suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ИЗ МОСКВЫ В ЛЮСИНО-БУБЕНЦОВО. Часть Четвёртая и Последняя




Семнадцатая Глава
ДРАМА НА РЫБАЛКЕ


Корабль плыл на север. Слева был океан, а справа Франция. Не верите? - скажите родителям, чтоб купили вам глобус.

Теплые воды Атлантики плескались у борта. Конь штопал изношенное в путешествии пальто и, сведя глаза к переносице, пытался одним копытом вдеть нитку в иголку, которую держал другим копытом.

Неожиданно у борта вынырнула акула. Конь вздрогнул и у него с копыта свалился напёрсток.





- Куда путь держим? - спросила акула.

- В Европу, - ответил Сидор Карпыч, - а вообще-то, в Люсино-Бубенцово.

- Далеко, - сказала акула, - а ничего, если я тут с вами посижу? Побалагурю. Мы акулы - страшные балагуры, знаете ли. Зубы себе заговариваем. Чтоб их не видно было.

- Да чего там, - сказал конь, - присаживайтесь!

- Хорошее у вас пальто, - сказала акула коню, - с начёсом.

Она повернулась к Але и попросила:

- Девочка, чуть правее, пожалуйста, а то тут течение сильное.

Аля с Сашей повернули руль.






- А я, собственно, чего приплыла-то, - вспомнила акула, - я тут, знаете, на рыбалку ездила и случайно в Нил заплыла... Это в Египте, если помните. Речка такая. Ну вот... Такой клёв был, не поверите: пасть откроешь - уже клюёт!.. И встречаю я там одного знакомого крокодила. Он тоже рыбачил, правда, он сначала меня ловил. Ну, стоим мы с ним, зубы друг другу заговариваем, а тут он мне такое рассказал! Такая трагедия! Столько пафоса. Просто драма, ужас! Это ведь вам мумии корабль построили?

- Нам, - гордо сказал дед Пихто, - в виде премии, так сказать, ну и за выслугу лет...

- Чью выслугу лет? - не поняла акула.

- Мумий выслугу лет, видимо, - сказала Саша.

- Мумиям, наверно, год за полтора идёт, - задумчиво сказал Сидор Карпыч.

- Мне без разницы, что там кому куда идёт, - отмахнулась плавником акула, - но крокодил мне сообщил, что после вашего отъезда мумии без дома остались...

- Мать честная! - воскликнул Сидор Карпыч. - И точно! Я ж пирамиду замкнул, а ключ забыл отдать.

- И что они, бедолаги, теперь делают? - встревожилась Дарья. - На вокзале живут? На Казанском?






Акула поджала губы:

- Я не знаю, где у них там в Египте Казанский вокзал, но должна заметить, что мумий, учитывая их своеобразный внешний вид, даже на вокзалы не пускают. Единственное, что я знаю, так это, что Тютя, по-моему, пристроился на какой-то выставке в Лондоне. Так и называется “Сокровища Тутанхамона”. Тютя сам сокровищем прикидывается.

- Вот ключ! - сказал Сидор Карпыч. - Как до Лондона добраться-то, знаете?

- Лондон стоит на реке Темзе, - пояснила Аля, - а река эта впадает в море. Так что из моря можно по Темзе в город пробраться. Вы доплывете и обязательно передайте ему ключ и наши извинения.

Акула задумалась:

- Доплыть-то я доплыву, даже порыбачить смогу, а как я, скажите, в таком виде в город из речки выйду?

- Ладно, - проскрипел конь, - берите мое пальто. Дарю!






Акула обрадовалась. Она нацепила пальто и долго прихорашивалась. Потом все с ней попрощались и она прыгнула в океан, размахивая фалдами.

- Ну вот, - грустно произнёс Сидор Карпыч, - и как же мне представляться теперь? А? Мужской акулячий портной из Люсино-Бубенцово? Так, что ли?

Забегая вперёд, скажем, что сразу после этого в Лондоне произошло целых два события.

Первое: люди стали поговаривать, что у лондонцев лица очень похожи на унылые рыбьи морды. Это чистое враньё! Лица у них нормальные, аристократические, а на рождество даже добрые. Просто, скорее всего, акула долго искала Тютю и шлялась по городу, появляясь в разных местах. Поэтому её принимали за разных людей. Вот и всё.

