подавилась?


Это не говоря о том, что «этот самый мост», вообще-то, бетонный и на нём удручающе доходчиво написано: «Мостотряд Валуйского РСУ. 1978 год». Какая императрица?! Какая труба?..






В Брянских лесах рассказывают, что Екатерина, лично осмотрев кирпичный завод на Хуторе Никольском (построен в 1929 году), и даже саморучно слепив пару кирпичей, велела возить продукцию завода на Север и строить там Петербург.


Возили, говорят, по речке Нерусса до Десны, из Десны — в Днепр, там до Киева, ну и дальше - в Сам-Петербург. На мой вопрос «а куда ж это, вашу мать, интересно, впадает Днепр?» никто не ответил. Закурили с видом людей, которые знают больше меня, но скрывают. И даже на моё «потопли ваши кирпичи в Гибралтаре» гордо промолчали.


Но это еще ничего, Тверь, Брянск и Белгород действительно лежат на пути из Питера в Севастополь. Но я тут недавно услышал тихое и доверчивое «когда Екатерина проезжала у нас по Хакассии в Крым, то два наших лучших шамана...» Взбеситься от такой географии!






...Мы ехали в Балаклаву. Сейчас слово «балаклава» обозначает не пойми что. Дурной головной убор для девушек. В моё время девушки украшали свои головы иначе. И юноши тоже. О вкусах не спорят и я даже не могу по-стариковски попенять на их падение.


Что до меня, то я приехал из своих лесов поступать в институт им. Мориса Тореза, одетый в лучшее, что могли мне дать мои леса: сиреневый клёш (40 см), малиновая рубашка, желтый пиджак в крупную черную клетку и оранжевые башмаки (белая платформа h=10 см). Хоть  в цирке показывай. Но и тогда никакой «балаклавы» у меня на голове не было, хотя, одень меня кто вот так же теперь, я б ее точно потребовал, чтоб стыд скрыть.


С тех пор я одеваюсь неброско, но элегантно. У меня есть штаны Hugo Boss (настоящие, турецкие, по оригинальным вьетнамским лекалам, рублей 500 стоили, если не больше). И по ветровке Paul & Shark за километр можно увидеть, что весь я — образец яхтенного  casual'a. Просто модный приговор, а не человек! И Балаклаву я тоже предпочитаю яхтенную, а не дырчатую.


...А Потёмкину я вёз винтажную красную матросскую рубаху, которую в апреле увел у него из-под самого носа на Азорах. У меня есть вторая такая же, купленная в Les Sables d'Olonne, так что, вырядившись в ярко-красное, мы с Андрюхой расхаживали по балаклавской марине, как два петрушки по ярмарке. Потом, правда, я свою рубаху быстро уделал салатом и дальше как петрушка ходил уже один Потёмкин.






При этом у нас была цель приезда в Крым. Верней, так: у Артура была идея. Она состояла в том, чтоб перегнать яхту Julianna туда, где он обычно живёт (я рассказывал, где это). Артур шепотом сказал, что у него там совсем не осталось проблем и жизнь стала совсем скучной.


Отсюда вывод: не пойти ли нам вокруг Африки. Предварительно очертя голову. Во-первых, пока идём, скучно точно не будет (пираты Западного Берега и мёртвого защекотят), а, во-вторых, когда (если!) дойдём, смысла жизни тоже прибавится. Во всяком случае, проблем обретём сколько надо и даже больше.


Собирательство проблем — не моё хобби. Это моя профессия, карма, вторая натура, тяжкий крест, судьба, призвание и, главное, - дар.


Потёмкину мысль идти вокруг Африки не сильно понравилась. Он почти забыл, где эта Африка находится, а после мыса Доброй Надежды у него всё сливалось в одно сплошное мутное «не знаю». Из знакомых ему капитанов, ни один Макар не возил телят на яхте в сторону Мадагаскара.


Потёмкин задумался и спросил, пойду ли с ним, например, я и сколько бутылок картофельной водки мне нужно до Сенегала, где мы ее снова прикупим? Я сказал, что пойду до острова Св. Елены точно. Мне туда надо. Наполеону не надо было, а мне вот неймётся. А оттуда, сказал я, можно и улететь.


Артур, никогда никуда не летающий, если лететь надо меньше десяти часов, посмотрел на карту и сказал, что на Святой Елене нет аэропорта. Тогда я открыл Wiki и узнал, чего там нет еще.


