suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

ИЗ МОСКВЫ В ЛЮСИНО-БУБЕНЦОВО. Часть Вторая




Восьмая Глава
ОСТРОВ НОСАТЫХ СОКРОВИЩ


Потом снова среди земель началось какое-то море и показался остров. Попугаи немножко опустились. Остров был разделен пополам забором, а по обе стороны забора толпились злые люди. Все они были носатые, черные, толстые и волосатые.





- Это наш любимый турецкий остров Кипр, - кричали с одной стороны.

- Дудки! - кричали с другой стороны. - Нашли дураков! Это наш замечательный греческий остров Кипр.

- А вот мы вам морды набьем и забор перенесем! - кричали с первой стороны.

- А мы на вас в милицию нажалуемся! Хулиганы какие! - обижались со второй стороны.

- Надо опускаться! - решили дети. - А то правда подерутся.

Попугаи пошли на посадку.






- Ну, что у вас тут? - спросила Саша, карабкаясь на забор.

- А вот они, - сказал один носатый, тыкая через забор пальцем, - решили у нас остров отобрать.

- Врёт, врёт! - заорали другие носатые. - Это они у нас остров отбирают.

Тут забор заскрипел и упал.

- Остров отбирают! Милиция! - закричали со всех сторон. Все кинулись поднимать забор, а Сашка, почесываясь и морщась, потихоньку выбралась из-под обломков.

- Стойте! - закричала Аля. - Что вы делаете?! Вы же все перемешались теперь.

- Ой! - закричали носатые. Они растерянно оглядывались, пытаясь понять, где свои, а где чужие, и ничего у них не получалось. - Как же нам ругаться теперь? Мы ж все похожие.






- Ха! - заорал Джин. - Тоник! Эти парни не знают, как им подраться. Ах, мои милые! Это же так просто. Я научу! Немного джина, и вы по-прежнему будете отрывать друг другу носы, как ни в чем не бывало. Ух вы, мои  толстенькие, ай, ненаглядненькие! Ваш стакан, сэр! Позвольте, я к вам булькнусь?! Еще? Подходите, парни! Гет ми стрэйт! Еще! Ух и драка сейчас будет!

- Ты что делаешь! - возмутились дети.

Население острова тем временем с интересом прихлёбывало Джина из стаканов и даже из горлышка. Но драки почему-то не получилось.

- Вот это да! - растерялся Джин. Он забегал между островитянами, пытаясь их раззадорить.

- Ты ведь грек? - спрашивал он у одного.

- Какой же из меня грек, если у меня нос как у турка... - грустно отвечали ему.

- Ну а ты-то турок? Мусульманин? - подбегал Джин к другому.

- Да фиг там, - горестно отмахивался тот, - ну какой из меня мусульманин, если я тут с мужиками выпиваю...

- А забор! - взвыл Джин.

Носатые стали переглядываться и теребить носы:

- Забор бы поставить надо, а то непорядок.

- Да поставьте его где-нибудь в уголке, - сказала Аля. - Чтоб переодеваться, например.

Но тут носатые пошушукались, похватали доски и начали строить забор вокруг всего острова.

- Ну вот! - радостно сказали они, закончив работу. Теперь весь остров был обнесен крепкой оградой. - Ну вот! Только пусть к нам теперь кто сунется!






Мимо проплыл какой-то немудреный корабль.

- А ну, плыви отсюда, гад такой! - заорали носатые, просунув носы через дырки в заборе. - Это наш остров! Ишь, понимаешь, расплавались тут!

- Подождите! - закричала Даша кораблю. - У нас же попугаи ненадутые. Может, мы на этом корабле к мумиям поплывем?


Корабль пристал к острову Кипр как раз напротив калитки.

- Ну я не знаю! - раздраженно сказал Джин. - Я сюда больше ни ногой! Ни пробкой! Ни дозатором! Слышишь, Тоник.

- Слышу, - отозвался Тоник, - только фараонов мне тоже поить неохота как-то.

Все погрузились на корабль и Даша важно прошла к капитану.

- В сторону мумий, будьте любезны, - попросила она.

С Кипра им помахали, после чего калитку закрыли и снова стали ругаться через забор. Но дети уже не обращали на это внимания.






Девятая Глава
ИЗЫСКАННЫЙ БРЁЛ ФАРАОН...