И второе событие: поговаривают, будто воры украли Тутанхамона из музея. И это враньё! - Наверно, акула всё-таки его нашла и Тютя, получив ключ от пирамиды, сам сбежал к Зюзе и другим фараонам. И никакого воровства.






Восемнадцатая Глава
ДОМ С МЕЗОНИНОМ


Было уже темно, волны тихо бились о борта, а впереди, окутанный густым туманом, вырисовывался незнакомый берег.

- Опять куда-то попали, - сообщил конь.

- Куда! Куда! - радостно заорал взрослый Джин. - В Ирландию мы попали, ко мне на родину. Это остров такой возле Англии. Я тут родился, тут бродил, так сказать, в дубовой бочке, на можжевельнике тут настаивался, тут мне самое место! Вылезаем!

Все вышли на заросший густою травой берег. Туман потихоньку рассеивался и дети увидели странного вида дом. Вокруг него была вырыта канава, а через нее переброшен мостик. В доме не горели окна, и лишь под самой крышей тускло светилось одно самое маленькое окошко.

Дом казался заброшенным, крыша заросла травой, башенки почти развалились, створка ворот скрипя качалась на одной ржавой петле.

Дети робко вошли в ворота и оказались во дворе, вымощенном булыжником, между камнями которого уже давно проросла трава и целые кусты чертополоха.






- Хозяин! - несмело позвал Сидор Карпыч.

Но ему никто не ответил, только резко закричал филин из-под крыши и снова всё смолкло.

Ночная сырость ложилась на траву. Из-за туч выползла бледная луна. Подул ветер, расшатывая незакрытые окна, и стало холодно. Конь осторожно открыл дверь в дом.

- Попробую, - прошептал конь, оборачиваясь, и скрылся в доме. Тут же раздался глухой стук и бедный конь дрожа выскочил во двор.

- Меня там скелет обнял! - потрясённо сообщил он друзьям. - Меня! Коня!

Из-за двери раздалось гадкое хихиканье.

- Я попробую! - решился Сидор Карпыч. - Я на фронте был.

Он сунулся было в дверь, но оттуда вдруг выскочило что-то рогатое и, треснув Сидора Карпыча сковородкой по голове, снова исчезло.

- Черти! - просипел старик. - Самые натуральные!

Из-за двери снова мерзко захихикали.

- Пойдем мы с тобой, - сказала Саша Але.

- Нет уж! - неожиданно заявил взрослый Джин. - Я пойду! Я тут дома, а моих друзей не пускают. Ишь ты! Ну нет! Я чертей не боюсь, пускай они меня боятся!

И, сурово нахлобучив пробку, Джин решительно пролез в дверь.

- Во! - удивленно сказали оттуда и всё снова затихло.


...Дети остались ждать во дворе. Время от времени из дома доносился топот ног по лестницам, визги и хлопанье дверьми. Потом опять стало тихо, а на пороге появился радостный, хоть и сильно измученный Джин.

- Заходите, пожалуйста, - застенчиво пригласил он, - извините за беспорядок...






Дети, дед Пихто и конь с любопытством вошли в дом. Всё в нём было в пыли и паутине, старинная дубовая мебель потускнела и растрескалась, лестницы расшатаны, насупившиеся пауки сурово смотрели из углов. В огромном зале пылал камин, а на углях грелась громадная сковородка.

Черти, сваленные кучей, спали в углу, цепляясь друг за дружку рогами и хвостами. Были все они какие-то грязные, нечёсанные и замусоленные.

Мальчики-черти были с синяками и цыпками, а девочки-черти с давно не чёсанными косичками и обгрызанными ногтями. Во сне они все ворчали и пихались. Вокруг них были раскиданы обёртки от жвачки, порванные книжки, поломанные игрушки. Как попало лежала одежда.

- Ты их что, напоил?! - в ужасе спросила Джина Даша.

- Да нет! - просто ответил Джин. - Они меня только понюхали!

Тут Сидор Карпыч, видимо забывшись, перекрестился. Черти зачихали, захныкали и начали просыпаться.






Девятнадцатая Глава
ИСТОРИЯ ЧЕРТИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ


 - Ой! - удивились черти, увидев путешественников. - А вы кто?

Дети представились.

- А почему вы такие грязные? - спросила Даша чертей.

Те смущенно переглянулись:

- Мы ведь нечистая сила.

Один мальчик-чёрт вылез вперед и сказал:

- Я, например, домовой. Я раньше на чердаке жил, а там знаете какая пыль?

- А я раньше в болоте жила, - сказала кокетливая девочка-кикимора. - И я, и Шишига!