Итак! На Святой Елене нет: аэропорта, морского порта или марины, интернета, мобильной связи, разливного пива, кафе или бара, пляжа, рынка, Старбакса, МакДоналдса, номеров домов, двухполосной дороги, экономики, светлого будущего, одесской колбасы, селедки под шубой, инстаграмма и Паши Косенко.


Есть только могила Наполеона. Но самого Наполеона в могиле тоже нет.


Я сел и задумался. Изо всего этого великолепия меня устраивало только отсутствие Пашки. Светлое место!






Но тогда получалось, что надо идти от Кабо Верде через Елену аж на Кейптаун. Артур предложил за пивом заскочить на Тристан-Да-Кунью.


- Все равно, - рядом, - неуверенно сказал он.


Я посчитал это «рядом» и у меня по прямой получилось 1300 миль. Обычно так далеко я за пивом не хожу. Поэтому идея похода вокруг Африки, где, как выяснилось, от одного пивбара до другого не меньше двух недель пути, мне разонравилась.


И даже заманчивое предложение Артура высадиться в Гвинейском заливе, где «набить впрок крокодилов» между Уйо и Умуахией мне не глянулось. Он бы еще предложил неграми торговать! Какой мне прок от битого крокодила! - только тот, что на его место два небитых приползут драть на мне Hugo Boss?...


В общем, тщательно задуманный романтический переход разваливался на глазах. Артур обиделся и ушел в горы. Серёга Елин обиделся и уехал к друзьям-приятелям-родственникам.  Потёмкин обиделся и исчез за мариной. А я обиделся и остался.






...Ветер нагнал в бухту волну. Маленькие прогулочные лодки с трудом карабкались с гребня на гребень, вывозя к Балаклаве в усмерть укачанных и упитых отдыхающих с Золотого пляжа, которые и уже сами не знали, зачем согласились на эту «маленькую, но увлекательную морскую прогулку».


Я вспомнил рассказ местных о том, как заходил в марину катер «Чёрное Море». Его капитан вызвал по рации морские власти и сказал:

- Чёрное море просит разрешения войти в бухту.

Присутствовавшие в радиорубке тут же дружно ответили:

- Иди на хрен! Тут тебя и так много!


Еще рассказали, как один иностранный капитан по-русски просил в Севастополе разрешения бросить якорь на внешнем рейде. Только он не знал, как будет «внешний рейд» и попросил о чем-то совсем уж несуразном:

- Можно встать на якорь на Млечный Путь?


Ему тут же посоветовали дождаться очереди на Большую Медведицу и цепляться за швартовочную бочку там. Только не дай бог задеть кормой Созвездие Гончих Псов.






...Артур, нашлявшись, прозвонился, наконец, откуда-то сверху, со стороны генуэзской крепости, и, сказав, что будет спускаться к морю, попросил подобрать его на берегу.


Остальные, собравшись на борту, вышли из бухты и двинули в сторону Золотого пляжа, где предположительно Артур должен был оказаться. Julianna резала волну под хорошим бакштагом. На воду спустили тендер, завели мотор и начали искать на берегу своего пропащего скалолаза.


Артур сполз с горы в том месте берега, где, по случаю, находился нудистский пляж. Это ему всегда так везёт, хотя в жизни его интересуют только рыбы. Если с ним договориться встретиться между Мавзолеем и Лобным Местом, то можно не сомневаться: он обязательно позвонит и скажет: «Тут я в какой-то стриптиз-бар попал налево от Ленина. Приходи, у них обалденный аквариум».


Вот и нудистский пляж Артуру тоже очень понравился и он сразу принялся снимать кино из жизни крабов и креветок, изредка недовольно отвлекаясь на прекрасных обнаженных восемнадцатилетних богинь, обращавшихся к нему с традиционными вопросами о том, как пройти в библиотеку.


- И ты шо, - изумленно спросил Потёмкин, - так и сымал своих крабов?!!!

- Да, - потупился Артур, - показать?

- Й-и-и-и! Ну ты даёшь! - не поверил Потёмкин. - И шо, совсем не одной ...ну это ...которые богини голые ...их совсем не сымал?

- Ты б видел, какую я креветку снял! - сказал Артур.


Потёмкин махнул рукой:

- И с этим человеком кругом Африки! Лучше б ты мне про креветку и не рассказывал...