Корабль плыл к Югу. Конь, сняв пальто, надел подаренную капитаном тельняшку. Сидор Карпыч злясь примерял взятую с острова феску. Феска - это такая шапочка с кисточкой. Кисточка все время болтается перед глазами и лупит по носу, ужасно раздражая того, кто наденет феску.

- Понятное дело, чего они там на острове злые такие! - воскликнул Сидор Карпыч, сведя глаза к переносице и отплевывая кисточку. - Вот у нас в Люсино-Бубенцово все б тоже психами стали, если б такое носили. Эх! Возвернусь на родину - я им шапки-ушанки почтой вышлю. Враз подобреют!

Корабль плыл в Египет. Только коня укачивало и он ржал.






...Египет - это такая довольно-таки жаркая страна, которая прославилась своими фараонами, пирамидами и мумиями. Еще там есть такая река Нил, которая прославилась по большей части своими крокодилами.

Фараон - это как президент. И основное отличие фараона от президента, так это то, что фараон живет и мечтает поскорей сделаться мумией. Президенты, как правило, об этом совсем не мечтают, хотя иногда мало отличаются от мумий.

Если вы знаете, что такое цивилизация, то поймете, как далеко она ушла. А если вы не знаете, что такое цивилизация, то поймете, что никуда она и не уходила.

Фараон обычно встанет утречком, пожуёт какого-нибудь папируса, соберет народ и давай пирамиду строить или сфинкса лепить. Потом вернется во дворец, возьмет удочку да крокодилов на уху ловит.

Потом выспится, позовет специалиста по бальзамированию и говорит:

- Вы мне, как я мумией буду, вот здесь, пожалуйста, так, мол, и так, мол, сделайте. И бороду загогулиной: сейчас среди мумий на загогулины мода.






А потом, как сделается мумией, приходят к нему жрецы и жрицы. Вы не подумайте, их так зовут не потому, что они едят много, это просто слово такое египетское. Ну так вот, приходят они и давай ругаться, как мумию украшать. Про то, что фараон говорил, никто и не вспомнит!

Ну, обложат они его крокодилами и несут в пирамиду. Там мумия живет в полном одиночестве и лишь иногда высовывается попугать грабителей. В общем, ничего интересного: и мумии скучно и грабителям страшно.

Вот такая страна Египет. Живут там копты и бедуины. Копты, правда, ничего не копают, а бедуины не очень-то и бедовые. Так себе! Заняты они в основном тем, что грабят безответных мумий. Иногда просто диву даешься - это сколько ж фараонов надо было засушить, чтоб потом еще две тысячи лет их на всех грабителей хватало!






Десятая Глава

ПИРАТЫ XXI ВЕКА
Или Маленький Человек В Русской Литературе


... Корабль плыл в Египет, все было хорошо, вот только капитан почему-то хмурился. Сидор Карпыч Пихто, поговорил с капитаном и тоже озадачился.

- Плохое наше дело! - сообщил он детям. - Микробы у них тут! Беда нам...

- Какие микробы? - заинтересовалась Даша. - Мы руки перед едой моем, за коня почти не хватаемся, откуда ж микробы?

- Тут оно, вишь, какое дело-то... - начал Сидор Карпыч, - ить туточки у них на море и микроба тоже специальная. Пираты у них, говорят, завелись...

- Как это?! - остолбенела Аля. - А из чего они вылупляются?!

- Из непорядочности, - степенно объяснил дед Пихто. - Вот капитан, говорит, в порту кого-то обманул, так пираты тут же и завелись. Он весь чешется...

Даша вспомнила, что один раз дала Стрёму в ухо, свалив все на Сашу, и тоже зачесалась. Саша твердо решила не чесаться на людях.

- Ну и как они? - спросила Аля. - Пираты-то?

- Подрастают уже... - вздохнул Сидор Карпыч и поскреб себе спину.






... Ночью Сашка неожиданно проснулась. На краю кровати сидел маленький, размером с чашку, одноглазый пират.

- Чего тебе? - испугалась Саша.

- Безобразничать буду! - радостно сообщил пират. - Хулиганить, грабить и разврат устраивать.

Сашка задумалась:

- Мама говорит, что если мы с Дашкой в десять часов не спим, то это - разврат! Так я сплю, вроде...

- Это не тот разврат! - засмеялся пират. - Я другой разврат сделаю! Настоящий!

- Ты, вообще-то, не очень тут, - сурово заявила со своей койки Аля. - Тоже мне развратник... Вырасти сперва!