Тут она показала на вторую девочку.

- В самой трясине жили, - подтвердила Шишига, - в ужасающей грязи.

- Вы ж заболеете, - сказала Аля, - вас помыть надо!






Сидор Карпыч поставил на огонь корыто с водой, Аля с Сашей засучили рукава, Дарья разыскала кусок мыла, и началось мытьё.

Черти хохоча плескались в корыте, конь тёр их хвостом как мочалкой, а Сидор Карпыч тем временем, бормоча молитвы, с опаской стирал одежду нечистой силы.

В доме закипела работа. Ещё не помытые лихорадочно убирали в доме, мыли полы и окна. А те, кого уже выпустили из корыта, завернувшись в какие-то старинные флаги, мыли посуду. Отовсюду только и слышалось:

- Куда лезешь, чёрт немытый!

- Сам немытый! Я мытый уже. Вон как рога сверкают!

Через пару часов всё в доме блестело, а сами черти, тоже блестящие, скрипящие и весёлые, сидели голышом на лавках и табуретках и ждали, пока высохнет их одежда. Два чертёнка варили гороховый суп на всю компанию. А остальные рассказывали детям свою историю.






...Раньше, давным-давно, вся нечистая сила жила в разных местах. Оказывается, однажды тёмной ирландской ночью летел в облаках чёрный-пречёрный ворон. Такой чёрный, что даже зелёный. И нёс он в когтях мешок.

Мешок этот ему дали ирландские монахи. Они в то время занимались переписыванием книг, а нечистая сила им мешала. Не сознательно, конечно, а из любопытства. Сидит, скажем, монах и рисует миниатюру, то есть картинку такую миниатюрную, а бесам интересно, вот они и лезут посмотреть, что он там нарисовал. Ну и толкнут случайно.

Рассердились тогда монахи на нечистую силу и разбрелись по всей Ирландии ловить чертей. Кого из колодца вытащат, кого из болота, а кого и в горшке найдут. Собрали монахи всех бесов, сложили в мешок, завязали его верёвкой и отдали чёрному ворону.

- Что хочешь с ними делай, - сердито сказали они птице, - а нам надоело.






Закрыли монахи свои монастыри, сели на корабль и поехали открывать Америку со злости. А ворон взял мешок и взлетел с ним в чёрное ночное небо.

Никто так и не узнал, что собирался сделать ворон с мешком, потому что по пути один любознательный чертёнок проколупал в мешке дырку, чтоб не скучно было лететь. От тряски мешок разорвался и черти стали из него вываливаться. Ворон летел всё дальше, не замечая, как падают, кувыркаясь, бесы кто куда.

Кто-то упал в болото, кто-то в колодец, а кто и в горшок угодил. И стали снова черти жить по всей Ирландии. Особо они не бедокурили, иногда даже помогали путнику, если, конечно, он был хорошим человеком. Люди о них заботились, кому молока в блюдце оставят, кому кусок хлеба на подоконнике забудут.

Так бы и жили, но тут начался прогресс. Прогресс - это такая штука, что вот видите вы какую-нибудь ерунду, понимаете, что это ерунда, а сами чувствуете, что жить без этой ерунды уже не можете.

Так появились телевизоры, а в телевизорах новости, и про чертей все стали потихоньку забывать. Теперь уже ни молока не оставят, ни хлеба не положат. Потихоньку все черти стали убегать от людей всё дальше и дальше, пока не нашли этот заброшенный дом.

Здесь они и поселились, и решили никого из чужих сюда не пускать. А чтобы никто к ним не лез, они шумели, дрались сковородками, и даже стали жарить на сковородке грешников. Ну не сильно, конечно, а так - обжаривать слегка. Наконец люди совсем забыли про этот дом и он совсем одичал, как и его обитатели.

Теперь они все сидели вымытые и радостные от того, какой красивый у них дом.






- А, я извиняюсь, сковородка у вас зачем в камине греется? - спросил дед Пихто.

- Грешников жарить! - закричали черти и побежали в кладовку. - Уж таких грешников, что дальше некуда! Вот.


Они принесли старую обувную коробку и сняли с неё крышку.

- С нами крестная сила! - сказал Сидор Карпыч.

- Когда ж это кончится! - возмутилась Аля.

- Вот проныры! - сказала Саша.

- И чего они за нами носятся? - удивилась Дарья.