Вечером Артур выволок камеру в кокпит и сказал:

- Ну, ладно. Смотрите!

- Богини?! - воодушевился Потёмкин. - А ну давай!


Артур «дал»: на его видео бабушка восьмидесяти лет, снятая в контражуре, прыгала со скалы в воду. Потёмкин посмотрел на меня и я окончательно понял, что ни могилы Наполеона, ни свежих крокодилов мне в ближайшее время не видать...






...Ночью мы вошли в Севастопольскую бухту и встали на якорь, защитившись от разыгравшихся волн Константиновским равелином. А утром на случайном катере до нас добрался исчезнувший на ночь к друзьям Серега.


И мы отправились в обратную дорогу. Теплое море сентябрьского Крыма задержало наше возвращение на несколько часов. Мы останавливались, клали лодку в дрейф и купались.


Чёрное море, пожалуй, единственное море в мире, где не ожидаешь от флоры с фауной никаких подлянок. Не обожжет по-настоящему, по-дальневосточному, медуза. Не сожрёт акула, как Атлантике. Не нырнешь в огнедышащий планктон, как у меня было в Южно-Китайском море, не укусит мурена и даже адриатических морских ежей днем с огнем не найти. Давным-давно я наступил у кавказского берега на скорпену: полдня не чувствовал ноги, а потом все прошло. Вот и все напасти.






А в том же Тихом Океане Артур, увидев, что я собрался в воду, на всякий случай сказал:

- Если акула, бей её пяткой в нос, они этого не любят.


Я тут же надел штаны, сказал Артуру, что лучше дам пяткой в нос ему за такое «здрасьте» и отошел от берега на десять метров. Я не хочу знать, что акулы любят, а что не любят. Особенно про пяткой в нос. Я им не лор вообще.


А в Чёрном море таких проблем нет, поэтому мы подолгу не вылезали из воды, справедливо подозревая, что неизвестно, когда еще в другой раз увидим море. Единственное, что меня доставало — даже в море продолжали чесаться укусы от двух клещей, подцепленных в Брянских лесах и вытащенных затем в Москве.

Меня подробно распросили, о том, как выкручивают клещей, а когда я рассказал, то громко засмеялись и сказали, что московские врачи все делали не так. Я-то в курсе, что врачи всегда всё делают не так, поэтому живо заинтересовался тем, как именно было надо.

- Клеща, - сказали мне, - надо послюнявленным пальцем осторожно гладить по попе круговыми движениями против часовой стрелки и тогда он вылезет.


Я усомнился. Я, конечно, не клещ, но если меня осторожно гладить по попе обслюнявленным пальцем, то я, скорей, не вылезу, а заползу еще глубже. Хоть по часовой, хоть против. Но то — я. От меня даже не чешется. А то клещи...






Каникулы заканчивались. Уже через день Артур уехал к другу в Судак, а мы с Серёгой отправились в Симфи, в аэропорт. По дороге висели щиты, где компартия обещала вернуть награбленное народу. Только непонятно, что конкретно собирались возвращать коммунисты — то ли то, что награбили сами после семнадцатого, то ли то, что у них отняло в девяностые их же начальство. И где лежит награбленное, не сообщалось.


Мы ехали и наш таксист («русский я о то, а хто ж!») рассказывал, будто виноградники скупают французы и что, вроде, вот за той горкой уже видели однажды зачуханного Депардье с тяпкой и Ришара с дустом.


Еще рассказывал, что работают в Крыму одни татары и, стало быть, надо бы им, татарам все отдать, пока не пропало. Из этого я лениво сделал неглубокий вывод, что Депардье, видать, тоже татарин, раз работает на винограднике. И морда у него татарская, подумалось мне.






Еще были какие-то разговоры о том, что Севастополь — город русской морской славы. Я не верю ни в какого русского морского Славу. Пускай будет всё как есть: Депардье в мечети,  татары на виноградниках, а лодки - в Балаклаве. Может, тогда хоть Черноморский флот каждую войну топить не придётся и постоянно сдавать Севастополь в аренду врагу. А, может, даже и войны никакой не будет.


Впрочем, по-хорошему, ни о чём таком типа «серьёзном» думать вообще не хотелось. Второй раз за последние четыре месяца я улетал в Москву из теплого чистого домашнего Крыма. Улетал от Чёрного моря, от причала, где стояла Julianna.