Пират смутился:

- Ну это я так, к слову. Я ж пират, все-таки.






Неожиданно со своей полки соскочил Джин.


- Вот радость-то, вот счастье! Тоник, иди сюда! Господин пират, какая встреча! Имею честь... Столько наслышан! Пардон, пардон, где ваш сосуд? Приласкайте меня, господин пират! Приобнимите! Пригубите, наконец! Прочь, гадкие дети! Тоник, да где же ты?! Боже, что за милый запах притона чудится мне в этом одноглазом!


Пират испуганно вращал своим единственным глазом. Джин, не давая ему опомнится, вопил:

- Весь разврат начинается с меня. Умные люди полагают, что в большинстве случаев дальше он и не идет - я лишаю сил, ах, какой я томный! Ну же!


Он подхватил пирата и сунул его в бутылку:

- Ах, я весь истекаю! Не щекотите меня изнутри! Не доводите Джина до исступления! Возьмите меня всего! Пейте мою живительную влагу, пропитайтесь ею!!!

Пират, похоже, уже пропитался и даже начал тонуть. Тоник крякнул, нехотя слез с полки, вытащил пирата из бутылки и хлопнул Джина по пробке.

- Не сходи с ума! - сказал Тоник. - Дай поспать нейтральным напиткам.






Даша откачивала пирата. Наконец тот очухался и куда-то уполз, роняя сабли и пистолеты.

Но эпидемия на корабле продолжалась. Пиратов становилось все больше, они все время путались под ногами, писклявыми голосами распевали глупые песни и рисовали на палубе нехорошие слова. К тому же они росли, наглели, обзавелись гитарами, требовали себе джинсы и роликовые коньки.

Жить становилось все трудней. Капитан пробовал выметать их веником в море, но пираты с воплем “на абордаж!” быстро забирались обратно. Стало понятно, что пора с ними что-то делать.

И тогда вечером в кают-компании собралась вся команда, капитан, дети и дед Пихто. Конь тоже присутствовал, просунув морду в иллюминатор.






- Ну и что делать будем? - грустно спросил конь.

- Может, на них мышеловки ставить? - предложил капитан.

- Можно-то можно... - задумался Сидор Карпыч. - Можно и дустом посыпать, да толку что! Я так понимаю, господа хорошие, что вся это гадость от нечистоплотности завелась, от душевной, к примеру сказать, неустойчивости. Вот давайте-ка и подумаем, кто из нас в жизни нехорошего чего сделал. Глядишь, и придумаем чего-нибудь...

- Вы знаете, - сказал один старый матрос, - я обычно посуду за собой не мою, а потихоньку другим подсовываю. И на верблюде однажды без спросу катался. А потом мы с ним плевались друг на друга, как дураки.

- Ну и кто кого? - заинтересовался капитан.

- Конечно, победил верблюд, - признался матрос, - но первый-то я начал...

- А я на нашем корабле контрабанду вожу, - сказал капитан, - нехорошо это. Ох, и будет же мне!






- Да что говорить, - махнул рукой Сидор Карпыч, - я вон тоже в тридцать восьмом годе в клубе баян украл. Правда, мне уже за это было...

- А ты что? - спросила Даша у коня.

- А я к кобылам приставал, - зарделся конь. - В ночном. Я им хвосты крутил... Только я больше не буду.

- Ну вот и ладненько! - подвел итог Сидор Карпыч. - Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за оплёванных верблюдов. А уж ежели мы во всем сознались и больше ни плеваться не будем, ни хвосты друг другу крутить, то и бояться пиратов нам нечего. Вот увидите - сами убегут!


...И Сидор Карпыч оказался прав. Пираты, глядя в честные глаза детей, на следующее утро вдруг загрустили, где-то потихоньку выпили джина, пошушукались, а вечером стащили у капитана веник, сели на него и сами уплыли, распевая свои дурацкие песни.

- Ну вот и здорово! - обрадовался капитан. - А веника мне не жалко: он все равно контрабандный был.


Так что если вам попадется какой-нибудь незнакомый веник, или мячик, или пряник, или еще чего, лучше не берите: вдруг там до сих пор пираты водятся - не отмоетесь потом!






Одиннадцатая Глава

ЦАРЬ ЭДИП
Древнегреческая Трагедия, Тезисно Пересказанная Сфинксом


Через какое-то время корабль уткнулся носом в песок. Дарья, выскочив первой, вдруг увидела, что из песка торчит горлышко медной бутылки.