В коробке, прижавшись друг к другу, сидели два мелких одноглазых пирата.

- Не надо нас жарить! - робко попросили пираты. - Мы больше не будем. Мы в школу хотим!

- Не надо их жарить! - попросила временно сердобольная Даша.


Пираты, узнав, что их простили, выскочили из коробки, долго плясали на радостях, а потом приволокли откуда-то свой веник и сказали:

- Может, мы тоже что-нибудь подметём?

Конь подумал и сказал:

- Тут вроде чисто, вот наверху разве что... Там, где мезонин...

- Ох! - сказали мытые черти. - Наверху не надо. Наверху привидение живет...






Двадцатая Глава
ДЫША ДУХАМИ И ТУМАНАМИ


... Первыми по лестнице отважно шли пираты. Они, подсаживая друг друга, взбирались на ступеньки и кряхтя волокли за собою веник.

За ними шёл конь, близоруко тычась в ступеньки мордой и опасаясь ненароком раздавить пиратов. На коне ехал взрослый Джин, поминутно рискуя с коня свалиться и тоже раздавить пиратов. За ними шли дети.

Сидор Карпыч тоже хотел пойти, но передумал и отправился вниз, ко всем чертям. Детский Джинн посапывал в своей медной бутылке рядом с Тоником на полке шкафчика в нижней комнате.

Лестница кончилась. Конь осторожненько приоткрыл дверь в мансарду, так что образовалась узенькая щёлочка, откуда упала на лестницу полоска света. Один из пиратов храбро уставился в щель одним глазом.

- Ну что там? - нетерпеливо спросил конь.

- Темно, - сказал пират.

- А чего свет падает? - удивились дети.

- Да... - сказал пират. - Чего это он падает, если там темно? А! Понял! Просто я туда тем глазом смотрю, который у меня завязан! Я сейчас другим гляну.

Он снова посмотрел внутрь и обернулся:

- Нету там никого!

Оба пирата на всякий случай сначала просунули в дверь веник и немного повозили им по комнате.

- Пусто! - доложили они и конь открыл дверь.






Комната с мезонином располагалась под самой крышей. В раскрытом окне трепетали занавески, на столе горел медный фонарь “Летучая Мышь”, а перед ним лежала старинная книга с обломанными от старости страницами.

- “Лёгкое дыхание”, - прочла Саша на обложке. - И.А.Бунин.

- Значит, и вправду тут привидение живёт! - сокрушённо сказал конь. - И дыхание у него лёгкое. Понятное дело, что лёгкое - привидение - это вам не лошадь, чтоб тяжело дышать. Самая привидючая книжка, стало быть.

- А кто такой И.А.Бунин? - спросила Даша.

Аля задумалась:

- Может, алхимик? Привидения ведь занимаются алхимией.

- Что за алхимия? - спросили пираты.

- Такое учение. Там говорится, как из всякой чепухи золото делать. Только у алхимиков наоборот выходило. Они обычно брали что-нибудь нормальное, пытались сделать из него золото, а в результате из этого нормального чепуха получалась. Добро переводили только...

- Тогда я алхимик, - насупилась Даша. - Дайте мне чего-нибудь хорошее или штаны чистые и посмотрите что с ними через полчаса будет...

- Мы тоже алхимики! - вздохнули пираты, потупив взоры в свой веник.






За окном начался дождь. Луна зашла за тучи. Мерно и глухо часы в углу пробили полночь.

- Сейчас придёт! - прошептала Аля. - Оно всегда в полночь приходит...

Стоило ей это только сказать, как с последним жалобным ударом часов за окном ударила молния и в комнату ворвался ветер. Он взметнул занавески на окне, перелистнул страницы книги, и детям показалось, будто кто-то мягкими пальцами тронул их лица.

- Кто здесь? - раздался неприятный скрипучий голос, не предвещавший ничего хорошего.

- Молчим, как будто нас нету! - быстро шепнул друзьям Джин.

Снова подул ветер и послышались шаги, словно кто-то невидимый прошёл по комнате. Кресло неожиданно отодвинулось от стола и заскрипело.

- Это оно садится! - догадалась  Саша.

Тень мелькнула у лампы и огонь в ней загорел ярче.

- Кто мешает мне читать?! - загрохотал рассерженный, но невидимый хозяин. - Кто здесь?!

- Читать, наверно, я мешаю, - упавшим голосом сказала Дашка. - Я читать всегда мешаю...