Улетал от голосов:

- Помадорчики! Свои помадорчики! Мущина, вы ж такого и не пробовал!

- Барабуля свежайшая, как я не знаю! Отдаю так, того шо последний автобус...

- Комнаты недорого на ночь, катерочек на день...

- Не, ну вы интересно рассуждаете! До Казачьей Бухты за эти гроши?




***


Пройдет всего неделя и Потёмкин уведёт лодку сначала в Стамбул, а потом дальше, на Грецию, Италию и Монтенегро. Но пока мы ехали в аэропорт, а Julianna  стояла у родного причала.

Хотелось спать. Мы проскочили какое-то село и на выезде я увидел его название: Приятное Свидание. Теперь эти два слова были перечеркнуты.












  • 1
А меня сегодня Приятное свидание. Не перечёркнутое! Фил вернулся в ЖЖ! ;))

Каждой букве порадовалась! ;))

Пасиб, Laura. У меня тут, правда, какой-то Return Of The Prodigal Son

зачиталась... Учитывая тот факт, что Крым я покинула 12 дней назад, соскучилась уже неимоверно, ломка в разгаре и дней через 10 собираюсь туда снова - такие посты просто как болеутоляющее))

Не! - painkiller, это когда туда едешь

Только недавно вернулся с этих берегов, а сейчас как снова побывал, спасибо!

Кстати, в моём последнем посте необычный аудиорассказ про эти места

Пасиб! Давно не был в сети, обязательно залезу

Ура Фил,вернулся!

Прочитав первые коменты,подумал что надо бы наверно мне как и все,высказаться что то о прекрасном крыме.
Но уж Фил Вы меня простите пожалуйста,мне очень нравится от Вас проза с такими искрящимися оборотами как вот этот к примеру- "А еще - пучеглазые рыбы, которые смотрят на тебя с игривым недоумением, как премьер-министр Медведев из телевизора."
Короче это не пост-А какой то хороший праздник!
и отчего же с утра то его не увидел

Re: Ура Фил,вернулся!

Спасибо, Дима

в восхищении (с)
хочу туда срочно!!!

Лодка ушла. Наступила очень. On parenpi olla Moskovassa

эх! и не говори...

Missä asut? Miksi puhut Soumea?

Asun Novosibirsk.
Для разнообразия. )

Крым радует, да. Начало осени особенно. Вот на лодку не могу пока организоваться( есть шаблоны-лекала для пластиковых форм, нет времени.
Или нужно по-настоящему захотеть...

А можно, ведь, и без лекал сразу на ту лодку, что вот-вот уйдёт...

Уйти может только не-твоя-лодка. На твоей-лодке ты / я уйдешь/уйду сам

Не может быть!
Косенка - он везде!
От него свет.

"... на его видео бабушка восьмидесяти лет, снятая в контражуре, прыгала со скалы в воду." - плачу!
От контражуру, ессно...

Я, Сань, от крабов с креветкой плакал

С возвращением, Фил!
Как всегда отлично написано... с чувством!
Лично во мне этот рассказ будит какую-то легкую светлую грусть, такое осеннее переживание уходящего лета, когда вроде еще тепло, но уже желтая листва шуршит под номами и паутинки летят в косых лучах осеннего солнца

Пасиб, Андрюх, у меня это тоже светлая грусть и окончившееся лето. Но, когда под ногами желтая листва - пора снимать швартовы. Я так и не понял, куда ты от Cabo Verde, сам потом расскажешь. Я по стараюсь уйти чуть позже.

Я с Тенерифе (где я сейчас) иду на Кабо.
Там сажусь на самолет и возвращаюсь в Ростовскую осень

Спасибо Фил, очень хорошее настроение создал своим рассказом.

Тебе спасибо

Очень душевно и радостно :) Про крокодилов особенно понравилось, битых и небитых!

Это радостно, если не лезть за ними в окрестности Уйо :)

Совершенно согласна :) Нечего там делать, в Уйо этом.

Фил, спасибо Вам за ваши рассказы - всегда с удовольствием "тихонько" читаю.
Вот только не обессудьте, но все-таки "челяДь"

Ну, разумеется, - да! Чёртов NeoOffice, не дающий spell-check'a! Сам увидел после Вашей записи и обомлел. Конечно, сразу исправил. Простите!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account