- Детский Джинн! - осенило Сашу. - Ну, здорово! Хоть теперь от этих наших пьяниц избавимся.

- Ни в коем случае! - закричали Джин с Тоником.

- Вы же не понимаете, милая Саша, - вкрадчиво заговорил Джин. - Это просто бутылка. Лежит давно. В ней такой, знаете ли, неприятный спертый воздух. Ну, зачем вам это надо? Тоник! Ну неужели мы сами не в состоянии помочь детям?!

- В состоянии, - прошипел Тоник.

- Ну, что я говорил! - заорал Джин. - Такие милые девочки, зачем им нюхать какую-то гадость?! Что вам нужно? Только скажите и мы сделаем! Тоник!

- Запросто! - отозвался Тоник. - Я вообще любую гадость разбавить могу!

- Хорошо! - согласилась Саша. - Ведите нас к мумиям!

- Правильно! - поддакнула Даша. - Только я и эту бутылку на всякий случай возьму. Может, в ней несчастный электрик сидит...






... Темной египетской ночью дети пробирались к пирамидам. Сидор Карпыч с конем плелись следом. Вокруг шуршали копты и бедуины. Завывал ветер, срывая с барханов песок (чтоб вы знали, - барханы - это такое место, откуда ветер песок срывает).

И хотя вся компания двигалась почти бесшумно, неожиданно из темноты раздался окрик:

- Стой! Кто идет? Заколдовывать буду!

- А ты кто? - спросила Аля шепотом.

- Я, ...самое, Сфинкс, загадки, блин, загадываю. Работа такая.

- Я тебя не вижу, - призналась Саша.

- И смотреть нечего! - горько признался Сфинкс. Тут у меня, блин, ...самое... рожа бабья, тело как у льва, а нос ... Нос, блин, и не помню: нос отбитый... Я, блин, это,.. урод, так сказать...






- Ну, загадай загадку! - попросила Даша.

- Ну, самое, ладно... Вот, к примеру... Без окон, без дверей, полна горница людей. Ну?

- Огурец! - крикнула Аля.

- Нет! - сказал Сфинкс. - Это пирамида, а в ей, блин, грабители! Так-то! Я другую загадаю... Семь одёжек и все без застёжек. Как?

- Капуста! - сказала Дарья. - А что же еще?

- Не!.. - ухмыльнулся Сфинкс. - Это не капуста! Это, блин, турист из Индии. У них одежда без пуговиц... Тряпьё одно наверчено... Так-то!

- А мумию-то можно посмотреть? - спросила Аля.

- А че ж? - удивился Сфинкс. - Понятное дело, можно. А загадки я со скуки загадываю. Эдип научил, собака, блин...

Саша попыталась понять, что такое “собака-блин”, и вышло, что если сбоку, -  русская борзая, а если сверху, то жирный бультерьер.

- Кто научил? - воскликнули дети.

- Эдип, блин... - нехотя откликнулся Сфинкс, - человек такой нехороший приходил. Сродственников искал. Мамку свою. Нос мне отбил. Ну я ж понимаю, это комплексы всё. А мумия - да за ради бога! Вот туточки вход в пирамиду. Только, самое, на меня не смотрите.

- Ах, да, - сказала Саша, - я ведь слышала, что на Вас смотреть нельзя.

- Да можно! - огорчился Сфинкс. - Просто, самое, стыдно - нос отбитый, ... ну и всё такое...  А так - чё ж! - идите!






Двенадцатая Глава
РАБОТА НАД АШЫБКАМИ


Однако, хоть конфузливый сфинкс никого и не удерживал, хоть можно было вроде запросто пойти да и посмотреть что там делается внутри пирамиды, всё же, стоило только детям приблизиться ко входу, как оттуда полезли разные странные, а то и вовсе страшные существа, все какие-то неряшливые и растрепанные.

- Вы кто?! - изумились дети.

- Мы, - ответили существа, - мы - Ашыбки.

- А чего тут стоите? - спросила Аля.

- Мы вас к знаниям не пускаем! - ответили два Ашыбки, одного из которых звали Врачь, а другого - Мыш. - Вы нас сделали, вы и исправляйте! А то там в пирамиде знания и если вы есчё раз пролезете, то нас уже никто не исправит! Вот!

- Верно! - поддакнул другой Ашибка, с женским именем Цыля Фан, а отчеством Петровечь. - Бецобразее кокое!