Джин осторожно пробрался к столу и уселся рядом с лампой. Потом он снял пробку и стал яростно ею обмахиваться.

Кресло снова заскрипело и голос, раздавшийся вслед за этим, был скорее недоумевающим, чем сердитым:

- Вы ирландец? - спросил невидимка. - Судя по запаху, в вас есть что-то ирландское... Кто вы!

- Я конь! - неожиданно сказал конь. - А что, нельзя?

Несколько минут хозяин потрясённо молчал, потом сказал:

- Я давно не живу в вашем мире... Как странно стали пахнуть лошади... Подойдите к столу.
Конь подошел к столу. Привидение помолчало, потом спросило:

- А это что за запах?

Тут Джину надоело размахивать пробкой и он сказал:

- Да я же это - Джин! Не узнаёте, что ли?!

- Да... - сказало привидение после паузы. - Как всё меняется, однако... Пьянящий запах лошади мне ближе, чем запах современного Джина... Кто же ваши спутники?

- Мы дети! - сказали дети.

- А что делаете здесь? - настороженно спросил по-прежнему невидимый хозяин.

- Ну, это долгая история! - начала Алька. - Вообще, мы путешествуем с научными целями. Изучаем быт и нравы мумий, химический состав привидений, степень загрязнения чертей, ну и так далее.

- Ну и как вам степень загрязнения чертей? - поинтересовалось привидение.

- Мы их помыли, - сообщил конь, - а вообще-то, они вас почему-то дико боятся.

- Ну! - засмеялось привидение. - Просто дело в том, что я как любое привидение, очень чистоплотен. А они такие немытые, неряхи, фу! Хотя, если правда то, что вы сказали о мытье, то это меняет дело. Впрочем я отвлёкся! Расскажите о себе. Откуда вы?

- Из России! - ответили дети.

- Очень интересно, - сказало привидение. - Я давно интересуюсь вашей страной. Вот Бунина читаю. Это ведь русский писатель? А кое-кого знал лично. Скажем, Бабу Ягу... Вы её, кстати, давно не видели?






- Мы её, по счастью, вообще никогда не видели, - мрачно сказала Саша.

- Странно! - удивилось привидение. - Баба Яга! Хм... Интересная по-своему леди. Она замечательно умела готовить какого-то Ивашку, не знаю, что это за блюдо... Правда, у неё уже тогда было что-то с желудком. Представляете, собирается стряпать, а сама заранее причитает, что потом придётся кататься и валяться, Ивашкина мяса поевши...  Да. Я однажды гостил у неё. Такой, знаете ли, небольшой частный коттедж в старинном вкусе...

- Избушка на курьих ножках, а никакой не коттедж, - сказали дети.

- Да врёт он всё! - сказала Дарья. - Никакой Бабы Яги не бывает! И привидения не бывает!

- Почему ты так думаешь? - спросил конь.

- Я ни Бабу Ягу не видела ни разу, ни этого не вижу! А я, знаете, какая вредная?! Уж мне б родители точно эту Бабу Ягу хоть раз показали, когда я капризничала!

Привидение заметно взволновалось. То есть, конечно, не очень заметно, потому что его по-прежнему не было видно.

- Как это меня нету?! Что за новости?! А вот я сейчас напрягусь и обозначусь! Вот я уже туманом побрался!

И действительно, в кресле что-то затуманилось и заколыхалось.

- Ладно! - согласилась Дарья. - Ты там не лопни только! Если ты на самом деле существуешь, то давай говори, как нам домой вернуться.

Стоило ей это сказать, как все почувствовали, насколько они соскучились по дому.

- Я так сразу не могу. Я должно посоветоваться, - сообщило привидение после некоторого раздумья.

...В комнате что-то явно начало происходить. То есть, опять-таки, не очень явно, потому что заметно ничего не было. Просто было ощущение, что в комнате становится всё тесней и тесней.

А в щели двери и в раскрытые окна осторожно заглядывали, преодолевая страх перед привидением, любопытные черти.

- Ньютон, ты? - спросило привидение.

- Я, а кто ж ещё! - ответили из угла.

- А Галлилео пришел?
- Он болеет, - отозвался Ньютон, - он вчера гулял по парку и его ветром на куски всего раздуло. Мы его с Маяковским полночи с веток обдирали и вместе складывали.

- Привет! - раздалось вдруг из разных углов одновременно. Голоса были писклявые и раздавались откуда-то снизу.

- Кто это? - удивилась Аля.

