suzemka

PHIL SUZEMKA

Life Counted In Nautical Smiles


Previous Entry Share Next Entry
suzemka

БИСКАЙСКАЯ ОСЕНЬ. Часть Третья. ВОКРУГ ИСПАНИИ




La Coruña (или, как она везде называется у галисийцев, А Coruña) — довольно известный порт. К тому же, расположенный на выходе из вечно штормового Биская, он не одним нам помогал и еще поможет переждать непогоду. Сотни лодок и десятки кораблей в порту, признаность места как перекрестка морских дорог, богатая история — ни всё это и ничто другое никогда не заставит галисийцев выучить английский. Или немецкий. Или еще какой.







Испанский — он и так-то шепелявый, а уж его галисийский диалект... Такое разноголосое шипение не в каждом серпентариуме встретишь. При этом, как мне почудилось, если галисийцу нечего сказать (а что он, прости господи, с его мелким европейским опытом, образованием и жизненными устремлениями может сказать русскому матросу?!), - так вот, когда сказать ему нечего, он обозначает свое участие в диалоге тем, что высовывает язык и, скосив глаза к переносице, шипит.

Это ладно, когда один! А представьте, что вы у пятерых галисийцев одновременно что-то спросили?! Не дай бог! Так и хочется крикнуть всей этой «Дивизии «Галичинá»: «Ну-ка, быстро раздвоенные языки попрятали и уползли кожу менять!»

От незнания английского никто не страдает. Кроме тех, кто не знает испанского. Потому что официант, например, будет издавать над вашим ухом приветливое шипение до тех пор, пока вы не ткнете наугад в любое место меню. Не трудитесь просить у него меню на английском. Может, оно и есть у них, только он никогда не сообразит, чего вы добиваетесь. А так пошипит и уйдет. Еду принесет. Может ту, что вы заказали. Вы ж тоже не знаете, что заказывали!







И не рассчитывайте, что в Галисии вас посадят на хлеб и воду! Как по-английски «хлеб» и «вода» они тоже не в курсе. Суп по-испански «sopa», в английском то же самое будет - «soup». Если вы попросите soup, вас никто не поймет. Французское soupe тоже не поможет. Немецкое Suppe, итальянское zuppa — все мимо!

Но если вы скажете все-таки испанское sopa, то вокруг вас заинтересованно зашипят. Впрочем, на том все и кончится. Вы ж не в состоянии сказать какой именно суп вы хотите — de hierbas или de ajo, а они тоже не дураки рассказывать вам, что у них сегодня повар, помолясь, набаламутил!







…Мы поменяли масло в движках и фильтры, а еще немного поменяли экипаж. СВ улетал в Москву, а ко мне приехал Васильич. Жизнь в южных морях совсем его развратила. При слове «оденься», он живо натягивает цветастые шорты и пеструю рубаху, напоминая не то крупного американского миллионера, не то мелкого торговца коноплей на Ямайке.

Если ему сказать, что будет чуть холодней, он тут же достает снаряжение для подледной рыбалки. А среднего нету. Поскольку я сразу предупредил, что будет прохладно, то, естественно, он и приволок все то, в чем можно ночи напролет сидеть на Клязьме в крещенские морозы. Хорошо еще, коловорот не взял, а то хороши б мы с ним были на Бискае в поисках правильной лунки для ловли язей.







24 ноября, понадеявшись на ветер и отложив заправку топливом на оффшорные колонки Канар, мы вывели лодку в Океан. Alina огибала Испанию при идеальной погоде, плавно раскачиваясь на легком суэлле. Ломаный курс повторял обводы северной оконечности полуострова и держал нас примерно милях в шестидесяти от Финистерре и Берега Смерти. После шторма уже никто не хотел прижиматься к берегам.






К тому ж мы еще отошли в сторону от здешнего TSS (Traffic Separation System) — широкой двусторонней океанской дороги, по которой на Север и Юг ходят грузовики. Да и отход  мористее с направлением на Мадейру, позволял нам позднее уклониться от пересечения с TSS Гибралтара, то есть избежать шмыганья под носом у великанов, идущих на Средиземку и выходящих из нее.

Два циклона прошли севернее и Alina попала в штилевую зону. Ветер умер. Движки работали постоянно, заставляя всерьез задумываться о заходе на Мадейру. Если бы к 27 ноября от Европы не затянул легкий ветер от NW, то солярки до Канар нам бы точно не хватило. Сначала в полветра под гротом и генуей, а потом на фордевинде под геннакером мы тянулись к Югу.

Несколько раз отказывал GPS и хотя автопилот продолжал держать лодку на заданном курсе, ни узнать свое точное местоположение, ни время смены путевых точек мы не могли. Впрочем, после перезагрузки все данные каждый раз возвращались.