- Никокой жизни нистало! - закричали все. Тут были и Длинашеюё, и Булычная, и Овось с Нибозем.

- Я тут не при чем! - сразу заявила Даша. - Я в школу не хожу и мои Ашыбки не считаются!

- Исправлять надо! - вздохнула Санька. - А то действительно к знаниям в пирамиду не пустят.

- В наше время, - заметил Сидор Карпыч, - в тридцать восьмом годе, стало быть... Так вот, тогда говорили, что Ашыбки не исправлять, а кровью смывать надобно!

- Кончилось ваше время, слава богу, - отмахнулась Аля, - Джин, а Джин, а может, ты чем поможешь?

Джин покачал пробкой:

- Я как раз эти самые Ашыбки делать помогаю, а как исправлять - не знаю.






- Придется самим, - подытожил Конь и сел на расстеленное пальто. - Ну кто тут первый?! Вон ты! Иди сюда! Ты кто?

Из толпы Ашыбок вышел один Ашыбка в драной шинели с одним погоном, бескозырке и одном сапоге. От Ашыбки сильно несло валидолом.

- Я - Обмирал, - сказал Ашыбка и шлепнулся в обморок. Цыля Фан дала ему понюхать нашатырного спирта.

- Обмирал... - со стоном повторил Ашыбка и снова потерял сознание.

- Если он так обмирать будет, то мы до утра не управимся, - призадумался Сидор Карпыч.

- А вдруг это - Адмирал, - осенило коня. - Я одного такого видел, когда мы над Черным морем пролетали.

- Адмирал! - позвала Саша. - Господин Адмирал, Вас исправили. Пора бы и флотом командовать.

Ашыбка вдруг вскочил на ноги. На нем теперь была совсем новая шинель, оба погона, два сапога, фуражка и кортик.

- Как стоишь, каналья!!! - заорал Ашыбка Сидору Карпычу. - Линьков захотел?!!

- Мне рыбы не надо! - испугался дед Пихто.

- Какое счастье! - раздалось из-за спин детей. - Ваше благородие, не желаете ли...

Но фраза не закончилась. Саша сильно нахлобучила пробку Джину на горлышко и отвернула его этикеткой от всех.

- Стой и не вякай, - прошипела она, - у тебя последнее предупреждение.

Адмирал поорал еще немножко и, вдруг, унюхав, что откуда-то доносится запах моря, махнул рукой, свистнул и убежал за барханы.

- Теперь меня, - попросила Циля Фан. Общими усилиями из неопрятной засаленной усатой женщины она превратилась в изящного, шуршащего крахмальными манжетами юношу Целлофана Петровича в белых штанах.

Так один за другим были исправлены все ашыбки, включая Овося и Нибозя. Оставался, правда, какой-то совсем неясный Ыргазм, про которого дети решили, что имя у него татарское. Татарского языка никто из них не знал.

- Вырастем - выучим! - махнула рукой Саша.

Так что, Ыргазма оставили на потом. Может, и правильно.






Тринадцатая Глава

ДАША И ДЖИНН
Египетский Перевод Русской Народной Сказки Про Машу и Медведя


... Дети уже давно шли по подземному коридору, ведущему от самого входа в пирамиду к тому месту, где, по-видимому, притаилась мумия. Конь с любопытством рассматривал картинки на стенах.

Там были изображены разные люди, небрежно обернувшие талии какими-то полотенцами. У всех у них как-то странно были выворочены ноги, а руки согнуты как у каратистов.

Сидор Карпыч одобрительно стукал пальцем по стенкам коридора, бормоча: ”Вот ведь и нехристи и криволапые, а как строили...”

Аля с Сашей взволнованно шагали впереди, а Дарья почему-то, чем ближе к делу, тем меньше хотела встречаться с фараонами, даже с коллекционными. Она сопела позади всех, прижав к животу бутылку с детским Джинном.

Взрослый Джин, хоть и шёл между Сашей и Алей, но волнения от встречи с древностью не испытывал, а только причитал время от времени: “Вот попал! Вот попал! Ну кому я тут нужен!”






Периодически по сторонам тоннеля вспыхивали чьи-то глаза.

- Может, фараоны? - шепотом спрашивала Саша.

- Чего им таращиться? - недоверчиво говорила Аля. -  Станут тебе фараоны по коридорам скакать! Они, поди, спят в своих колыбельках, то есть саркофагах, да нюхают бальзам...