- Малые Голландцы, - отозвался хозяин. - Художники такие.






- Если что-то решать надо, - загомонили Малые Голландцы, - то давайте быстрей. А то Сталин может прийти. Он чего-то целый день за нами сегодня бегает...

- Надо решать, как детей в Россию отправить, - сказал хозяин. - Причём так, чтоб родители не заметили их отсутствия.

- Как это они не заметят? - спросила Сашка недоверчиво. - Нас же почти целый месяц дома не было...

- Ну, это уже дело искусства! - завопили Малые Голландцы из своих углов. - Изя, ты что себе думаешь?

Ньютон помолчал и сказал:

- Не очень просто и не очень сложно. А дети уже знают, что такое Время?

- Время - это будильник! - сказала Даша.

- Да нет, - сказал Ньютон. - Время это не будильник. Будильник можно остановить, а Время остановить нельзя. Зато его можно сжать. Сейчас мы его сожмём и вы окажетесь у себя дома не через месяц, а через десять минут после того как ушли оттуда.

- Нам тоже Время сжимать?! - всполошились Голландцы. - Мы не можем, мы - Малые, у нас сил не хватит!

Ньютон успокоил Голландцев и снова обратился к детям:

- Вы ведь когда спите и вам что-то снится, то часто оказываетесь совсем в другом Времени. Или когда мечтаете. Или когда вспоминаете. Вот мы что-то такое сейчас и сделаем. Вам в Москву?

- Нам бы в Люсино-Бубенцово сначала, - вспомнила Аля.

- Ну, - сказал хозяин, - тогда позовите всех снизу.






...Сидор Карпыч и черти прибежали наверх. Только взрослый Джин с Тоником остались.

- Ирландия - наша родина, - сказали они. - Так что мы останемся. Чертям помогать будем. Бунина читать. Ну и всё такое. А вам спасибо за компанию. Вырастайте! Мы ещё увидимся!

Дашка взяла в руки медную бутылку с детским Джинном. Путешественники и черти встали в круг. Привидения, видимо, стояли между ними.

- Мы будем плясать и крутиться! - сказал Ньютон. - Мы будем закручивать время. Мы будем лететь в пространстве. Это не так уж и трудно.

- Только не пинайтесь! - попросили Малые Голландцы.

...Дом ходил ходуном. Визжали и кувыркались очумелые бесы. Привидения закручивали время. Дети, хохоча летали вместе со всеми по комнате, сшибая лампы, книги с полок, грохоча стульями.

Разгорячённые привидения стали теперь видны. Белыми туманными волчками они раскачиваясь летали по комнате, сталкиваясь и разлетаясь, опрокидывая и подбрасывая чертей, и танцуя с детьми.

Грохот и визг стоял такой, что за несколько миль от заброшенного дома люди в деревнях пугались и крестились, а их собаки в ужасе забивались под порог.

Потом рядом с домом ударила молния и всё затихло...






Двадцать Первая Глава
ПОСЛЕДНИЙ ДЕБЮТ


...Земля была сырой после прошедшей грозы, крякали на речке утки, мужики косили траву. Ошеломлённые путешественники стояли у околицы Люсина-Бубенцова. Ни чертей, ни привидений с ними уже не было.

Гроза кончилась и над рекой повисла радуга.

- Здравствуй, родимая сторонушка! - поклонился родной деревне Сидор Карпыч. - Никуда теперь я отсюда не уеду. Хватит, наездился! Никаких мне фараонов не надо и чертей тоже.

Он повернулся к детям:

- Тут у меня возле речки любимая берёзка имеется. Как под ней посижу, так сил набираюсь. Идёмте! А вот и мужички наши с покоса идут, сродственники. Здорово, хлопцы!

- Чтоб тебя нечистая взяла! - ответили сродственники. - Что ты на старости лет вытворять взялся! Забодай тебя комар!






Сидор Карпыч растерянно посмотрел им вслед и почесал в затылке.

- Что это? - спросил он у коня. - Чего это с ними? А эти чего бегут?

И он показал на баб, бегущих от речки. Бежали они очень изящно, слегка изогнувшись, так как каждая упирала в бок тазик с мокрым бельём, которое стирала на речке. На груди у баб подпрыгивая сидели румяные дети.

Поравнявшись с дедом Пихто, они стали выкрикивать в его сторону русские национальные приветствия:

- Чтоб ты лопнул!
- Чтоб тебя разорвало!
- Чтоб ты пропал!
- Чтоб ты провалился!
- Чтоб тебя комар забодал!