AIS же (Automatic Identification System) у нас не работал изначально, поэтому внимательность на ночных вахтах в этих судоходных районах была задачей номер один. Вахтенный постоянно сверял данные радара с тем, что видел вокруг, иногда по нескольку раз за вахту меняя курс, чтобы выбраться из ночного сплетения самых разных дорожных ситуаций Океана. Естественно, особенно мы боялись рыбаков: никогда нельзя быть уверенным, что они ничего не перепутали в обозначениях орудий лова. А налететь на их сети никому не хотелось.






У нас самих тоже было орудие лова — леска с блесной, болтавшаяся за лодкой еще от Франции. Каждый день мы ее регулярно проверяли, но никакой рыбы там не было. Впрочем, с голода мы не страдали, все-таки тут была не Галисия. И все шло нормально, но однажды Серега достал из морозилки мясо. Пока в очередной раз то ставили, то снимали геннакер, мясо разморозилось и Серега, насвистывая, пошел его резать.






Я, сидя за штурманским столиком, записывал данные в бортовой журнал и не мог видеть, что происходило у меня за спиной. Обернулся я на стук упавшего ножа, какой-то шлепок и хрип Сереги.

- Что это? - испуганно спросил он, тыча пальцем в бесформенную массу, валявшуюся на палубе.
- Кусок мяса, а что? - ответил я.
- Ага, блин! Ты его разверни. Там зверь какой-то, я боюсь!

Мне тоже стало страшно и мы позвали с флай-бриджа Костю. Шкипер брезгливо развернул кусок носком кроссовки. Сначала по палубе поползла кошачья нога. Потом другая. И, наконец, со стуком грохнулась голова кошки с безумными выпученными глазами. Изо рта зверя, свесившись набок, торчал зажатый зубами язык.







Минуту мы втроем в ужасе смотрели на это. Потом Костя, с омерзением отодвигаясь в сторонку, не пойми к чему сказал:

- Треска-то по-любому лучше...
- А она, между прочим, еще и складывается, - сообщил Серега. - Костя, сложи ее...
- Кого — её?
- Ну, кошку эту...

Костя в три приема сложил зверя. Голова и лапы исчезли. Мы перевели дыхание и вышли в большой кокпит курить.

- На хрен они ей башку оставили? - задумался Костя.
- А язык у нее на хрен торчит? - спросил Серега.
- Ну, язык — понятно, - сказал я. - Видимо, при жизни шипела по-галисийски.
- А на хрен мы ее вообще купили?- возмутился Серега. - Ты ж покупал, Фил! Там магазин хоть людской  был?..
- А я чё знаю, чё у них там людское, а чё нет?! К тому ж, сам видишь, она сложенная была...






В кокпит вышел проснувшийся Артур:

- Есть рыба? - спросил он у экипажа.
- Кошка есть, - сказал экипаж, тыча в сторону не пойми чего, что валялось на палубе.

Артур заинтересованно поднял существо, которое тут же, похабнейшим образом раскинувшись, показало себя во всей красе. Мы отошли подальше.

- Ты поднял, ты и выкидывай, - сказал я.

Но вместо этого Артур деловито обнюхал зверя и кинул его на кухонный стол:

- Вы совсем идиоты — кролика выкидывать?

Наверно, мне не стоит описывать состоявшееся сразу после этого научное совещание судового зоологического кружка. Самым ярким моментом, пожалуй, было представление на соискание не пойми чего четырех рисунков, изображавших кролика в сопоставлении с кошкой.

Особое внимание авторы уделили графической проработке тазобедренных суставов изучаемых млекопитающих. Также прорисовывались по памяти нутрия, бобер и выдра, хотя последних все четверо ученых отмели довольно быстро. Но при этом никто ничего никому не доказал.

И пока из кают-компании доносилось «не выдра точно, и не бобер... у нутрии лапа другая...», я от греха подальше сплавил тревожного зверя за борт.

Костя в конце концов поддержал идею Артура сожрать кролика. И даже обосновал это свое желание на философско-этническом уровне.

- Вот я когда в тундре работал, так там ненцы говорили, что если кого сожрешь, то его лучшие качества к тебе переходят. Поэтому я съем кролика.

- И шо за качества такие замечательные ты у него выцепить хочешь? - не сдержался я. - Храбрости запредельной?

- Не знаю, - задумался Костя, - может, - зубы...

- Со своими проживешь, - безжалостно сказал я и пояснил, - Нету твоей нутрии, я ее в море вместе с зубами выкинул...

И тут что-то большое и тяжелое рвануло привязанную на корме леску...

- Да ну вас всех! - ругнулся Серега. - Не хватало, чтоб это именно он вернулся!..




?

Log in

No account? Create an account