- Какой бальзам? - заинтересовался взрослый Джин, от которого оглушительно несло можжевельником.

- Почем я знаю? - пожала плечами Аля. - Может, “Рижский”, а может, “Звездочка”...

- Да нет, - настаивала на своем Сашка, - вот медведи вроде тоже на зиму спать заваливаются в берлогу, а только и среди них есть такие, что не спят, а по лесу шатаются. Их так и называют - шатуны. Вдруг и тут фараоны-шатуны водятся?

- Ты думай что говоришь! - сказала Аля. - Медведи каждый год спать заваливаются. А эти-то? Ты хоть представляешь, когда они завалились?!






Неожиданно засуетился Джин. Он внезапно остановился, схватил за горлышко Тоника и встревоженно сказал:

- Начинается. Одного собутыльника потеряли.

- Все б тебе про собутыльников... - плюнул дед Пихто, но Джин отчаянно замотал пробкой:

- Да нет же! Это я так сказал, по привычке. Просто я чую, что у нас кто-то пропал. Во мне как будто лишнее налито!

Сашка оглянулась и побледнела:

- Дарья пропала!






...А на самом деле Дашке просто надоело идти непонятно куда и она, болбоча под нос разные обидки, села передохнуть у стеночки.

Детский Джинн, который торчал у нее в медной бутылке, просто чуть с ума не сошел. Вообще-то он был очень благодарен Дашке за то, что она отколупала бутылку из песка и не разу потом не бросила.

Но теперь, поскольку Дашка сама не знала чего хочет, то Джинну показалось, что наступают последние времена:

- Я хочу спать! - заявляла Даша обиженно и Джинн готов был немедленно выскочить из бутылки и убаюкать ребенка. Но тут Дарья добавляла: “Но не буду!” и расстроенный Джинн сжижался и хлюпал на донышке.

Потом Дашка топала ногой, заявляя: “Хочу киндер-сюрприз!” Джинн уже собирался выбить из бутылки пробку и, понятия не имея что такое этот самый киндер-сюрприз, мчаться искать его в два часа ночи. Но тут наглый киндер куксился и требовал, чтоб её “никогда больше не катали на велосипеде”, а Джинн не мог сообразить, что конкретно ему для этого сейчас надо делать.

“Страшное дело, - думал Джинн, - быть ее родителями! Уж лучше в бутылке сидеть...”


И в тот самый момент, когда Дашка, устав от собственного мироощущения, почти заснула, из какой-то тайной дверцы высунулась забинтованная рука и уволокла Дашку вместе с Джинном.

- Раненый! - успел подумать Джинн, глядя на бинты.


Но это был мумия!..




...to be continued...



  • 1
Вот так всегда! На самом интересном месте!
/насупилась ;)))

продолжение следует

После такого симпатичного рассказа уровень моего "долготерпенияпродолжения" почему-то резко снижается. Страна вечного дефицита ;)

Ух! Как хорошо под окукливание-то! Сам то!
Кальций подкоплю до 31-го а там... тока меня и видели.
А если серьезно, обязательно соберу своих мальчишек и стану им читать Тексты перед сном. Проведу тык скть смелый научный экскремент. В 7-8 лет удивительно изящно снесет детский моск. Я так дУмаю! (поднимает вверх палец)!

Да вряд ли снесет: мои эксперименты привели всего лишь к тому, что Сашка закончила МГУ, а Дашка там же перешла на третий курс

Так, не мешай! Да, материалы твои, а эксперимент - мой! О результатах доложу. Вот только б доокуклиться полноценно...

Перед отьездом,буквально десять минут.Я тугодум.Не понял.
Сегодня прочитал уже во второй раз,опять большие неясности.
Ну и сейчас третий то раз(но с пивом),но увы не могу найти исходник Вашей мысли!
Философия Ваша интересна,но мучительно в большинстве случаев непонятна.

Да нет тут никакой философии: сказка и все

ну исходник этой сказки.где то в ваших мыслях?
я по другому не как не могу представить,создание сказки.

Дим, плюнь! Ну какой исходник! Исходник - это то, что насовано в меня и то, что я захотел передать. Тут никаких глубоких смыслов

Фил я Ваши рассказы морские читаю так,что плучаю удоволсьтвие!Они мне понятны.
А вот сейчас,я путаюсь.Не подумайте ради Бога что я зациклился.
Мне просто интересен ход Вашей мысли.
А он может опережать мою сообразительность на миллион световых лет!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account