По лицу Сидора Карпыча было видно, что внутренне он с каждым очередным приветствием то лопался, то пропадал, то проваливался.

- Да! - сказал он, подходя к речке и вытирая пот с лысины. - Что-то тут не так!

- Здравствуйте! - раздалось от берега.






Дед Пихто посмотрел на воду и упал в обморок. В знаменитой русской речке Клязьме сидели сорок четыре акулы, а на песке сохли шестнадцать крокодилов.

- Чего вы тут высиживаете? - накинулся Сидор Карпыч на акул, едва очнувшись.

- Мы вас высиживаем, уважаемый мастер! - ответили акулы.

- А вы-то чего тут сохнете! - повернулся Сидор Карпыч к крокодилам.

- Мы по вам сохнем, - неуклюже поклонились крокодилы.

- Забодай вас комар... - растерянно пролепетал дед Пихто.

- Нас комар не забодает! - радостно заголосили акулы. - Ваши мужики уже на нас его выпускали, только мы вашего комара прогнали. А сами к вам с заказами. Чтоб вы нам пальто пошили. И куртки. И плащи двубортные.

- А мне - ползунки, - сказал один крокодил, стесняясь.

Дед без сил опустился на крокодила и в отчаяньи сказал:

- Вас же вон сколько, а у меня всего две руки! Это ж сколько я на вас шить буду?! Целый год! Хоть бы кто кроить помог...

- Мы поможем! - радостно сказали пираты, вытаскивая сабли.

- Куда вам, одноглазым... - махнул рукой дед.

Пираты смущённо пошептались и сказали:

- У нас по два глаза. А завязывали мы их, чтоб нас боялись. А теперь нам работать надо.


...К слову сказать, пираты действительно стали хорошими акулье-крокодильными портными, а повязки надевали только когда всовывали нитки в иголки, чтоб не щуриться.






Дед Пихто подумал-подумал, встал и сказал:

- Ну, что ж, пойдёмте ко мне в хату. А пиратов я внучатами запишу.

Они всей компанией, включая сорок четыре акулы и шестнадцать крокодилов, прошествовали всей деревней к дому Сидора Карпыча.


...Вечер вышел на славу. Крокодилы накопали картошки, акулы её почистили и сварили. А Саша, Аля и Даша нарисовали и повесили над домом новую вывеску:




Портняжiй Домъ

С И Д О Р      К А Р П Ы Ч      И      В Н У К И

Пошив верхней Акульей одёжи и нижнего Крокодильего белья
Оторочка плавников и обмётывание хвостов
Шьём крокодильи туфли и портфели из матерьяла клиента.






- Ну, а теперь нам пора домой! - сказала Даша. - А то родители проснутся, а нас нету.

- Я вас отвезу! - сказал конь. - Только пальто наброшу.

- Слушайте! - сказал дед Пихто. - Вот старость проклятая, только сейчас до меня дошло! - чего мы Джинном-то детским не пользовались? Это ж самая его работа - людей перевозить. А мы - то те попугаи, то те лодка из папируса! Честное слово!..

- Ну и хорошо! - сказали дети. - Столько увидели зато! А с Джинном в пространстве вообще лучше не перемещаться, ни с детским, ни со взрослым, а то они от неграмотности как завезут ещё куда-нибудь, откуда не выберешься. Самим учиться надо.

- Именно, именно! - поддакнул Джинн, высовываясь из бутылки. - И вообще у меня просьба - пусть меня акулы куда-нибудь отвезут подальше, я как-то, знаете, за две тысячи лет и облениться успел и самолётов стал бояться. Уж лучше я где-нибудь в Атлантиде прикорну да ещё тысячу лет подремлю...

- Ладно, - сказали акулы, - отвезём, чего там! На дно положим. Ракушками завалим. Спи себе на здоровье!

Конь стоял у порога и шарил у себя в карманах, бормоча: “Уздечку взял, подковы домашние взял, а куда ж я ключи-то свои засунул?..”

Все акулы с крокодилами, оба пирата, Джин и сам Сидор Карпыч Пихто вышли провожать детей. Крокодилы заплакали. Акулы завыли. Джинн засопел. Пираты от горя надвинули повязки на оба глаза, чтоб не видеть, как уезжают дети.

- Ну, бывайте здоровы! - сказал Сидор Карпыч.

Дети сели на коня и тронулись в путь.

Из-за сараев на них мрачно смотрел знаменитый Бубенцовский бодучий комар: грубое животное на шести разъезжающихся в стороны ногах, со слабыми крыльями и длинным нечистым носом.






Двадцать Вторая Глава
ЕЩЁ ОДНО ПОСЛЕДНЕЕ СКАЗАНЬЕ


...Всеми своими огнями сияла Москва. На Ленинском проспекте какие-то бандиты сидели в кафе и вдумчиво изучали налоговое законодательство.

Как бы вам это получше объяснить, что такое налоговое законодательство? В общем, это такая не очень умная книжка. Если помните, Буратино как-то раз решал задачу, где Некто отобрал у него яблоко. Так вот, налоговое законодательство - это такая книжка, в которой объясняется, почему вы должны отдавать свои яблоки этому самому Некту.

Все уже спали. Не спали в основном одни милиционеры. Они ходили и ездили по городу. Милиционеры - довольно романтичные люди. Они обожают надеть рубашку, галстук и фуражку, украсить себя автоматом и встречать рассвет.

Они любуются по ночам звездами и, когда их переполняет нечаянная радость, они взволнованно свистят в свои свистки.

Иногда они собираются группками на перекрёстках и подолгу разговаривают, помахивая опущенными к земле полосатыми палками. Тогда кажется, будто это и не милиционеры, а еноты собрались поговорить и бьют хвостами.






...Конь промчался по Ленинскому проспекту и привёз детей к дому. Расцеловавшись с конём, они осторожно прокрались в свою комнату и юркнули в постели.

- Мыться не будем, - сказала Саша.

- Сколько можно! - поддакнула Аля. - И с чертями мылись, и по океану плавали, да и вообще в Атлантиде полдня проторчали, а она всё-таки на самом дне находится.

- Даш! А ты-то будешь? - спросили они Дашку.

- Буду, - засыпая пробормотала Дарья, - я спать буду.

И добавила уже во сне:

- Хоть и ненавижу...

- Интересно, - задумалась Алька, - а что там родители поделывают?

- Да что-что! - буркнула Саша. - Сидят, поди, пиво пьют, да говорят о чём-нибудь, о чём и понятия не имеют: твои про привидение, мои - про мумию...




***



...А родители действительно пили пиво и болтали на кухне. И только один раз чья-то мама всполошилась и спросила:

- А дети-то хоть спят? Ничего у них не случилось?

- Спят, спят! - сказали оба папы. - Что с ними может случиться?..







САША И ДАША В ТО ВРЕМЯ, КОГДА БЫЛА НАПИСАНА ЭТА СКАЗКА




  • 1
Это ж скока лет то прошло уже...

Ради таких деток и сказку можно написать! И жизнь с ними прожить!
;)))

Спасибо, Фил! Было здорово!

Даже грустно, что сказка закончилась.

Понеслись суровые будни и враждебные вихри

закачал в читалку все ваши повести,завтра буду читать в дороге

Счастливого пути, Дима!

Хорошая сказка, спасибо, Фил. А пираты должны плясать не на радостях, а на костях... но по контексту оно как-то не очень. :)

Ну я не совсем так-то уж детей пугал

какие чудесные дети...
какая красивая сказка, прям тоже в сон потянуло, в конце...
а уже про романтичных милиционеров вообще прибило сверху
обязательно расскажу малышу ...

Работай, Вадик! Тебе еще долго осуществлять этот почти бесконечный проект

ну скажем первый шаг уже почти сделан, вернее будет сделан.. на днях

Фил...Прошу Прощения сразу!
Я в а...е!
Просто бесподобно!
Этже надо мне быть таким идиотом,что бы писать ранее Вам,то что я писал про эти сказки:(
Я скачал один раз,но увы кодировка не прокатила.Второй раз к счастью удачно.Всё забацал в один текст,но увы фото не смог перетащить.Сейчас вот прочитал всё!
ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ!
Нет на читалке тех функций что ты выделить текст и закопировать.Но фрагменты есть некотрые у Вас шедевральные.
Что хочется сказать...мне бы такого папку(смущаюсь)Я своего всё равно люблю так же.
Интуиция меня не подвела,когда приметил Ваш первый для себя пост!это не хвальба самому себе же

Дим, большое спасибо

Фил Вы не шибко то обольщайтесь!Могу и ... завысить оценку
Два Ваших последних поста у меня ещё висят не прочитанные в читалке то.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account